Латвия – анализ ситуации

Латвия – анализ ситуации

Силовое давление России в различных сферах и усилия по ослаблению восточного фланга НАТО

Рослав Ежевски, командор ВМФ Польши и национальный военный представитель в Верховном главнокомандовании Объединенных вооруженных сил НАТО в Европе

Фотографии Ассошиэйтед Пресс

Президент России Владимир Путин не раз говорил, что он сожалеет о распаде Советского Союза. Для Путина и многих россиян это была геополитическая катастрофа, которая вывела Восточную Европу из-под российской гегемонии. Тот факт, что прибалтийские страны и государства Восточной и Центральной Европы, входившие в советскую сферу влияния, теперь являются членами НАТО, вызывает раздражение у российского руководства. Кремль забрасывает их фейковыми новостями, обвиняет в фашизме и надеется найти слабую точку в структуре альянса. Восточный фланг НАТО не является однородным, особенно когда речь идет о прибалтийских государствах.

Однако, какая же из трех стран самая уязвимая? Количественный анализ некоторых показателей помогает дать ответ на этот вопрос. Европейский индекс качества правительства за 2017 г., который отражает общественное мнение относительно коррупции и качества правительственных услуг, из 202 опрошенных европейских регионов поставил Эстонию на 90-е место, Литву на 114-е , а Латвию на 142-е. Другой показатель, Индекс гуманитарного развития, также отдал первенство среди прибалтийских стран Эстонии (30-е место), затем следуют Литва (35-е место) и Латвия (41-е место). Та же самая последовательность наблюдалась и в двух других исследованиях: Индексе социальной справедливости в ЕС за 2016 г. и Индексе социальной сплоченности за 2017 г. Несколько качественных показателей помогают объяснить занимаемые Латвией места: 26% латвийского населения – этнические русские, многие жители страны не являются латвийскими гражданами, и общество находится в беспокойном состоянии и все еще приходит в себя после финансового кризиса 2008 г. Эти факторы делают Латвию особенно уязвимой к угрозам в сфере безопасности, порождаемым приемами гибридной войны, также известной как «война нового поколения» или принуждение в нескольких сферах, которое призвано оказать влияние на поведение противника, используя невоенные средства.

Лидер движения «Родной язык» держит листовку в поддержку референдума в 2012 г. с тем, чтобы сделать русский язык вторым официальным языком в Латвии. Почти три четверти проголосовавших в стране отвергли это предложение.

Россия, которая не одобряет членство Латвии в НАТО, пытается всеми средствами ниже порога активных военных действий подорвать стабильность страны и повлиять на сплоченность ее населения, надеясь при этом ослабить единство НАТО. Концепция национальной безопасности, принятая правительством Латвии в 2015 г., признает, что, преследуя свои цели, Россия будет использовать силовое давление во всех возможных сферах, особенно в социальной, экономической и военной.

Примерами российского давления в отношении Латвии являются оскорбительная пропаганда в спонсируемых Россией СМИ, военные учения с использованием боевых боеприпасов в пределах латвийской Исключительной экономической зоны в апреле 2018 г., а также деятельность российской организованной преступности. С такими проявлениями давления трудно бороться, поскольку Россия стремится подорвать сплоченность латвийского общества и стабильность в стране, в то же время не провоцируя конфликт, который повлек бы за собой применение Статьи 5 Устава НАТО. Применение методов войны нового поколения против Латвии, возможно, не дойдет до провоцирования обычной войны. Россия предпочитает использовать против НАТО «тактику рейдов», которая представляет собой дешевые и действенные формы войны, проходящие через многие сферы (кибернетическую, информационную, финансовую). Эти формы войны включают просачивание и внезапные нападения с использованием оперативности действий и помогают достичь желаемых политических результатов. При таком подходе можно наносить удары по всем уязвимым точкам латвийского общества, подрывать доверие к правительству и ослаблять общественное единство.

Существенным уязвимым местом является большая доля этнических русских в общем населении страны. Многие из них не являются гражданами Латвии и лишены права голосовать и владеть недвижимостью. Это делает их уязвимыми перед российскими психологическими операциями (где лидирующие позиции занимает российская пропаганда), нацеленными на то, чтобы убедить их в том, что Латвия не защищает их права. Второе уязвимое место – это российская организованная преступность; существуют подозрения, что находящиеся в России организованные преступные группировки тесно сотрудничают с Кремлем и отмывают деньги в ходе тайных операций против латвийского общества и правительства. Масштабы и размеры этой угрозы публично не разглашаются, но это имеет серьезные последствия для безопасности Латвии. В-третьих, в стране есть ряд серьезных социальных проблем, таких как большая разница в доходах населения, старение населения и эмиграция.

Данный анализ ситуации стремится ответить на следующие вопросы: является ли русскоязычное меньшинство в Латвии угрозой единству страны? Какое влияние оказывает российская организованная преступность на стабильность Латвии? Какие контрмеры можно принять? Чтобы ответить на эти вопросы, надо начать с опроса, без которого будет трудно определить уровень сплоченности латвийского населения, пробелы в социальной сфере и уязвимые места. Опрос дает оценку степени подверженности латвийского населения российской пропаганде, настроениям российского меньшинства и восприятию угроз как со стороны латышей, так и со стороны этнических русских.

УЯЗВИМЫЕ МЕСТА ЛАТВИЙСКОГО ОБЩЕСТВА

Численность населения Латвии оценивается в 1,95 млн. чел., трудоспособное население насчитывает немногим более 1 млн. чел. Латыши составляют 62% населения, а этнические русские – 25,4%, что делает их наиболее многочисленным этническим меньшинством в стране. Многие русские живут в регионе Латгейл на востоке страны и являются частью русскоязычной диаспоры, которая появилась еще во времена советской оккупации. Латвийское население делится на две основные группы: говорящие по-латышски и не говорящие по-латышски. В русскоговорящее меньшинство входят этнические русские, белорусы и др.

Среди русскоязычного меньшинства примерно 242 тыс. чел. не являются гражданами Латвии, и общественный статус у них довольно низкий, поскольку они плохо говорят по-латышски и не могут устроиться на хорошую работу. Экономика региона Латгейл в упадке, и рабочие места есть, в основном, только в транспортном и строительном секторах. Одновременно с этим Латвия испытывает серьезный демографический спад. Согласно прогнозу, в 2060 г. население страны будет составлять всего 1,2 млн. человек. Причиной такого спада является старение населения и эмиграция из страны, особенно людей моложе 30 лет. Предполагается, что такая интенсивная эмиграция будет продолжаться как минимум до 2030 г. Если в районах, из которых уехало население, начнут действовать подрывные элементы, то это негативно скажется на национальной безопасности.

Доклад Национальной военной академии Латвии «Возможности общественной дестабилизации в Латвии: потенциальные угрозы национальной безопасности» описывает разделенное общество, где люди не проявляют ни социальной, ни политической активности, но при этом выражают серьезное недоверие правительству. Этот выпущенный в 2016 г. доклад указывает, что участие населения в общественных делах находится на низком уровне. Степень единства латвийского общества показана в Индексе социальной справедливости Европейского Союза за 2017 г., в котором Латвии отведено 19-е место из 28 стран-членов ЕС (и последнее среди прибалтийских стран). Система образования, однако, получила высокую оценку, но с оговоркой о существовании разницы в качестве образования между городскими и сельскими районами и о недостаточном удовлетворении нужд учеников-инвалидов.

Экономика, несмотря на позитивные тенденции, также имеет значительные уязвимые места. Латвия – небольшая страна с открытой экономикой, которая зависит от более масштабных глобальных тенденций. Бизнес и проекты развития в основном сосредоточены в Риге, в то время как остальные регионы страны существенно отстают в развитии. По этой причине 30% коренных латышей заявляют о своей готовности уехать из страны. Существует значительный разрыв в уровнях безработицы – наиболее низкий в Риге и наиболее высокий в регионе Латгейл. Процент пожилых людей, выпадающих из активной общественной жизни, возрастает. Эти факторы отражаются на всем населении Латвии и, соответственно, на настроениях русскоговорящего меньшинства.

Белорусские танки участвуют в военных учениях совместно с Россией недалеко от границы с Латвией. 2017 г. Среди русскоговорящего меньшинства в Латвии есть белорусы и другие национальности, на которые Россия старается оказывать влияние.

НАСТРОЕНИЯ ЭТНИЧЕСКИХ РУССКИХ

Исследования этого вопроса создают впечатление, что русскоговорящее меньшинство не представляет серьезной угрозы безопасности; примерно 80% русскоязычного населения заявляют о своей преданности латвийскому государству, о чем указано в докладе Александры Кужинской-Зоник, опубликованном в 2017 г. в «Baltic Journal of Law & Politics». Кроме того, русскоязычная диаспора сравнительно интегрирована в латвийское общество, хотя, как отмечает Джеймс Уинтер в своей статье в Small Wars Journal, опубликованной в 2018 г., у нее наблюдается антипатия к активному участию в национальных военных структурах. Ожидаемая правительственная политика в отношении языковой реформы может создать у этнических русских ощущение дискриминации. Однако, половина жителей страны, не имеющих гражданства, не поддерживают российские нарративы, о чем говорится в докладе Национальной военной академии, а старшее поколение демонстрирует самый высокий уровень преданности Латвии, поскольку жизнь в Латвии им нравится гораздо больше, чем жизнь в России. Тем не менее, большинство заявляет о том, что они не планируют получать латвийское гражданство из-за трудностей общения на латышском языке, из-за желания сохранить беспроблемные поездки в Россию (им не нужна виза), а также из-за планов некоторых получить российское гражданство.

Интервью с представителями этнических латышей дополняет эту картину. Один респондент выразил довольно отрицательные чувства в отношении жителей без латвийского гражданства, утверждая, что они создают реальные проблемы для страны. По мнению этого опрашиваемого, эти люди любят Россию, а живут в Латвии. У некоторых проблемы с алкоголем и наркотиками, особенно у молодого поколения неграждан, а старшее поколение обвиняет латышей в нацизме. Но были также и более позитивные ответы респондентов. Один из них сказал, что многое зависит от родителей в диаспоре жителей без гражданства, поскольку есть примеры того, как представители этой диаспоры стараются выучить латышский язык и интегрироваться в общество. Другой латыш отметил, что те, кто хотел уехать в Россию, уже уехали, и что большинство оставшихся этнических русских не планируют уезжать. Пожилые люди имеют какие-то чувства к России, но только в силу этнической принадлежности. Они определенно не хотят эмигрировать, поскольку знают, что условия жизни в России хуже, чем в Латвии.

Есть также жители без латвийского гражданства, действующие против латвийского государства и создающие проблемы для национальной безопасности, поскольку Кремль может использовать их в качестве инструментов для достижения своих целей. Анализ, проведенный натовским Центром мастерства в Риге, указывает на то, что Россия остается источником информации, которому доверяют меньшинства в прибалтийских странах. Опубликованный в 2017 г. доклад Полиции безопасности Латвии нарисовал тревожащую картину участия русскоязычных жителей Латвии в российских информационных кампаниях, направленных на внутренние проблемы Латвии. Эта часть русскоговорящего меньшинства может использоваться Россией для эксплуатации уязвимых мест внутри латвийского общества. Полиция безопасности Латвии уже предупредила враждебно настроенных пророссийских активистов о недопустимости таких действий. Еще одним инструментом провокаций может быть российская организованная преступность, проникшая в российскую диаспору Латвии и напрямую связанная с Кремлем.

Результаты исследования восприятия угрозы безопасности Латвии со стороны российского меньшинства в стране оказались неожиданными. В Латгейле, например, 78% населения, говорящего на местном диалекте, утверждают, что они будут на стороне Латвии в случае российской агрессии. По мнению одного латвийского госчиновника, эти люди готовы бороться за свободу Латвии, если будет необходимо. Для населения же Латвии в целом самую большую угрозу представляет не Россия, а неудовлетворительная внутренняя ситуация (низкие зарплаты, сокращение населения страны, неэффективная система здравоохранения, коррупция и преступность). Но все опрошенные заявили, что, по их мнению, Россия представляет угрозу. Они также выразили уверенность в том, что Россия может напасть без предупреждения. Концепция национальной безопасности Латвии называет Россию основной угрозой национальной безопасности страны. В других частях этого документа описывается, как силовое давление в различных сферах и методы гибридной войны нацелены на то, чтобы медленно ослаблять страну.

Основываясь на этой информации, можно предположить, что русскоязычная диаспора в Латвии не является однородной. В ней существуют различные точки зрения относительно правительства и различные представления о том, что считать угрозой национальной безопасности. Таким образом, этот вопрос требует дальнейшего изучения, включая проведение дальнейшего опроса жителей страны, поскольку нынешняя позиция, которую занимают лица без латвийского гражданства и национальные меньшинства, недостаточна отображена в современной литературе. Это же самое можно сказать и о присутствии в стране российских организованных преступных группировок.

Латыши заполняют бюллетени на избирательном участке в Риге. 2018 г. Выборы положили конец коалиции правых партий, хотя пророссийская партия «Согласие» получила почти 20% голосов.

КАК РОССИЯ МОЖЕТ ПРЕВРАТИТЬ ЛАТВИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО В ОРУЖИЕ

Концепция национальной безопасности Латвии описывает способы, которые используют другие страны, чтобы оказать влияние на единство латвийского общества. Россия использует стратегию гибридной войны, известной под названием «организация рейдов», что является легкой и эффективной альтернативой дорогостоящим и опасным методам конвенциональной войны. В информационной сфере такие «рейды» выступают инструментом принуждения противника, формируя общественное восприятие какой-то проблемы. Как и при любой агрессии, нападающий наносит удар по ключевому элементу. А в Латвии, скорее всего, таким ключевым элементом является общественное восприятие. Оскорбительные послания, проникающие в латвийское информационное пространство, пытаются создать позитивный образ России в глазах русскоязычного меньшинства и подорвать доверие к латвийскому правительству. Там есть и музыка, и новости культуры, а между ними вставляются фейковые новости и ложь; одним из примеров такой лжи является заявление о том, что Латвия не была оккупирована Россией.

Для российских СМИ довольно легко организовать «рейды» в латвийское информационное пространство, в котором вещание идет на латышском и русском языках. Телевидение, радио и «фабрика троллей», работающая в социальных сетях, передают сообщения «мягкой силы», сфабрикованные в России. Россия играет на национальных чувствах русскоязычного меньшинства для того, чтобы оказать влияние на внутреннюю и внешнюю политику соседних стран. В натовских Центрах мастерства стратегических коммуникаций считают, что «(предполагаемые) нарушения прав человека российских соотечественников за рубежом может служить оправданием нарушения суверенитета, как это было в случаях с Грузией и Восточной Украиной». Если Россия захочет спровоцировать волнения в стране, то российское меньшинство будет очень полезным инструментом.

Латвийское Управление по защите Конституции в 2016 г. отметило эту опасность, предупредив, что «российское влияние в латвийской информационной среде по-прежнему представляет одну из наиболее серьезных долгосрочных угроз безопасности латвийского государства». Российское вещание нацелено на все уязвимые стороны общества и использует любые предлоги, чтобы донести свои сообщения. В этом потоке сообщений Россия представляет себя как защитника старых общественных настроений, критикует НАТО и языковую политику латвийского правительства, повторяет предложения предоставить соотечественникам российское гражданство и пенсии. Особенно эти сообщения направлены на ту часть населения, которая получает новости только из русскоязычных СМИ. Проведенный Национальной военной академией в 2015 г. опрос показал, что «46% русскоговорящего населения не получают никакой информации от СМИ на латышском языке … Примерно до одной пятой части латвийского общества информация от СМИ на государственном языке не доходит».

Однако, легкий доступ к медийному пространству Латвии еще не гарантирует России победу в информационной войне. Опрос, проведенный натовскими Центрами мастерства, четко показывает, что российские усилия не так эффективны, как хотелось бы Кремлю, поскольку «национальные СМИ в странах, в которых проводился опрос, считаются более заслуживающими доверия, чем российские вещательные каналы». Например, 54% респондентов проведенного в 2017 г. опроса не согласились с утверждением, что русскоговорящее население в Латвии подвергается дискриминации. Кроме того, 45% категорически не согласны с утверждением, что «НАТО представляет угрозу для России». Это означает, что аудитория выносит свое суждение относительно вещания российских каналов и сравнивает его с другими источниками информации.

Центры мастерства считают, что потенциальное превращение латвийского общества в оружие не ограничивается только военной сферой. Россия выискивает страны или регионы со слабыми механизмами государственного управления с целью оказания на них влияния посредством коррупции. Хезер Конли в своей книге «Кремлевский план: понимание российского влияния в Центральной и Восточной Европе» пишет, что этот процесс находится на переднем крае «войны нового поколения», что он оказывает влияние на систему, проникает в нее и ослабляет ее изнутри. Россия затем через установленные экономические связи распространяет свое влияние вовнутрь страны, старается захватить государственные органы и внести изменения в национальные решения. В 2018 г. агентство Рейтер опубликовало статью, в которой высказывались подозрения относительно того, что в латвийской банковской системе хранятся российские деньги, которые используются для вмешательства во внутренние дела европейских стран. В том же 2018 г. агентство Bloomberg сообщило о подозрительных российских финансовых транзакциях в Латвии, имевших место в период с 2010 г. по 2014 г., и о большом потоке российских депозитов в латвийские банки, начиная с 2012 г.

Еще большую тревогу вызывает заговор, подтвержденный службами безопасности Финляндии в 2018 г. Согласно отчетам, этнические русские (у некоторых из которых было двойное гражданство) покупали или строили дорогие дома в юго-западной части Финляндии поблизости от важных коммуникационных маршрутов и объектов, связанных с безопасностью. По другим сообщениям, были закуплены небольшие скоростные катера из армейских излишков и совершались частые вертолетные перелеты между Финляндией и Латвией. Это вынудило Финляндию рассмотреть меры, ограничивающие возможности покупки в Финляндии земли или недвижимости иностранцами. Аналогичные меры должны быть введены и в Латвии, где человек может получить статус постоянного жителя на 4-5 лет, если он соответствует одному из трех требований: он покупает недвижимость, делает инвестиции или открывает банковский счет. Особое внимание также следует уделять российской информационной обработке этнически русской молодежи, живущей в Латвии, которая происходит в полувоенных лагерях внутри России. В этих местах молодые умы заражаются пропагандой. Российские инвестиции в молодое поколение могут привести к тому, что в один день в Латвии появятся пророссийские политические лидеры.

В ответ на российскую агрессию Латвия стремится создать в стране единое сплоченное общество, способное отразить враждебные действия. В формулировке официальной национальной политики говорится, что «обязанность каждого гражданина защищать свою страну и противостоять агрессии в активной или пассивной форме». Помимо собственно латвийских воинских формирований, ключевым элементом в механизме сдерживания является присутствие в стране подразделений стран НАТО, которые проводят учения для демонстрации силы и решимости альянса. Министерство обороны Латвии указывает, что на национальном уровне потенциал сдерживания базируется на возможности «быстро увеличить размер (обычных вооруженных сил) до уровня, необходимого для сдерживания или для ведения войны». Является ли стареющее население Латвии одним из факторов, определяющих жизнестойкость обороны страны? Если ответ на это вопрос будет положительным, тогда Латвия стоит перед серьезной проблемой. В докладе, опубликованном на сайте Министерства обороны, говорится, что «прибалтийские страны столкнулись с общей демографической проблемой, и усилия по увеличению размера и возможностей территориальных сил может натолкнуться на нехватку молодых подготовленных новобранцев, особенно в ситуации, когда молодежь из русскоязычных меньшинств в Эстонии и Латвии, похоже, не желает служить в вооруженных силах этих стран».

ПЕРСПЕКТИВЫ НА БУДУЩЕЕ

В краткосрочной перспективе будущее Латвии будет определять состав латвийского правительства. Прошедшие в октябре 2018 г. выборы положили конец коалиции правых партий. Пророссийская партия «Согласие» получила около 20% голосов. Из двух популистских партий, КПВ получила 14%, а Новая Консервативная Партия получила немногим менее 14% голосов. Поддержка партии «Согласие» не означает, что Латвия поворачивается в сторону России; в партии много членов-латышей, и общественная поддержка этой партии снизилась с 28% в 2011 г. до немногим менее 20% в 2018 г. Таким образом, хорошая новость для популистских партий состоит в том, что люди просто устали от скандалов, коррупции и отсутствия прогресса.

В долгосрочной перспективе сильнее всего по Латвии может ударить демографический спад. Снижение численности населения может принять катастрофический характер: малонаселенные районы станут просто ненаселенными, и Латвия может превратиться в страну пожилых людей и огромного экономического неравенства. Недостаточное количество молодых людей еще больше усугубит и без того печальную картину: кто будет работать? Кто будет защищать страну? Это те вопросы, на которые правительство, независимо от его политической ориентации, должно будет обратить внимание. Можно ли переломить эту тенденцию? Наиболее важным представляется восстановление рождаемости до 2,1 детей на семью для того, чтобы поддерживать численность населения на сегодняшнем уровне, а также прекращения тенденции эмиграции из страны. Нынешнее русскоязычное меньшинство, вероятно, более плотно интегрируется в латвийское общество, просто потому что у него нет другого выхода, а диаспора без латвийского гражданства будет сокращаться из-за естественной смертности пожилых людей и натурализации молодежи. Для этого потребуется жесткая, но открытая позиция латвийского правительства по отношении к России в борьбе против унизительных посланий и лживого вещания. Эти усилия уже на подходе. В Латгейле, где доминируют российские каналы, латвийские телестанции возводят передающие станции и показывают сделанные в Латвии русскоязычные программы с тем, чтобы охватить восточную часть страны.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Российское меньшинство в Латвии, особенно после выборов в октябре 2018 г., составляет ту базу, которую Россия может использовать для подрыва единства страны. Однако, эту угрозу не стоит преувеличивать, поскольку русскоязычное меньшинство не однородно, в нем есть как пролатвийские, так и пророссийские настроения. Кроме того, потенциальные уязвимые места в русскоязычной диаспоре не носят четко очерченный характер. Есть живущие в Латвии русские, которые ясно представляют себе разницу в условиях жизни в Латвии и России и которые не верят российской пропаганде и фейковым новостям. Жители Латгейла не должны восприниматься как пророссийская группа; там есть пророссийски настроенные жители, но также и патриоты, которые не боятся России и готовы бороться и защищать Латвию. Одно должно быть совершенно ясно – российская диаспора в настоящее время не представляет угрозы. Но если ее спровоцировать извне, возможно, какими-то принудительными мерами со стороны России, то эта диаспора может выступить против латвийского общества. Если Россия решит вторгнуться в Латвию, то она это сделает не ради защиты диаспоры, а потому что таков будет ее стратегический выбор, а русскоязычное меньшинство будет просто инструментом в этой стратегии.

Российская организованная преступность может оказаться одним из наиболее эффективных и скрытых средств силового давления в Латвии. Она глубоко засела в Латвии еще с советских времен, и искоренить ее будет очень трудно. Ее существование следует анализировать совместно с ее прямой связью с Кремлем, с российским экономическим присутствием и с проблемами, затрагивающими банковскую систему Латвии. Вполне вероятно, что организованная преступность будет напрямую участвовать в попытках России инициировать волнения в стране, подкупе политиков и сборе развединформации. Для борьбы с этой угрозой потребуются как национальные, так и международные силы.

Россия уже в течение многих лет оказывает масштабное, враждебное силовое давление на Латвию во многих областях, надеясь ослабить сплоченность на восточном фланге НАТО. Наиболее показательными тому примерами являются военные учения «Запад-17», кибератаки, оскорбительная пропаганда с государственных телеканалов и радикализация молодых людей из числа этнических русских в учебных лагерях. Эти усилия могут перерасти в более агрессивные меры, и прямое военное столкновение нельзя исключить. Хорошая новость состоит в том, что самоуважение населения Латвии растет по мере того, как люди сравнивают информацию из широкого круга источников и учатся выявлять фейковые новости. Это указывает на то, что российская пропаганда становится бесполезным инструментом, и что Россия попробует добиться своих целей через другие сферы, возможно, через операции в киберпространстве, которые относительно недороги, эффективны и не знают границ.

Россия уже не один год проверяет на прочность восточный фланг НАТО, и, скорее всего, эта практика будет продолжаться. Эти усилия теперь могут расшириться за пределы Прибалтики на другие «подающие надежду» страны. Расколы в обществе также представляют опасность для национальной безопасности Латвии. Социальное неравенство является серьезным препятствием для национального единения. Недоверие к правительству, к сожалению, оправдано, принимая во внимание уровень коррупции и социальное неравенство, особенно в сельских районах. Пробелы в социальной сфере необходимо устранить как можно скорее, поскольку они отрицательно влияют на единство и жизнестойкость Латвии.

Имеются доказательства того, что, помимо отмывания денег, российская организованная преступность занимается также шпионажем и сбором разведданных для российского правительства и сотрудничает с преступными группировками в пограничных районах. Это означает, что несмотря на относительную позитивную устойчивость русскоговорящей диаспоры в Латвии, у России есть возможность просочиться в страну и оказывать силовое давление изнутри во многих сферах одновременно. Другие тенденции, вызывающие озабоченность и требующие большего внимания, включают в себя общее состояние латвийского населения, сотрудничество с другими прибалтийскими странами по вопросам русскоязычных меньшинств, а также структуру и характеристики русскоговорящих меньшинства в Латвии.

Пример Латвии ясно показывает, что в условиях противостояния давлению сразу в нескольких сферах первоочередную важность имеют сплоченность и единство народа.