Борьба с организованной преступностью в Косово

Борьба с организованной преступностью в Косово

Принятые по инициативе ЕС законы способны принести стабильность в молодое государство на Балканах

Подполковник Фатос Хазири

Организованная преступность может поставить под угрозу безопасность любой страны, однако сильнее всего это проявляется в странах с неокрепшей демократией, где опыт эффективной борьбы с ней отсутствует. Такая преступность представляет значительную угрозу безопасности каждой из балканских стран и региона в целом, и особенно — Косово.

События в бывшей Югославии 1990-1999 гг. создали огромные трудности не только для новых государств, но и для их интеграции и развития. Регион известен под названием «рай для организованной преступности». Возможно, в этом определении и содержится некоторое преувеличение, однако факты говорят о том, что за последние 20 лет, в то время, когда различные отрасли индустрии приходили в упадок, «индустрия» организованной преступности процветала, работая на полную мощность днем и ночью.

С 1999 г. в Косово прошли три фазы организационных изменений: период работы Миссии Организации Объединенных Наций по делам временной администрации в Косово (МООНК) в 1999-2008 гг., объявление независимости 17 февраля 2008 г. и прибытие новой Миссии Европейского союза по вопросам законности и правопорядка в Косово (ЕВЛЕКС) в 2009 г., которая была создана с целью содействия процессам интеграции с ЕС. Тем не менее, международное сообщество по-прежнему считает ситуацию в регионе нестабильной и сложной. Это привело к значительной переоценке важности геостратегического положения Балкан. Сегодня регион привлекает внимание не выгодами своего географического положения или военными преимуществами, а теми рисками, которые он способен экспортировать. Среди них доминирует феномен организованной преступности.

По этой причине крайне важна международная помощь в деле укрепления институтов государственной власти — основного условия, которое правительства в этом регионе должны выполнить для достижения своих целей по интеграции в ЕС и НАТО. Оценка угроз и рисков, обусловленных организованной преступностью в Юго-Восточной Европе, свидетельствует о том, что она продолжает оставаться серьезным препятствием на пути прогресса, в частности, в Косово.

Организованная преступность представляет собой одну из основных угроз общественному порядку и безопасности и оказывает непосредственное отрицательное воздействие на верховенство закона. Противозаконная деятельность структур организованной преступности с целью извлечения прибыли бросает вызов правовым и экономическим основам государства. Отдавая предпочтение преступлениям в экономической и финансовой сфере, она стала самым быстрорастущим сегментом экономики в мире: глобальный годовой доход оценивается в 1,8 трлн. долл. США. В странах Юго-Восточной Европы тысячи компаний и банков находятся под управлением организованных преступных группировок. Балканские страны, за исключением Хорватии, из-за организованной преступности теряют 20-30% ежегодного дохода. Усиление преступных группировок весьма опасно, так как они представляют собой угрозу государству и миру, а также являются потенциальными пособниками международного терроризма.

ИСТОКИ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В КОСОВО

В прошлом веке организованная преступность была широко распространена на Балканах и в Косово. Как же стало возможным, что за 15 лет организованная преступность на Балканах росла такими невообразимыми темпами, что сегодня она готова посоперничать с самыми печально известными мафиями мира? Причины самые разные, но при экспертном анализе этого феномена называют следующие факторы:

Затянувшийся переходный период: после окончания холодной войны прежние социальные структуры и органы охраны правопорядка были разрушены. Возникший хаос позволил появиться организованной преступности.

Отсутствие традиций и опыта демократии: балканский регион в 1990-х можно сравнить с Европой 1950-х, но с одним значительным отличием — на Балканах ощущалась нехватка политических традиций и культурной основы для построения стабильной демократии.

Экономическое развитие: приватизация государственного имущества и переход к свободной рыночной экономике сопровождались злоупотреблениями, ростом безработицы и крайним обнищанием населения. В то же время создание единого европейского рынка сократило число торговых барьеров, облегчив не только проведение законных операций, но и противоправную деятельность.

Контрабанда мигрантов: в 1990-х в балканских странах и в частности в Косово наблюдалась самая большая волна эмиграции с периода 1955-1966 гг. Из Косово выехало около 30% всего населения — 45% трудоспособных граждан. Сегодня 700 тыс. эмигрантов-косоваров находятся в Германии (250 тыс.), Швейцарии (150 тыс.), Австрии (50 тыс.), Великобритании (50 тыс.), странах Скандинавии (50 тыс.), странах Бенилюкса (50 тыс.), Италии (более 20 тыс.), Словении и Хорватии (более 20 тыс.), а также в других странах ЕС, Австралии, Канаде, Новой Зеландии и США. Запад не был готов к тому, насколько далеко надежды и мечты могут завести людей, на протяжении такого длительного времени лишенных свободы и возможности удовлетворить свои самые насущные нужды.

Географическое положение: с точки зрения географии, Балканы всегда были коридором, соединяющим континенты — Европу, Азию и Африку. Исторически это все более неспокойная граница, разделяющая свободу и угнетение, отсталость и развитие, благосостояние и бедность.

Преимущество действия: организованная преступность быстро развивалась в Косово, пользуясь благоприятной ситуацией, возникшей из-за трудностей с выработкой плана действий и сотрудничеством между только что созданными государственными институтами. Региональное сотрудничество между правоохранительными структурами осуществляется крайне медленно, но уже есть обнадеживающие признаки — подвижки в финансировании и осуществлении региональных проектов.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ ПРЕСТУПНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ 

Согласно Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности 2000 г., «организованная преступная группа» означает «структурно оформленную группу в составе трех или более лиц, существующую в течение определенного периода времени и действующую согласованно с целью совершения одного или нескольких серьезных преступлений или преступлений, признанных таковыми в соответствии с настоящей Конвенцией, чтобы прямо или косвенно получить финансовую или иную материальную выгоду».

Сотрудники Службы безопасности Косово проходят строем в Приштине в феврале 2016 г. в честь восьмой годовщины объявления независимости Косово от Сербии. РЕЙТЕР

Сотрудники Службы безопасности Косово проходят строем в Приштине в феврале 2016 г. в честь восьмой годовщины объявления независимости Косово от Сербии. РЕЙТЕР

Главной особенностью организованной преступности является получение незаконной финансовой прибыли. За принятием решений и действиями большинства преступных организаций стоит погоня за выгодой. Среди других особенностей можно отметить организованность, дисциплину и преданность участников группировок, коррумпированность избираемых и назначаемых представителей органов власти, уважительное отношение к иерархии и разнообразие направлений преступной деятельности. Живучесть организации — еще одна важная отличительная черта организованных преступных групп. Связь между участниками группы, зачастую родственниками, соплеменниками или представителями одной этнической группы, выстраивается таким образом, чтобы организация смогла пережить отдельные неудачи, продолжать функционировать и добиваться успеха.

ТИПЫ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В КОСОВО 

Преступные организации не могут отказаться от возможности быстрого обогащения и доминирования в экономической и общественной жизни. Они занимаются различными видами преступной деятельности, включая незаконный оборот наркотиков, торговлю людьми, контрабанду товаров (оружие, краденые автомобили, сигареты и т. д.), а также финансовые преступления, такие как мошенничество, подделка и отмывание денег.

Незаконный оборот наркотиков и контрабанда мигрантов: для преступных группировок в Косово эти сферы деятельности представляют собой «райскую» возможность для получения преступных доходов. Они также подрывают общественные устои и нарушают политическую, экономическую и социальную стабильность. Помимо слабых государственных структур и отсутствия опыта в органах власти и охраны правопорядка, Косово особенно страдает от этой деятельности в силу своего географического положения на оживленном пути, связывающем производителей наркотиков на Востоке с потребителями на Западе, не говоря уже об участии диаспоры из Косово.

Так называемая «арабская весна» внесла весомый вклад в нелегальный бизнес по незаконному ввозу мигрантов. Это особенно относится к сирийскому конфликту, где преступные группировки сотрудничают друг с другом, осуществляя раздел сфер геостратегических интересов.

Помимо нелегальной иммиграции, есть еще и торговля людьми, которая включает эксплуатацию с целью извлечения прибыли, в первую очередь женщин и детей. После наркоторговли проституция является второй по величине нелегальной индустрией в мире с ежегодным доходом от 7 до 10 млрд. долл. США. Согласно докладу ООН от 2006 г., затронуты практически все страны мира: было определено 127 стран происхождения и 137 стран, являющихся конечной целью поездки. Косово занимало видное место как в списке стран отправления, так и в списке стран назначения, а также в списке транзитных стран. Жертвами в основном являются женщины, девушки и дети — «товары» индустрии проституции и торговли людьми.

На Балканах процесс торговли людьми контролируется всей преступной инфраструктурой, как если бы это был процесс производства, от вербовки в целевых странах до доставки в различные пункты назначения. Албанские преступные группировки весьма эффективны в этой сфере деятельности и имеют разветвленные сети по всей Западной Европе. Известно, что для принуждения жертв торговцы людьми применяют насилие и обман, включая использование сообщниц женского пола, иногда даже предлагают фиктивный брак. В 2007 г. в своем докладе «Торговля людьми в Юго-Восточной Европе» Лючия Овидия Врейя писала, что из ежегодных 700 тыс. жертв торговли людьми 200 тыс. направляется с Балканского полуострова. Семьдесят процентов женщин, работающих в так называемых массажных салонах, и 80% лондонских проституток прибыли с Балкан и из Прибалтики. Ежегодные доходы от такой торговли достигают 950 млн. евро (около 1 млрд. долл. США).

Финансовые преступления: отмывание денежных средств — основной механизм возвращения в оборот денежных доходов от различных видов организованной преступности с целью сокрытия преступного происхождения доходов и увеличения прибыльности для финансирования преступной деятельности в новых сферах. Как и во времена Аль Капоне, для отмывания денег преступные сообщества в качестве прикрытия учреждают легальные фирмы. Боссы преступных сообществ не могут противостоять искушению вести роскошный образ жизни, демонстрировать свою власть и занимать ключевые позиции в социальной иерархии.

Репортер «The Wall Street Journal» отмечал, что, находясь в центре Приштины, трудно поверить, что вы в самой бедной стране Европы. С одной стороны, на улицах полно хмурых лиц, вокруг тревога и бедность, с другой — нельзя не обратить внимания на роскошные магазины и виллы и на тинэйджеров за рулем дорогих BMW и Mercedes. Происхождение этого выставленного напоказ богатства — организованная преступность.

Теневая экономика процветает в Косово, особенно на севере, где преступные группировки воспользовались политическими проблемами и отсутствием верховенства закона, чтобы превратить эту территорию в оазис, в безопасную гавань для преступной деятельности. Здесь практически не работают банки, и создается впечатление, что вся преступная деятельность связана с отмыванием денежных средств. Финансовая преступность и отмывание денежных средств зачастую являются основными инструментами коррупции в государственных учреждениях и частных организациях. Когда преступные доходы превращаются в «чистые деньги», они не только скрывают совершенное преступление, но и открывают возможность для новых. Когда преступники представляются джентльменами в белых воротничках и с помощью незаконно нажитого стремятся занять положение на вершине социальной иерархии, нормальное течение развития общества искажается, и нарушается социальное равновесие. Кроме того, все больше увеличивается риск использования доходов от изощренных финансовых преступлений и отмывания денежных средств для финансирования терроризма.

Так как отмывание денежных средств — это основная ниточка к организованной преступности, для государственных органов правопорядка противодействие этому явлению является главным условием победы в этой борьбе. Все начинается с простого вопроса в банке или в налоговой декларации: «Где были заработаны эти деньги?» Эта борьба уже началась, однако, по моему мнению, она будет весьма болезненной и приведет к последствиям для всего Косово.

ТАЙНЫЕ И ТЕХНИЧЕСКИЕ СЛЕДСТВЕННЫЕ МЕРОПРИЯТИЯ 

Довольно поздно в процессе законотворчества по рекомендации экспертов ЕС были приняты серьезные изменения в уголовно-процессуальном кодексе в отношении защиты и использования данных. Статьи с 84 по 100 регулируют использование негласных и технических следственных мероприятий. Они могут применяться до или после санкционирования следственных действий, независимо от того, известно имя подозреваемого или нет. Однако для соответствия стандартам ЕС все должно происходить на основании ордера. Эти мероприятия, связанные с вторжением в частную жизнь, включают:

скрытое наблюдение с фото- или видеосъемкой;

скрытое прослушивание разговоров в общественных местах;

контроль почтовых отправлений;

слежка;

запись телефонных разговоров;

фото- и видеосъемка в частной обстановке;

скрытое прослушивание разговоров в частной обстановке;

перехват телекоммуникационных сообщений, включая текстовые сообщения и другие электронные отправления;

перехват сообщений через компьютерные сети;

контроль доставки почтовых отправлений;

использование приспособлений для отслеживания местоположения;

имитация покупки;

имитация взятки / должностного преступления;

раскрытие финансовой информации.

Практика применения законодательства в ЕС позволяет государственному прокурору вынести временное постановление о применении любых из этих мер в чрезвычайных ситуациях, когда промедление может поставить под угрозу расследование или безопасность и жизнь жертвы, свидетеля, информатора или членов их семей, что должно быть подтверждено в суде в допустимые сроки. При расследовании преступлений, связанных с отмыванием денежных средств, организованной преступностью или коррупцией, действуют менее жесткие нормы. В таких случаях раскрытие, например, финансовой информации может потребовать быстрых действий многих банков с целью поиска или замораживания активов. Суд может официально подтвердить законность временного ордера в трехдневный срок. Ордер должен основываться на обоснованной вероятности, в то время как по прежнему уголовному кодексу меры, связанные с вторжением в частную жизнь, могли быть обоснованы одним подозрением.

Однако доказательства, собранные при помощи временного ордера прокурора, но не подтвержденные в суде, будут неприемлемы, если ордер или его исполнение были незаконными. Адвокат может оспорить возможность использования таких доказательств после предъявления обвинения, и судья будет принимать решение о том, следует ли исключить эти доказательства.

Меры по защите данных предусматривают более жесткие требования к уведомлениям. Если проводились секретные или технические мероприятия, затронутые люди и должностные лица должны быть поставлены в известность в максимально сжатые сроки, не подвергая при этом опасности расследование, жизнь, физическую неприкосновенность или свободу личности других людей или значительные материальные ценности. Люди, чьи интересы были затронуты, могут оспорить ордер в апелляционном суде.

Меры по защите данных не являются факультативными. Только после того, как затронутые стороны получат уведомление о негласных мероприятиях, к делу могут быть приобщены решения и документы, относящиеся к таким мероприятиям. Проблема состоит в том, являются ли документы, полученные в результате таких мероприятий, допустимыми — могут ли они быть использованы для получения постановлений суда во время расследования, или же ограничения должны быть более узкими. Также неясно, как это скажется на продолжающемся расследовании, если человек заявит о согласии с предъявленным обвинением и выразит готовность к сотрудничеству.

Практикующим специалистам следует принимать во внимание определения, данные в статье 19. Большинство следственных действий должны основываться на обоснованном подозрении и иметь причину, обоснованную с высокой степенью вероятности. В статье 19 говорится, например, что для соответствия критериям обоснованного подозрения прокурор должен обладать «информацией, которая убедит объективного наблюдателя в том, что уголовное правонарушение произошло, происходит или есть значительная вероятность того, что оно произойдет, и что данное лицо с большой вероятностью совершило правонарушение».

Критерий «объективный наблюдатель» требует того, чтобы прокурор не принимал во внимание то, насколько убедительной информация представляется ему или ей, а старался определить, будет ли она убедительной для большинства людей. Для этого не требуется наличия допустимых доказательств, требуется только, чтобы эта информация была известна прокурору. Определения обоснованного подозрения и обоснованной причины требуют, чтобы прокурор обладал «поддающимися описанию доказательствами», что означает способность описать подтверждающие доказательства. Эти три критерия — обоснованное сомнение, обоснованное подозрение и обоснованная причина — требуют, чтобы прокурор обладал подтверждающей информацией и необязательно допустимыми доказательствами.

Критерий «обоснованной вероятности» важнее, однако для обоснования вмешательства в частную жизнь, такого как медицинский тест или обследование, прокурору не требуется наличия допустимых доказательств. Тем не менее, критерий «хорошо обоснованного подозрения», которое необходимо прокурору для предъявления обвинительного акта, требует наличия «допустимых доказательств, которые убедят объективного наблюдателя в том, что преступление произошло и что оно было совершено обвиняемым».

Например, прокурор выписывает временный ордер на перехват телефонных сообщений, и одно из сообщений позволяет узнать, что через неделю наркотики будут проданы в баре в городе Гнилане. Но через три дня суд отказывается утвердить временный ордер прокурора и утверждает ордер по собственной инициативе в качестве законного ордера. Если прокурор попросит суд, выдавший ордер, имитировать покупку наркотиков в баре в Гнилане, его запрос будет основываться на не принимаемых судом доказательствах (телефонное сообщение). Согласно статье 19, этого будет недостаточно для «обоснованной вероятности», но достаточно для «обоснованного подозрения». Однако, согласно статье 92, ордер на проведение негласных и технических мероприятий должен основываться на обоснованной вероятности, что означает, что у прокурора должны быть допустимые доказательства. Таким образом, суд не должен удовлетворять запрос на имитацию покупки, если у прокурора нет других допустимых доказательств в поддержку этого требования.

СТАДИЯ РАССЛЕДОВАНИЯ 

Если на начальных этапах расследования становится ясно, что было совершено преступление, и было определено лицо, его совершившее, или же есть необходимость в проведении негласных и технических мероприятий, расследование передается государственному прокурору. Согласно статьям 73-83 полиция, юридические и физические лица должны предоставлять обвинения в совершении преступления государственному прокурору, который их может отклонить, запросить дополнительную информацию или начать уголовное расследование.

Если государственный прокурор получил от полиции, потерпевшей стороны или из любого другого источника достаточные доказательства в подтверждение того, что было совершено уголовное преступление, статья 101 позволяет ему немедленно предъявить обвинение. Обвиняемый может оспорить обвинение, если оно не основано на обоснованном подозрении. Таким образом, при наличии лишь обоснованного подозрения в совершении уголовного преступления, недостаточного для предъявления обвинения, государственный прокурор может инициировать расследование. При этом обвиняемый может признать себя виновным на любом этапе.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ 

Организованная преступность в Косово представляет собой фундаментальную проблему и серьезную угрозу безопасности страны. Причиняемый ею вред ощущается во всех сферах: политической, экономической, социальной и технической.

В сфере политики организованные преступные группировки могут манипулировать политической системой для «покупки» властных полномочий — постов в выборных и невыборных структурах власти, а также в органах охраны правопорядка. Это ведет к неуважению к законам, принятым в демократических системах, отсутствию стабильности и потере уверенности в институтах государства.

В сфере экономики организованная преступность разлагает бизнес-системы и практику законного ведения дел. Незаконное отмывание доходов организованными преступными группировками сильно компрометирует легальные компании, через которые отмываются денежные средства.

Организованная преступность вызывает страх у населения, что приводит к негативным социальным последствиям и разрушает доверие к политической системе и органам охраны правопорядка.

Перспективы и вызовы: успех в борьбе с организованной преступностью достигается путем совершенствования соответствующего законодательства; увеличением и усилением структур по борьбе с организованной преступностью, включая привлечение новых сотрудников, обладающих высокими профессиональными навыками; усилением сотрудничества с агентствами, учреждениями и другими правоохранительными организациями в стране и за ее пределами; повышением осведомленности общественности.


ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ОБ ОРГАНИЗОВАННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В КОСОВО 

В уголовном кодексе Косово предусмотрены наказания для борьбы с организованной преступностью:

  • Признание подсудимого виновным в одном или нескольких уголовных преступлениях, что обычно ведет к четырехлетнему заключению, при совершении преступления в рядах организованной преступной группировки наказывается штрафом до 250 тыс. евро и минимум семью годами заключения.
  • Организация, образование, руководство, управление или направление деятельности организованной преступной группировки наказывается штрафом до 500 тыс. евро и минимум 10 годами заключения.
  • Если организованная преступная деятельность приводит к смерти человека, лицо, виновное в этом, наказывается штрафом до 500 тыс. евро и минимум 10 годами заключения.
  • Суд может уменьшить наказание, если правонарушитель до совершения преступления организованной преступной группировкой сообщит правоохранительным органам достаточно подробную информацию о группировке, позволяющую произвести арест и/или судебное преследование группировки.

Организованные преступные группировки из Косово имеют следующие отличительные особенности: 

  • они однородны по своему составу, готовы к общению и сотрудничеству с другими преступными организациями в деле открытия новых преступных предприятий;
  • они специализируются на незаконном обороте наркотиков, торговле людьми и контрабанде мигрантов;
  • они действуют менее изощренно и с меньшей осторожностью, чем другие региональные преступные группировки, однако более склонны к применению насилия и огнестрельного оружия для преодоления препятствий;
  •  они менее замкнуты на территорию. Организации не заявляют об исключительном праве деятельности на определенной территории. Несколько организаций действуют на одной территории, уважая интересы друг друга, избегая конфликтов, по принципу «здесь достаточно места для всех»;
  • они отличаются слабой вертикальной интеграцией или руководящим надзором; каждая из групп действует самостоятельно;
  • у них часто меняются руководители, переходя из одной группировки в другую;
  • на Западе они часто организовываются на основе землячества — по городам в Косово, из которых участники группировки родом;
  • в денежном обращении они предпочитают наличные официальным банковским каналам;
  • обычно они не затрудняют себя использование вымышленных имен или кличек при разговоре по телефону, что иногда приводит к их разоблачению.