Борьба с терроризмом в Буркина-Фасо

Борьба с терроризмом в Буркина-Фасо

Западноафриканская страна стремится выработать комплексную стратегию по борьбе с терроризмом

Майор Джомань Дидье Ив Бамуни

Tерроризм и насильственный экстремизм доминируют в Западной Африке с начала кризиса в Мали в 2012 г. В отличие от других стран Сахельского региона (например, Мали, Нигера, Мавритании и Чада), до недавнего времени Буркина-Фасо не сталкивалась с терроризмом — возможно, это было связано с ее имиджем страны-посредника.

С 2015 г. базирующиеся на севере Мали террористические группировки, такие как «Аль-Мурабитун» и «Фронт освобождения Масины»,  начали совершать нападения на Буркина-Фасо. Самый масштабный теракт произошел 15 января 2016 г. в столице страны г. Уагадугу: его жертвами стали 33 человека, в том числе три террориста. Эксперты убеждены, что в будущем регион ждут новые теракты. Поэтому Буркина-Фасо необходимо адаптировать свою стратегию по борьбе с терроризмом, укрепив ее с помощью совместного антитеррористического бюро.

Уже сейчас Буркина-Фасо использует ряд методов как военного, так и гражданского характера для борьбы с терроризмом и насильственным экстремизмом, задействуя различные механизмы государственной власти и инструменты социальной политики. Но эти подходы не являются элементами комплексной стратегии.

НАСИЛЬСТВЕННЫЙ ЭКСТРЕМИЗМ В БУРКИНА-ФАСО 

Терроризм и насильственный экстремизм лишь недавно стали представлять угрозу безопасности Буркина-Фасо. В ноябре 2014 г. в стране произошло народное восстание, приведшее к отставке президента Блэза Компаоре. Свергнутый президент одновременно исполнял роль посредника Экономического сообщества западноафриканских государств (ЭКОВАС) по кризису в Мали. После переворота власть в стране перешла к временному правительству, которое утратило рычаги влияния на политическое урегулирование малийского кризиса.

Терроризм в Буркина-Фасо развивается по трем направлениям. Во-первых, возросло число террористических актов на севере Мали, и теперь сложившаяся ситуация угрожает безопасности Буркина-Фасо. В апреле 2015 г. на севере страны был похищен сотрудник румынской горнодобывающей компании, а охранник, пытавшийся предотвратить похищение, был убит. В августе и октябре 2015 г. были совершены нападения на посты безопасности в Урси (север Буркина-Фасо) и в Саморогуане, на западе страны. В январе 2016 г. террористы напали на ресторан и отель в Уагадугу. А совсем недавно, в сентябре и октябре 2016 г., были атакованы посты безопасности в Кутугу, Интангоме и Маркое на севере страны. Предполагается, что эти нападения были совершены группировками «Аль-Мурабитун» под командованием Мухтара Бельмухтара и «Фронт освобождения Масины» под командованием Амадуна Куффы. Обе эти группировки входят в организацию «Аль-Каида в странах исламского Магриба» (АКМ).

Во-вторых, активные точки радикализации были обнаружены в определенных областях. Например, небольшая секта в Бобо-Диуласо придерживалась религиозной доктрины, схожей с салафизмом. А в некоторых суннитских мечетях практикуются строгие направления ислама, предполагающие, помимо всего прочего, отрицание западной культуры. Как бы то ни было, в обоих случаях они открыто не призывают к джихаду. До настоящего момента только одна джихадистская группа отчетливо проявила себя и осуществила нападение в Саморогуане. Считается, что во время оккупации Северного Мали террористическими группировками в этой группе состояло до 30 бывших сотрудников исламской полиции Тимбукту. В настоящее время эта группа распалась, а большинство ее лидеров отбывают наказание в тюрьмах Мали и Буркина-Фасо. В июне 2016 г. в Уагадугу прошло обсуждение результатов недавнего исследования, в котором принимали участие исследователи, специалисты по безопасности и представители гражданского общества. Все они признали наличие в Буркина-Фасо структурных проблем и факторов, способствующих радикализации. Эта радикализация является исламской и происходит в мечетях и сельской местности при содействии иностранных грабителей, которые иногда используют деньги, чтобы привлечь бедных людей. С 2013 г. службами безопасности было зарегистрировано 425 иностранных грабителей. Есть также сообщения о том, что проповеди экстремистских взглядов ведутся в сельских районах юга и востока страны. С учетом того, что мусульмане составляют 60,5% населения Буркина-Фасо, эта угроза требует серьезного внимания.

В-третьих, доказательств массовой вербовки молодых буркинийцев джихадистскими группировками нет. Однако некоторые известные боевики-джихадисты носят имена, характерные для Буркина-Фасо. Это, главным образом, молодые буркинийцы, учившиеся в арабских странах, таких как Египет, Судан и Сирия. По окончании учебы они возвращаются в Буркина-Фасо, где находят мало возможностей для трудоустройства. Причиной этого отчасти является нежелание государственных органов принимать на работу арабоговорящих сотрудников, ведь государственным языком страны является французский. В последнее время некоторые из этих зарубежных боевиков были арестованы службами безопасности Буркина-Фасо в процессе подготовки ими терактов на территории Кот-д’Ивуара. Бубакар Савадого, еще один руководитель южного крыла группировки «Ансар ад-Дин», был арестован службами безопасности Мали в мае 2016 г.

ИНСТРУМЕНТЫ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ТЕРРОРИЗМУ 

Буркина-Фасо пока еще не имеет хорошо установленной комплексной стратегии по противодействию насильственному экстремизму и по борьбе с терроризмом. Однако страна использует ряд инструментов для обеспечения своей безопасности. Во время недавних терактов в Уагадугу эти инструменты позволили дать более эффективный отпор.

На дипломатическом уровне страна является членом Африканского союза и ЭКОВАС. Вооруженные силы Буркина-Фасо входят в резервные войска ЭКОВАС, под эгидой которых проводились многосторонние военные учения. Кроме того, приоритетным для страны является сотрудничество с соседними государствами в военной сфере и сфере безопасности, что нашло отражение и в оборонной политике Буркина-Фасо. Таким образом, страна имеет отличные отношения с соседями в области военного сотрудничества и сотрудничества в сфере безопасности как на стратегическом, так и на локальном уровне.

Прочное сотрудничество в сфере безопасности было продемонстрировано во время расследования терактов в Уагадугу, Бамако (Мали) и Абиджане (Кот-д’Ивуар): эффективный обмен информацией привел к аресту подозреваемых во всех трех странах. Такое сотрудничество недавно было подкреплено созданием Сахельской группы пяти — политического содружества стран Сахельского региона, в которое входят Буркина-Фасо, Чад, Мали, Мавритания и Нигер. Это позволило улучшить обмен информацией и организовать совместные операции на приграничных территориях. Более того, Буркина-Фасо усилила сотрудничество в военной сфере и в сфере безопасности со своими стратегическими партнерами: Францией, Тайванем и Соединенными Штатами. Это сотрудничество включает новые иностранные базы, программы обучения и поставки оборудования, а также совместные операции.

С начала кризиса в Мали были сделаны большие шаги по совершенствованию антитеррористических военных мер и мер безопасности. Армия Буркина-Фасо участвовала в первой возглавляемой африканскими странами Международной миссии по поддержке Мали, целью которой было остановить деятельность вооруженных террористических, преступных и повстанческих группировок в Мали и помешать этим группировкам перенести свои действия в страны, расположенные к югу от Мали. В настоящее время Буркина-Фасо является страной с крупнейшим военным контингентом в Мали: там дислоцированы 1 742 военнослужащих, в том числе 140 служащих вновь созданного полицейского подразделения, развернутого в июне 2016 г. в г. Гао. Помимо этого, на севере Буркина-Фасо были размещены контртеррористические подразделения, которые успешно отразили враждебные действия против страны и помогли большому числу беженцев (33 тыс. человек бежали из Мали). При поддержке своих стратегических партнеров Буркина-Фасо удалось создать ряд специализированных подразделений в армии, жандармерии и полиции. Они повысили квалификацию в области освобождения заложников, обезвреживания взрывных устройств и проведения следственных мероприятий. Также был усилен полицейский контроль в городах и на дорогах. В рамках привлечения населения к охране общественного порядка появились местные инициативы по обеспечению безопасности. К ним относится, в том числе, создание местных патрульных групп. Такие группы, объединяющие людей разного возраста, помогают своевременно предупреждать службы охраны правопорядка о возможных угрозах.

Разведывательные сети эффективно защищают страну. Отлаженные сети обмена информацией помогают странам-союзникам освобождать заложников и предотвращать теракты. Примером может служить освобождение канадского дипломата Роберта Фаулера в 2008 г. и миссионера из Швеции Беатрис Стокли в 2012 г. Разведывательная сеть еще раз доказала свою эффективность на месте крушения алжирского авиалайнера на севере Мали в 2014 г. Структуру национальной разведки составляют разведывательные службы в составе армии, жандармерии и полиции. Кроме того, в 2011 г. был создан Координационный разведывательный центр национальной безопасности: его целью было объединение внутренних разведывательных структур для повышения эффективности работы Министерства безопасности. Управление внешней разведкой осуществлялось службой главы государства. Разведывательная организация в целом находилась под непосредственным контролем президентского офиса. Надзор за структуры разведки осуществлял начальник штаба вооруженных сил. Однако политическая нестабильность в Буркина-Фасо, приведшая к уходу президента Компаоре, негативно сказалась на этой системе. Чтобы ликвидировать этот пробел и централизовать разведывательные подразделения, недавно было создано Национальное разведывательное управление. Агентство стало функционировать совсем недавно, после назначения его руководителя.

Что касается законодательного и судебного уровней власти, в декабре 2015 г. был обновлен закон 2009 г. о борьбе с терроризмом с целью привести его в соответствие с растущими угрозами. Новый закон расширяет определение террористического акта, относя к ним ряд преступных деяний, имеющих целью оказать влияние на правительство и посеять страх среди населения, а также подготовительные действия и деятельность, направленную на поддержку терроризма. Другие изменения включают увеличение сроков задержания, использование специальных следственных методов (например, надзора) и отмену временных ограничений на проведение розыскных операций для дел, связанных с терроризмом. В Уагадугу был создан специальный антитеррористический суд, однако ему еще предстоит начать свою работу. В рамках данного процесса представители судебной власти собрались в мае 2016 г. на совещание по вопросу создания специализированных антитеррористических юрисдикций. Прочие законодательные инициативы включают в себя создание в декабре 2014 г. Национального наблюдательного совета по делам религий. Этот орган, состоящий из представителей правительства и различных религий, был создан для отслеживания проповедей и продвижения межрелигиозного диалога и толерантности.

Экономика играет важнейшую роль в противодействии насильственному экстремизму. Политическое руководство страны объявило, что намеревается использовать программы содействия развитию для создания более равномерного распределения доходов. Одной из примечательных инициатив является ежегодная программа развития и инфраструктуры, проходящая 11 декабря в рамках Дня независимости. Суть этой программы, запущенной в 2008 г., заключается в том, что правительство реагирует на потребности местных сообществ. Например, правительство проводит консультации с местным населением и внедряет новый проект развития, отвечающий потребностям сообщества. Эта инициатива позволила правительству развивать отдаленные города и тем самым уменьшать количество причин для недовольства на местах. На данный момент шесть городов успешно приняли участие в программе. Среди других проектов развития — программы занятости молодежи, сельскохозяйственные проекты и программы, направленные на улучшение положения женщин.

Важнейшую роль в противодействии насильственному экстремизму играют социальные условия в стране — это нужно понимать и работать над ситуацией. Общественная обстановка в Буркина-Фасо носит мирный характер и развивается посредством социальной сплоченности и диалога. Жители страны идентифицируют себя этнически, а не через религию, расу или цвет кожи. К счастью, имеется много инструментов разрешения конфликтов между этническими группами. Помимо прочих, двумя такими инструментами являются «отношения подшучивания» и авторитет «уважаемых людей». Культура «подшучивания» дает возможность двум людям или группам людей вступать в необычайно откровенное вербальное или физическое взаимодействие. «Уважаемые люди» — это авторитетные и мудрые люди, традиционно имеющие большое общественное влияние. Оба этих инструмента можно использовать для подкрепления социальной сплоченности. Необходимо развитие образования с целью укрепления национальной идентичности «честных людей» и возвращения ее к тому состоянию, которое имело место в революционный период. Ведь само название Буркина-Фасо означает «страна честных людей».

БУДУЩЕЕ 

Буркина-Фасо граничит с шестью странами, что делает сотрудничество ключевым фактором существования страны и противодействия терроризму. Сотрудничество в военной сфере и сфере безопасности уже существует, но его необходимо укреплять. Более того, к Сахельской группе пяти могут присоединиться и другие соседние страны (в том числе Сенегал и Нигерия), а вся организация может стать первой линией обороны, препятствующей распространению терроризма с севера на юг. С момента внедрения данной инициативы произошли существенные улучшения в военной сфере и в сфере безопасности. Теперь Буркина-Фасо лучше готова планировать и проводить совместные операции в зонах потенциальной угрозы, а также обмениваться информацией с другими членами Сахельской пятерки. В этой области страна создала новые сети коммуникации и восстановила прежние как на стратегическом, так и на тактическом уровне. Ежеквартальные координационные совещания, а также заседания глав штабов обороны проводятся поочередно в столицах государств. И что самое важное, теперь военнослужащие стран Сахельской пятерки проходят подготовку вместе со своими коллегами из других стран, выстраивая оперативную совместимость и доверие. Нельзя не учитывать и вклад стратегических партнеров — его тоже необходимо укреплять.

Образовательные программы должны включать программы по повышению осведомленности о насильственном экстремизме, а также развивать общечеловеческие и национальные ценности (такие как честность, борьба с коррупцией, усердная работа и толерантность). Они также должны популяризировать историю и культуру Буркина-Фасо. Именно об этом говорил спикер парламента д-р Салифу Дьялло, открывая международную конференцию по предотвращению насильственного экстремизма, созванную Западноафриканской организацией исламской молодежи и проходившую в Уагадугу 16-18 августа 2016 г. Он отметил, что образование является ключом к решению проблемы насильственного экстремизма. Работа с семьями, и особенно с матерями, продемонстрировала свою эффективность во многих регионах; ее следует ввести и в Буркина-Фасо. Такая работа укрепляет семейные отношения и развивает чувство коллективной ответственности. Говоря кратко, нужно, чтобы матери осознали свою роль по созданию более совершенного общества, в котором экстремизм не сможет укорениться. Идеальным ведомством для управления таким проектом является департамент по защите женщин. Также нужно укреплять проекты содействия развитию. После того как нынешняя инициатива по проведению программ развития в рамках Дня независимости завершится в тринадцати региональных столицах, ее нужно расширить на отдаленные территории.

Для борьбы с терроризмом и противодействия насильственному экстремизму Буркина-Фасо необходимы не только сотрудничество и крепкая социальная сплоченность. Нужна также единая цель и всесторонний план действий. Продолжающиеся реформы сектора обороны и безопасности можно использовать для разработки и внедрения комплексного подхода по борьбе с терроризмом и противодействию насильственному экстремизму. Такая стратегия должна включать создание объединенного управления по борьбе с терроризмом, участниками которого станут специалисты по безопасности, юристы, гражданские организации, а также религиозные и традиционные лидеры. Такая организация поможет правительственным структурам и населению включиться в борьбу с терроризмом и экстремизмом. Она продемонстрирует населению важность этой борьбы и убедит граждан в том, что правительство действует и принимает меры. Эта стратегия должна быть обнародована, чтобы все граждане были включены в процесс и понимали цели и направления действий.

В заключение необходимо отметить, что, хотя Буркина-Фасо пока еще не имеет хорошо установленной комплексной стратегии по борьбе с терроризмом и противодействию насильственному экстремизму, страна все же использует ряд инструментов, доказавших свою относительную эффективность. Однако есть и области, требующие внимания. Сотрудничество имеет первостепенное значение, ведь у терроризма нет границ. Необходимо расширять программы содействия развитию, уделяя при этом больше внимания молодежи, составляющей почти половину населения страны. Для достижения долгосрочной безопасности необходимо повышать стабильность и устойчивость общества, укрепляя социальную сплоченность и национальную идентичность. Реализация этой цели будет трудной или невозможной без комплексной стратегии, осуществляемой объединенным управлением по борьбе с терроризмом.