Возвращение из «Исламского Государства»

Возвращение из «Исламского Государства»

Немецкий центр доверия «HAYAT» делится своим опытом дерадикализации

Юлия Берчик, «HAYAT», Германия

Феномен людей, отправляющихся в зарубежные зоны конфликтов, ни в коем случае не является новым и не имеет никакого отношения к «Исламскому Государству» (ИГ) или любым другим группам насильственного экстремизма. В своем анализе экстремистских движений с участием иностранных боевиков под названием «Иностранные боевики: транснациональная идентичность в гражданских конфликтах» Дэвид Мале размышляет о том, как локальные беспорядки — конфликты, часто представляемые как угроза международному сообществу — мобилизуют международные террористические сети. Мале утверждает, что на протяжении всей современной истории стратегии вербовки для удаленных войн имели большое сходство и не зависели от типа конфликта. Международные комбатанты воевали по различным причинам, начиная от распространения международного коммунизма до защиты интересов местных этнических групп. Тем не менее, правоохранительные структуры во всем мире все больше фокусируются на иностранных боевиках, направляющихся в Сирию и Ирак, из-за значительного увеличения их числа, а также из-за предполагаемой угрозы, которую они представляют по возвращении домой. Германское правительство считает, что около 700 постоянных жителей и граждан Германии побывали в регионе, чтобы поддержать экстремистские группы, в том числе ИГ.

Но как не допустить поездки людей за границу, и как реагировать на их возвращение, помимо привлечения правоохранительных органов, принятия более жестких правил безопасности и прочих репрессивных мер? Эта статья основана на работе и опыте центра доверия «HAYAT»-Германия и подчеркивает важнейшую роль негосударственных субъектов, интегративных мер и профессиональных сетей для борьбы с предполагаемой угрозой, исходящей от возвращающихся иностранных боевиков.

Студенты берлинской средней школы слушают презентацию о стереотипах мусульман в средствах массовой информации. Эта учебная программа призвана помочь студентам удержаться от участия в насильственных экстремистских движениях. РЕЙТЕР

Студенты берлинской средней школы слушают презентацию о стереотипах мусульман в средствах массовой информации. Эта учебная программа призвана помочь студентам удержаться от участия в насильственных экстремистских движениях. РЕЙТЕР

Семейное консультирование и дерадикализация
HAYAT, что означает «жизнь» в турецком и арабском языках, является первой немецкой консультационной программой для частных лиц, а также родственников и друзей людей, примкнувших к радикальным террористическим группам или подвергающихся [насильственной] экстремистской радикализации, включая тех, кто направляется в Сирию, Ирак или другую зону военных действий.

HAYAT был создан в 2011 г. на основе опыта первой немецкой программы дерадикализации и примирения для радикализированных неонацистов под названием «EXIT». EXIT разработала методы и подходы для работы с родственниками радикализированных лиц с конечной целью предотвратить, замедлить и обратить процесс радикализации. Эти уникальные знания и опыт борьбы с исламским экстремизмом теперь будут использоваться в HAYAT, открытом для родителей, братьев и сестер, друзей, учителей и работодателей лиц, попавших под влияние насильственной радикализации, а также всех тех, кто имеет к ним отношение. Более того, HAYAT работает непосредственно с радикализированными лицами и демонстрирует необходимые предпосылки и возможность отказа от радикального поведения и идеологии и выхода из террористических групп.

С января 2012 г. HAYAT также сотрудничает с Федеральным ведомством по делам миграции и беженцев (Bundesamt für Migration und Flüchtlinge, BAMF), которое учредило национальный консультационный центр по радикализации (Beratungsstelle Radikalisierung). Эта горячая линия принимает звонки от родственников и других заинтересованных лиц, проводит начальную оценку и затем перенаправляет звонки местным неправительственным партнерам, в том числе HAYAT.

Во время первого контакта эксперт HAYAT производит анализ и оценку риска описываемой ситуации, чтобы определить уровень необходимой помощи и получить ответы на наиболее важные вопросы: существует ли опасность насильственной радикализации этого человека? Или это безвредный случай обращения в ислам? После того, как консультант-психолог получает четкое представление о ситуации, разрабатывается индивидуальная стратегия и пошаговый план оказания помощи, включая различные меры по предотвращению дальнейшей радикализации или прекращению и ликвидации ее последствий.

Опыт и знания HAYAT помогают людям, которые не желают терять своих радикализированных родственников или друзей и надеются понять и вернуть их. Иными словами, мы:

  • консультируем, предоставляем контакты и слушаем;
  • проводим четкие различия между глубокой религиозностью и идеологией неравенства, которая может привести к насилию и терроризму;
  • помогаем выявить тревожные признаки и показать пределы возможного;
  • открываем людям новые перспективы и ведем дела без ограничений по времени.

Помимо этого, многие родители обращаются к HAYAT за советом, что делать, если их дети собираются путешествовать в таких странах, как Сирия, или уже путешествуют, или даже вернулись домой. В таких случаях сотрудники HAYAT преследуют три основные цели:

  • Сделайте все возможное, чтобы отговорить их от поездки за границу.
  • Если они уже находятся за границей, попытайтесь удержать их от участия в боевых действиях и убедить их вернуться.
  • Помогите им вернуться и интегрироваться в безопасной социальной среде, в которой соблюдаются всеобщие права человека.

HAYAT опирается на общенациональную сеть партнеров и считает себя мостом между семьями и такими организациями, как школы, учреждения социального обслуживания, и, в случае необходимости, суд, полиция или место работы. Благодаря этой сети HAYAT помогает в общении с различными сторонами. Главной целью при этом служит удовлетворение интересов конкретного человека и его семьи.

Потребность в консультациях HAYAT возросла также в связи с появлением ИГ. По данным до июня 2015 г., HAYAT оказал помощь в 156 делах, из которых 106 все еще открыты. Повышенную угрозу для безопасности представляют 48 дел. Из них 38 связаны с конфликтом в Сирии/Ираке. Четыре из этих 38 случаев относятся к вернувшимся из зоны конфликта в Сирии/Ираке; сотрудникам центра HAYAT также известно о других случаях возвращающихся лиц, которые не связаны непосредственно с программой.

Суд над боевиком по имени Харун, обвиненным в борьбе на стороне «Исламского Государства» в Сирии, Мюнхен, январь 2015 г. Сейчас он отбывает 11-летний срок заключения. Немецкая программа HAYAT предлагает альтернативу «мягкой силы», в том числе консультации по реинтеграции радикалов в европейское общество. РЕЙТЕР

Суд над боевиком по имени Харун, обвиненным в борьбе на стороне «Исламского Государства» в Сирии, Мюнхен, январь 2015 г. Сейчас он отбывает 11-летний срок заключения. Немецкая программа HAYAT предлагает альтернативу «мягкой силы», в том числе консультации по реинтеграции радикалов в европейское общество. РЕЙТЕР

Возвращающиеся лица
Люди присоединяются к экстремистским группам по различным причинам. Обиды, отсутствие признания, непонимание, семейные раздоры, поиск высшего смысла в жизни, борьба за справедливость и опыт дискриминации и отчуждения являются лишь некоторыми из многих факторов, которые используются агрессивными идеологиями. Наш опыт в HAYAT указывает на то, что может пострадать любая семья в Германии, независимо от социальной, национальной или религиозной принадлежности.

Люди вступают в эти военизированные группировки по разным причинам, и точно так же они оставляют их по разным причинам. По данным германской службы внутренней безопасности (Verfassungsschutz), к маю 2015 г. в страну вернулись около 230 иностранных боевиков. Вопреки принятому общественному мнению и заявлениям службы безопасности, не все из возвращающихся лиц представляют опасность, то есть, намерены проводить теракты или призывать к этому других. Кроме того, не все вернувшиеся принимали участие в насилии, ожесточились или представляют непосредственную угрозу для общества. Verfassungsschutz отмечает, что большинство возвращающихся лиц, скорее всего, не участвовали в боевых действиях.

Основываясь на нашем практическом опыте (а также на опыте других экспертов в этой области, в том числе Питера Неймана из Кингс-колледжа, Лондон), можно определить три различных типа возвращающихся лиц: опасные, травмированные и разочарованные. (В будущем может потребоваться дополнительная категория, требующая особого внимания: дети граждан Германии, которые родились и выросли на территории ИГ.) Опасные представляют собой угрозу после их возвращения, например, могут организовать теракт или завербовать новых экстремистов. Травмированным требуется психотерапия с последующим уходом, так как без лечения они могут в конечном итоге оказаться угрозой для самих себя, окружающих или даже национальной безопасности. Наконец, разочарованные, которые признали, зачастую вскоре после отъезда, что реалии экстремизма не соответствуют их изначальным представлениям и ожиданиям. Хотя они еще не вышли из движения, они подвергают сомнению теорию и практику экстремизма. Они хотят вернуться домой, потому что они не видят будущего в ИГ. В целом, эти различные типы могут не иметь одного и того же опыта или причин для возвращения, и, вернувшись на родину, они также могут ставить перед собой разные цели.

Консультации HAYAT служат доказательством того, что индивидуальный подход к решению проблемы возвращающихся лиц имеет первостепенное значение, даже в тех случаях, когда два человека решили вместе присоединиться к ИГ. В качестве примера из жизни можно привести случай, когда два друга отправились вместе в зону конфликта, но по прибытии разделились и получили различный опыт. К разрыву привело в первую очередь различие в причинах их решения примкнуть к ИГ, а разные опыт и карьера в организации помогли им выработать разные мнения о том, что такое «настоящая жизнь». Что касается общественности, то по возвращении они будут восприниматься как непосредственная угроза безопасности — так думают более 80% немцев, согласно статье в журнале «Der Spiegel» за июнь 2015 г. Однако во время консультирования мы получили представление об их истинных мотивах, приобретенном опыте, образе мышления, чувствах и планах на будущее и поняли, что эти два друга были принципиально разными личностями.

Следовательно, подход к возвращающимся лицам должен быть индивидуальным. Также необходимо свести к минимуму потенциальную опасность после их возвращения. Независимо от типа, все возвращающиеся лица требуют индивидуального подхода и консультирования. Тем не менее наиболее сложные и проблемные случаи ускользают от внимания служб безопасности. После возвращения эти лица и их близкие избегают обращаться за какой-либо помощью, опасаясь, что их будут рассматривать как преступников, если они откроются третьей стороне, что может не позволить им связаться с HAYAT.

Проблемы и варианты решения
По всей видимости, ИГ не хватает денег и боевиков. Все больше членов ИГ пытаются дезертировать, как заявил Стефан Розини, сотрудник Германского института глобальных и региональных исследований в интервью для радиостанции «Deutschlandfunk» в марте 2015 г. Эти дезертиры имеют все основания опасаться ареста или смертного приговора в случае, если их планы бегства раскроются. Кроме того, пропаганда ИГ предостерегает всех, кто хочет покинуть «халифат» из любви к семье, как сообщил веб-сайт «Jihadica», посвященный экстремизму, в марте 2015 г.

Все же многим боевикам ИГ удается вернуться в Европу. Правительства европейских стран принимают различные жесткие и мягкие меры для решения этой проблемы. Примерами жесткого подхода являются уголовная ответственность за выезд из страны, конфискация паспорта или отказ в возвращении. Тем не менее, несмотря на то, что репрессивные средства имеют жизненно важное значение, они являются лишь одной стороной медали. С другой стороны, мягкий подход, включающий в себя помощь в дезертирстве, направлен на сведение к минимуму опасности, которую может представлять возвращающееся лицо.

Более того, репрессивное законодательство не должно мешать искренне желающим выйти из насильственных экстремистских групп. Необходимо различать типы возвращающихся лиц и понимать, что попытка посадить всех в тюрьму на самом деле будет способствовать их дальнейшей радикализации. Мы должны понимать, что юриспруденция сама по себе не является решением социальных проблем, а политики и общество в целом не могут больше делать вид, будто они не имеют ничего общего с причинами радикализации и вступления молодых людей в ряды насильственных экстремистских групп. Вернувшихся нельзя «припарковать» в тюрьмах навсегда, и их возвращение или реинтеграция в общество является лишь вопросом времени. Жалость тут неуместна, но в то же время необходимо оказать содействие всем искренне желающим выйти из экстремистских групп, предоставить им новый шанс получить признание и найти свою цель и обеспечить эмоциональную и идеологическую поддержку.

Сирийский мальчик посещает религиозные уроки, предназначенные для уменьшения влияния идеологической обработки ИГ, в турецком пограничном городе Шанлыурфа. Некоторые страны в Европе ввели аналогичные учебные программы по контррадикализации. АССОШИЭЙТЕД ПРЕСС

Сирийский мальчик посещает религиозные уроки, предназначенные для уменьшения влияния идеологической обработки ИГ, в турецком пограничном городе Шанлыурфа. Некоторые страны в Европе ввели аналогичные учебные программы по контррадикализации. АССОШИЭЙТЕД ПРЕСС

Сотрудничество с гражданским обществом
Правильная оценка угрозы, исходящей от возвращающихся лиц, требует знания их деятельности в Сирии и Ираке, в первую очередь причин вступления в экстремистскую группу, мотивов их возвращения, информации о том, когда и куда они возвращаются. Часто службам безопасности тяжело получить доступ к этим сведениям. Семьи и друзья отказываются с ними сотрудничать, так как это может привести к аресту их родственника или друга.

Субъекты гражданского общества, такие как HAYAT, могут сыграть решающую роль в получении информации и оценке ситуации. Такие службы доверия часто имеют контакты с отдельными возвращающимися лицами и располагают информацией о них, так как заслужили доверие семей и друзей. Кроме того, службы безопасности не располагают достаточными ресурсами для круглосуточного наблюдения за вернувшимися домой. Специалисты HAYAT и других подобных организаций используют различные способы для получения информации. По этой же причине обмен опытом и сотрудничество между властями и представителями гражданского общества являются обязательными. Обмен информацией и ресурсами — с согласия семьи — имеет неоценимое значение для проведения надлежащего анализа и оценки прогресса в каждом случае. Можно предположить, что более полезно расширить сотрудничество и сделать упор на применении мягких мер, чем попытаться контролировать каждое возвращающееся лицо исключительно репрессивными средствами.

Необходимо инвестировать в профилактику, поддержку и реинтеграцию. HAYAT выделяет три различных уровня в процессе дерадикализации. На прагматическом уровне необходимо делать акцент на поддержке, чтобы помочь возвращающимся лицам рассмотреть новые перспективы, например, в поиске работы, образовании или жилищном вопросе. На идеологическом уровне любой процесс дерадикализации должен акцентироваться на делегитимизации и дискредитации насильственной экстремистской пропаганды. Возвращающиеся лица должны не только отказаться от насилия, но и изменить свое мировоззрение. Эффективный уровень направлен на удовлетворение потребности в эмоциональной поддержке и в альтернативных референтных группах. Семья, друзья и наставники должны занять критическую позицию по отношению к радикальной группе. Социальное окружение разочарованных возвращающихся лиц должно способствовать стабильности и оптимизму.

Иными словами, потенциальные преступления возвращающихся лиц подлежат расследованию, и виновные должны понести наказание. Однако не следует препятствовать возвращению всех искренне желающих выйти из экстремистских организаций, и тем более применять репрессивные меры, в том числе криминализацию возвращения или лишение вида на жительство. Не следует лишать разочарованных лиц новых перспектив, в противном случае мы рискуем спровоцировать повторную радикализацию и создание новой угрозы.

В отличие от многих других европейских стран, в которых преобладают государственные программы, в Германии существуют высокопрофессиональные субъекты гражданского общества, занятые в области дерадикализации и профилактики. Эта страна обладает необходимым опытом и практическими знаниями. Однако нам по-прежнему не хватает финансовых инвестиций в персонал, чтобы справиться с высоким спросом на консультации. Оказание долгосрочной помощи занимает чрезвычайно много времени, особенно когда речь идет о возвращающихся лицах. Жизнеспособные структуры, а также сети, состоящие из психологов, социальных работников и адвокатов, являются ключевым фактором для удовлетворения потребностей различных типов возвращающихся лиц. Но гражданское общество также должно быть готово к созданию таких альтернативных возможностей.