Матери Против Террора

Матери Против Террора

Cемья – лучшее место для борьбы с радикализацией прежде, чем она перерастет в насилие

Д-р Эдит Шлаффер и доктор Ульрих Кропиуниг, Женщины без границ / «SAVE»

Радикализация – это процесс, который часто происходит дома, прямо на глазах у родителей и других  членов семьи. Родители часто не знают, что происходит с их подростками или недавно отметившими совершеннолетие детьми, пока не становится слишком поздно.

Когда сын или дочь «становятся другими», это не обязательно повод для беспокойства. Юность – это время перемен. Иногда родители перестают тревожиться и испытывают облегчение, когда их ребенок отворачивается от наркотиков и принимает ислам. С этого момента больше не будет курения, алкоголя и сна до полудня. Другие родители могут задумываться, насколько опасны те или иные формы поведения, но приходить к выводу, что они безобидны и соответствуют размытым критериям  «бури и натиска» подросткового возраста, как выразилась мать одного иностранного боевика. Она была обеспокоена и разрывалась между желанием проявить терпение и беспомощностью. «Он стал разговаривать со мной намного меньше, чем раньше. Он перестал общаться со своими друзьями и проводил все больше и больше времени в своей комнате». Это были тревожные сигналы, на которые никто не обратил внимания, пока ее сын не отправился в Сирию, где и был убит вскоре после этого.

Какими были причины, побудившие его так поступить? Что оттолкнуло его, оторвало от своей семьи?  Интересно, что мы в целом намного лучше осведомлены о факторах притяжения и методах вербовки, чем о внутренней динамике семьи, которая дает ребенку первоначальный импульс к радикализации. Ответ может заключаться в случайном наблюдении, сделанном одной бельгийской матерью: «Вербовщики дали ему почувствовать собственную значимость, которой он был лишен в своей жизни. Это и привело его в Сирию».

Встреча группы из школы матерей на озере Дал, Шринагар (Индия). РОМАН БАГНЕР

Встреча группы из школы матерей на озере Дал, Шринагар (Индия). РОМАН БАГНЕР

Никто не обращает внимания на матерей
Эксперты изучали основные социологические и психологические причины, побуждающие людей принимать экстремистские идеологии, но их исчерпывающие выводы не были использованы для разработки конкретных методов борьбы. Антитеррористический подход в основном состоял из стратегий противодействия, в значительной степени опирающихся на карательные и сдерживающие операции армии и сил безопасности. Несмотря на усиление этой стратегии, проблема распространения терроризма становится все серьезней. Теоретически нам хорошо известны и двусторонние факторы давления и притяжения, и многие другие ключевые причины экстремизма, но эти теории не работают на практическом превентивном уровне. Одна из причин заключается в том, что исследования, посвященные борьбе с насильственным экстремизмом, упустили из своего поля зрения ключевых участников – матерей.

Как социальная группа, матери обладают ценной информацией о том, что делает человека уязвимым для влияния радикальных идеологий, независимо от экономических, политических и социально-экономических факторов. В частности, матери радикально настроенной молодежи смотрят на взросление своих детей как на процесс лавирования сквозь неопределенность отрочества и юности – а значит, они могут поделиться уникальными наблюдениями за реакциями, совершенно непонятными для сторонних наблюдателей. Более того, матери также занимают стратегическое положение, способствующее тому, чтобы служить буфером между радикальными влияниями и теми, на кого они нацелены. Именно они могут стать стартовой площадкой для формирования устойчивости у детей в самые первые годы их жизни, а также первыми распознавать и реагировать на признаки проблем – злость, беспокойство и отдаление. Эта двойная способность предотвращать и реагировать на радикальные влияния также делает матерей важными участниками эффективной парадигмы безопасности.

Общепризнанным является тот факт, что на человека оказывают влияние его социальная среда: его надежды, желания, реакции и трудности формируются главным образом окружением, в котором происходит эмоциональное и психологическое развитие. Анализ этих социальных и эмоциональных переменных может помочь нам составить четкое представление о наиболее общих факторах, подталкивающих людей к экстремизму – а значит способствовать формированию стратегий целевого предотвращения экстремизма. Как указано в статье «Развитие устойчивости сообществ с целью предотвращения насильственного экстремизма», опубликованной в журнале «Демократия и безопасность» за 2013 г.: «Если мы действительно хотим выявить и поддержать устойчивость к экстремизму в уязвимых сообществах, мы не можем делать это издалека. Нам необходимо слушать жителей этих сообществ и наблюдать за ними, узнать их историю, культуру, социальную структуру, ценности, потребности, ресурсы и опыт повседневной жизни, чтобы понять, чем для них конкретно является устойчивость к экстремизму».

Новая исследовательская модель
Неправительственная организация «Женщины без границ / Сестры против насильственного экстремизма (SAVE)», опираясь на понимание недостатков существующих подходов к исследованиям насильственного экстремизма и уникальное положение матерей, разработала прикладное научное исследование с целью сбора доказательств, демонстрирующих потенциал матерей по защите молодежи из группы риска. В проведенном организацией исследовании «Могут ли матери бросить вызов экстремизму» было изучено восприятие матерями угрозы насильственного экстремизма и их понимание собственной роли в процессах радикализации и дерадикализации. Исследование основывается на субъективном понимании матерями причин, факторов и реалий насильственного экстремизма, с которыми они сталкиваются в своих семьях, сообществах и, что важнее всего, в жизни своих детей. Основное внимание в данном исследовании было обращено на сыновей, потому что, несмотря на растущее число девушек, вступающих в ряды экстремистских группировок, большинство участников по-прежнему составляют юноши.

Нигерийские женщины участвуют в протесте, требуя освобождения девочек-школьниц, похищенных военной группировкой «Боко Харам» в апреле 2014 г. РЕЙТЕР

Нигерийские женщины участвуют в протесте, требуя освобождения девочек-школьниц, похищенных военной группировкой «Боко Харам» в апреле 2014 г. РЕЙТЕР

Исследование
Исследование, проходящее в три этапа, было разработано с целью сбора, анализа и применения информации, полученной у матерей, проживающих в Нигерии, Пакистане, Северной Ирландии, Израиле и Палестине, – регионах, страдающих от насильственного экстремизма.  На первом этапе в каждой стране было проведено 200 глубинных интервью с целью составить общее представление о социальной среде и эмоциональном фоне подростков и юношей. Вопросы были разбиты на семь групп: семейное происхождение, жизнь детей, роль матери в воспитании ребенка, близость к идеологии экстремизма, социальные факторы (особенно связанные с насилием), существующие механизмы противодействия насильственному экстремизму на индивидуальном и коллективном уровнях и перспективные стратегии.

Во многих сообществах наложено табу на экстремизм и насилие, поэтому сбор информации требует преодоления социальных барьеров. Некоторые женщины сначала не хотели разговаривать – особенно матери детей, уже вовлеченных в экстремистскую деятельность. Чувства вины, стыда и страха вначале мешали им, но, узнав, что они являются бесценными  помощниками и союзниками, они, в конце концов, смогли открыться. Многие из них испытали облегчение, когда смогли высказаться. В процессе этих интервью обозначилось несколько тем. Они были использованы для разработки анкеты, выстроенной вокруг трех ключевых тем: 1) как матери видят свою роль в снижении привлекательности экстремистских идеологий, 2) к кому они обратятся в ситуации, когда испытывают растерянность, страх и тревогу,            и 3) что им необходимо, чтобы эффективно распознавать и реагировать на тревожные сигналы, свидетельствующие о радикализации.

Команда, проводившая интервью, выбрала для опроса более 1000 респондентов, примерно по 200 из каждой страны. В анкете была использована шкала Лайкерта для оценки уровней согласия с 43 утверждениями и вопросами. Среди трех других тем, затронутых в данной анкете, оказались следующие: 1) Каковы источники экстремистских влияний? 2) Кому матери доверяют? 3) Что нужно матерям?

Результаты исследования
В целом, можно говорить о наличии консенсуса по вопросу восприятия роли матери в противодействии экстремизму. Данные интервью и опросов демонстрируют глубокую озабоченность матерей существующими рисками радикализации своих детей. Большинство матерей выразили уверенность в своих способностях изначально предотвратить увлечение своих детей насильственным экстремизмом и распознать первые тревожные сигналы. Более того, во многих интервью матери выразили необходимость и готовность объединяться с другими матерями в борьбе с обостряющейся проблемой экстремистской вербовки.

Материнские страхи
Матери убеждены, что экстремистские идеи распространяются в основном через интернет, радикальных религиозных лидеров, политические организации и телевидение. Эти источники влияния не удивляют никого, но вырисовывающаяся общая картина заслуживает пояснения. Этим четырем источникам придается практически одинаковая значимость – а это означает, что в течение обычного дня молодежь оказывается под атакой радикальных сообщений с разных сторон: медиа, интернет, школы и социальные сети. Широта охвата этих источников показывает, насколько незначительно защищенное пространство в некоторых сообществах и какой уязвимой оказывается молодежь. Следовательно, широкая распространенность экстремистских сообщений, о которой говорят в исследовании матери, становится решительным аргументом в пользу такого подхода к безопасности, который основан на выработке устойчивости к экстремизму в доме и вокруг него.

Кроме того, полученные данные особенно важны еще и потому, что эта информация, собранная в частной сфере, совершенно недоступна местным властям, разведывательным службам и другим субъектам, занимающимся исследованиями терроризма. Уникальность положения матерей означает, что их точка зрения на первоначальные источники экстремистского влияния будет, скорее всего, наиболее правильной. Как признают многие исследователи, политики и разработчики стратегий, ясное понимание того, каким образом происходит первоначальное вовлечение в экстремизм, крайне важно для эффективного противодействия радикализации у самых ее истоков. Наблюдения и оценки матерей помогают прояснить наиболее сложные, неоднозначные детали этой картины.

Таджикские матери обсуждают свои опасения, касающиеся детей и насильственного экстремизма, на занятии в школе матерей, проводимом в Худжанде (Таджикистан) в 2011 г. Д-Р УЛЬРИХ КРОПИУНИГ

Таджикские матери обсуждают свои опасения, касающиеся детей и насильственного экстремизма, на занятии в школе матерей, проводимом в Худжанде (Таджикистан) в 2011 г. Д-Р УЛЬРИХ КРОПИУНИГ

Доверие матери
К кому обращаются матери, когда они переживают о безопасности и благополучии своих детей? От каких людей или организаций они ожидают поддержки? Основным ответом на этот вопрос был: другие матери (94%). Следующим в списке ответов шли отцы (91%), а за ними другие родственники (81%). Семья выступает главным источником поддержки в момент кризиса. Учителя заняли четвертое место, с уровнем доверия 79%, а местные организации оказались первыми институциями, к которым обращаются матери вне круга своего непосредственного общения. Религиозные лидеры заработали 58% доверия, что предполагает определенную двойственность. Государственные организации получили одну из наиболее низких оценок доверия: 39% у полиции, 35% армии и 34% у местных властей. Международные организации заслужили похожую низкую оценку в 36%. А национальное правительство оказалось ниже всех на шкале доверия, получив всего 29%.

Наиболее важной частью информации, подкрепленной и другими доказательствами, собранными в рамках данного исследования, стал тот факт, что в вопросе защиты своих детей матери, прежде всего, доверяют себе и другим матерям. Это имеет большое значение, потому что существующий в данное время подход к безопасности возлагает реализацию подобных мер на национальные и местные власти – то есть на две группы, вызывающие существенное недоверие. Более того, отсутствие доверия к государству – это важнейшее открытие, обнажающее дефицит доверия, существующий между частной и общественной сферой в вопросах безопасности. Эта фундаментальная проблема была недавно рассмотрена в вышедшем в  2014 г. сборнике «Терроризм и политическое насилие», в статье, озаглавленной «Стагнация в исследованиях терроризма». Данная статья доказывает, что правительство и частные граждане должны начать сотрудничать, чтобы оказать противодействие радикализации. Следовательно, выявление способов развития социальной сплоченности и доверия внутри сообществ следует считать ключевым условием в деле противодействия терроризму. Это открытие стало возможным только благодаря общению с матерями.

Что нужно матерям?
Каким же образом матери оценивают свои потребности? Какая поддержка им необходима, чтобы защитить своих детей от радикализма? В первую очередь, полученная в рамках данного исследования информация указывает на сильную озабоченность матерей процессами радикализации. Это стало очевидно во время проведения интервью и опроса. Из всех потребностей, включенных в опрос, 86% матерей назвали самым приоритетным повышение уровня знаний о признаках радикализации. Следующими стали: повышение уверенности в себе, тренинг родительских навыков и компьютерная грамотность. Вместе с тем, большинство матерей высказались за объединение с другими матерями, испытывающими подобные страхи, и за совместную борьбу с радикализацией.

Эти факты подводят нас к двум важным выводам. Во-первых, матери уверены в том, что они способны защитить своих детей – при условии, что у них будут необходимые знания и инструменты. Во-вторых, понимание ими своих потребностей указывает на то, что они уже ведут борьбу с радикальными влияниями и считают, что делают это недостаточно эффективно.

В целом, эти выводы свидетельствуют о наличии неотложной необходимости в более разностороннем подходе к борьбе с терроризмом, а если говорить более конкретно, то в таком подходе, который бы включал опыт и стратегическое положение матерей. В рамках превентивной парадигмы их мнения и потенциал являются ключом к развитию новых стратегий и партнерств. Это, однако, требует признания матерей ключевыми союзниками, потому что пока они остаются выключенными из этого процесса, мы теряем наиболее эффективную возможность для вмешательства. Пробел в существующей парадигме безопасности, связанный с необходимостью пресечь на корню рекрутирование, требует вовлечения и активного участия матерей.

Модель школы матерей
Вслед за столь важными выводами, последний этап исследования «Могут ли матери бросить вызов экстремизму» был посвящен практическому применению приобретенных знаний и разработке комплексной модели, удовлетворяющей самые важные потребности, озвученные матерями. Точнее говоря, полученные данные указывали на значительный, но не получивший должного признания потенциал матерей в борьбе с экстремизмом, для оптимизации которого была необходима особая поддержка. Опираясь на эту информацию, организация «Женщины без границ» создала модель школы матерей (ШМ), которая призвана удовлетворить вышеперечисленные потребности матерей и укрепить устойчивость сообщества к терроризму, начиная с домашнего очага.

Модель ШМ основана на восприятии матерей как союзников в обеспечении безопасности, находящихся в самом сердце сообществ. ШМ ставит целью вооружить этих союзников навыками, которые помогут им стать эффективной основой устойчивости сообщества и его способности к сопротивлению. Эта модель выявляет и оптимизирует существующие ресурсы, которые прежде использовались недостаточно. По своей сути она является движением снизу, опирающимся на инициативу населения. Программа обучения, которая внедряется через партнеров, пользующихся доверием сообществ, включает конкретные упражнения, способствующие диалогу, обмену информацией и использованию критического мышления в рамках контекстно обусловленных методов, вписывающихся в повседневную жизнь участников. Эта модель создает формализованное пространство для матерей, в котором они могут повысить свои знания о ранних сигналах радикализации и вырабатывать стратегии, помогающие им стать эффективным барьером на пути радикальных влияний. Работая вместе, матери смогут разрушить социальные барьеры и вступить в открытый диалог о проблемах как своих детей, так и своих собственных.

Школа стала пилотным проектом в Индонезии, Кашмире, Нигерии, Пакистане, Таджикистане и Занзибаре, и по разным оценкам данная программа пользуется успехом. Матери утверждают, что участие в школе вместе с такими же женщинами, озабоченными угрозой экстремизма, повышает их уверенность в себе, улучшает родительские навыки и обеспечивает высокий уровень доверия дома и в своем сообществе. По словам одной участницы школы в Кашмире: «Обычно мы думаем, что такие обсуждения могут иметь место только среди образованных людей, элиты из общественных групп с высоким статусом. Однако сейчас, узнав больше, мы убеждены, что всегда обладали нужными навыками и умениями, но, к сожалению, они находились в спящем режиме. Мы также уверены, что сможем стать друзьями нашим детям и помочь им справиться с любыми ситуациями таким образом, чтобы у них не возникало желания прибегнуть к насилию». Результаты пилотного проекта также продемонстрировали, что программа обучения в школе матерей предоставила матерям содержательную информацию и конкретные навыки, нацеленные на более эффективную подготовку к распознаванию влияния радикальных идеологий и реагированию на них.

Иракская женщина-мигрантка, изгнанная из своего дома джихадистами, идет со своим сыном в Харшамском лагере беженцев, к западу от Эрбиля. Февраль 2015 г. AFP/GETTY IMAGES

Иракская женщина-мигрантка, изгнанная из своего дома джихадистами, идет со своим сыном в Харшамском лагере беженцев, к западу от Эрбиля. Февраль 2015 г. AFP/GETTY IMAGES

Программа обучения в школе матерей
Ключевыми элементами программы являются: формирование уверенности и уважения к себе, повышение уровня знаний и понимания динамики отношений родители-дети и обучение конкретным методам противодействия радикализации. Программа обучения состоит из десяти модулей, разбитых на три этапа. В рамках данной программы участникам помогают постепенно повысить уровень своей осведомленности. Эти этапы выстроены в следующей последовательности: от себя к семье, сообществу и затем к роли матери в обеспечении безопасности.

Задача первых четырех мастер-классов состоит в совместном создании безопасной и комфортной среды, в которой можно устранить преграды и вести продуктивный диалог. Задания обучают критической саморефлексии, включая умение определять свои сильные и слабые стороны, а также анализировать свои сообщества и свои социальные роли.

Отзывы участников школы говорят о том, что данные мастер-классы отвечают этим потребностям. По словам одной матери: «Когда вы помогаете пришедшей сюда матери открыться и поделиться своей грустной историей или поведать о своих проблемах, то буквально одно слово одобрения делает ее сильнее. Она понимает, что не одинока. Она чувствует, что ее принимают».

Переломный подростковый этап представляет собой короткий период возможностей для двух главных субъектов действия. Вербовщики-радикалы обращаются к недовольным молодым людям в период их повышенной уязвимости и привлекают их обещаниями чести, принадлежности к коллективу и рая. Но этот период также является важнейшим моментом, когда матери могут внедрить противоположные нарративы и позитивные альтернативы. На следующем этапе обучения происходит переход от проблемы преград к важности целенаправленного обучения необходимым навыкам. Его целью, прежде всего, является улучшение родительских навыков; центральную роль здесь играет образование и анализ, опирающиеся как на теорию, так и на социально-политическую реальность сообществ.

Например, одна мать объяснила, как она применила полученные знания у себя дома: «Обычно считается, что нельзя придавать большое значение детям и слушать все, что они говорят – наоборот, нужно быть строгими и воспитывать их в страхе и уважении к старшим. Однако на этих занятиях я узнала нечто совершенно другое…. Это всего лишь мнение о том, что очень важно признавать проблемы наших детей». Другая мать утверждала: «Вместо того чтобы использовать свои проблемы для оправданий, надо работать над позитивным мышлением, чтобы дети не чувствовали себя обремененными нашими проблемами и не впадали в депрессию».

На последнем этапе обучения акцент делается на том, как формировать и постоянно поддерживать устойчивость к терроризму в рамках своей семьи. Матери получают конкретное руководство по распознаванию и реагированию на ранние сигналы радикализации, включая объяснение роли интернета в распространении экстремистских сообщений, а также советы о привлечении отцов к наблюдению и реагированию на подозрительное поведение. Результатом данного этапа становится осознание угрозы радикализации и углубленное понимание собственной роли, а также умение пользоваться широким набором стратегий.

Двигаясь вперед
Данные, полученные в ходе исследования, отражают ту ключевую роль, которую матери играют в процессе реализации целевого вмешательства на стадии, предшествующей насилию. Они также являются ценным источником информации, будучи не только источником сведений о сложностях социальной и эмоциональной среды молодежи, но и своего рода зеркалом этих проблем. Матери радикальной настроенной молодежи могут поделиться своим взглядом, жизненно необходимым для формирования нового подхода к вопросам безопасности. Матери – это нить, объединяющая молодежь разного семейного происхождения, религии и политического участия. Благодаря эмоциональной связи со своими детьми матери обладают уникальной способностью выявлять общие закономерности.

Чтобы придать больше веса этой важной информации, организация «Женщины без границ» привезла группу матерей из Европы и Канады, которые хотели поделиться своим опытом и размышлениями о процессе радикализации своих детей, уехавших в Сирию. Во время стратегической встречи с  официальными лицами, занимающимися вопросами безопасности, матери рассказали о характере своих детей, о проблемах и изменениях, произошедших с ними на начальных этапах процесса радикализации. Как объяснила одна мать, чей сын погиб в Сирии в 2012 г.: «Вербовщики обманывают детей, потому что говорят им, что они были выбраны, они – избранные. Это значит, что Аллах позаботится о них». Другая мать поделилась: «Мой сын был очень незрелым. Он не имел реального представления о религии и не понимал ничего в вопросах веры, поэтому он так быстро поддался радикализации». Эти матери смогли рассказать чиновникам, политикам, советникам, преподавателям и журналистам, как их детей выманили из дома и какими, оглядываясь назад, были тревожные сигналы.

Например, одна мать отметила следующее: «Открыть бутылку вина на ужин стало внезапно проблемой. Затем мы больше не могли приглашать к себе домой друзей, потому что он боялся, что они будут одеты неподобающим образом». Другая мать, говоря о своей дочери, сказала: «Она спрятала свою карточку избирателя, когда получила ее по почте. Затем она начала осуждать демократию». Оглядываясь назад, видно что эти признаки были четкими свидетельствами новых влияний, но матери объяснили, каким образом страх, растерянность и даже ложные надежды помешали им в то время понять всю серьезность ситуации. Самое главное, что матери чувствовали, что им не хватает поддержки, которая могла бы помочь спасти их детей. «Я скрывала свои переживания от всех … я очень боялась говорить об этом.… Если бы я знала, куда можно обратиться за помощью, возможно, я смогла бы остановить своего сына». Другая мать поведала, как местные власти отказались принимать ее слова всерьез, когда она пыталась предупредить их, что ее дочь пытается отправиться в Сирию: «Во Франции власти не имеют контакта с родителями. У них нет желания, поэтому мы все, имея  одинаковые цели, работаем в разных сферах деятельности и не продвигаемся вперед». И действительно, результатом этой конференции стали четко сформулированные решения, включающие улучшенную коммуникацию и сотрудничество между местными властями и семьями, а также более частое консультирование и механизмы направления на консультирование. Эти стратегии, скорее всего, зарекомендуют себя как наиболее эффективные и экономичные.

Положительные отзывы о конференции со стороны матерей, представителей правительства и сообществ подтверждают, что необходимо изучать возможности официального включения опыта матерей в обсуждение проблем безопасности.

Не только стороны, занимающиеся вопросами безопасности, нашли эту конференцию чрезвычайно информативной, но и матери вернулись домой вдохновленными и вооруженными навыками оказания помощи семьям, находящимся в группе риска.

Следующий шаг
Первым шагом в создании устойчивой структуры безопасности является преодоление информационного разрыва. Это достигается в значительной степени благодаря принятию во внимание опыта и точки зрения матерей на стадии до радикализации; вслед за этим, необходима разработка превентивных стратегий работы с этими ранними тревожными симптомами, а также возложение на матерей роли по внедрению этих стратегий. Ключевым элементом этого метода борьбы «снизу» является повышение возможностей матерей через развитие и укрепление их потенциала. Однако чтобы это развитие и укрепление оказало реальное воздействие на распространение насильственного экстремизма, матери должны иметь поддержку гражданского общества.

Выводы
Матери находятся на передовой линии фронта. Мы готовы поспорить, что их положение является принципиально более важным по сравнению даже с местными властями, чья задача состоит в реагировании, а не предотвращении процесса радикализации. Следовательно, выступая в качестве глобального общества, и не имея возможности ликвидировать бесчисленное множество причин и источников экстремистских сообщений, нашим единственным выходом остается формирование устойчивости к терроризму изнутри. Понимание внутренних, эмоциональных факторов, таких как злость, чувство обиды или нехватка целей и чувства  сопричастности, оставляющих детей уязвимыми перед влиянием экстремистских идеологий, требует индивидуального внимания и поддержки человека, которому ребенок доверяет и который желает ему помочь. Насильственный экстремизм, который мы понимаем как симптом дефицита вышеназванных эмоциональных состояний, по своему существу находится за пределами действий правительств или местных властей. На самом деле, он взывает к участию всего гражданского общества.

Матери находятся в центре семейного очага, они первыми видят изменения, происходящие с их детьми, – например, злость, беспокойство и желание быть в изоляции. Они имеют уникальный доступ и бессрочную связь со своими детьми, которая остается неизменной на протяжении всех их нарастающих взаимодействий с внешним миром. Их вклад в развитие устойчивости к экстремизму, ее вплетение в ткань социальной жизни трудно переоценить. Использование превентивного потенциала матерей и создание механизмов развития и укрепления потенциала матерей в качестве главных союзников по укреплению безопасности является неотъемлемой частью эффективной и экономичной структуры обеспечения безопасности. Это трудная задача, требующая признания и поддержки. Но в итоге этих усилий в выигрыше окажутся не только матери, но и мир в целом.