Война слов

Война слов

Украинский конфликт включает в себя агрессивное использование пропаганды и дезинформации

Eще год назад понятие «гибридный» ассоциировалось у подавляющего большинства жителей Украины с чем-то исключительно мирным, вроде гибридного автомобиля. Сейчас же это понятие вызывает крайне негативные, даже кровавые, ассоциации. Все потому, что в Украине 2014 года мы столкнулись с этим явлением в реальности.

Интересно, что, несмотря на широкую распространенность в последнее время, термин «гибридная война» не является официальным, т.е. он не определен в каких-либо украинских и международных официальных и правовых документах. Тем не менее, этот термин активно используется научным и экспертным сообществом. Одно из определений: гибридная война – это военная стратегия, объединяющая обычную войну, малую войну и кибервойну.

Действительно, в гибридной войне присутствуют эти три составляющие, но в данном определении не упоминается еще одна важнейшая составляющая – информационная война.

UKRAINE-RUSSIA-UNREST-POLITICS

Март 2014 г. Подросток-крымчанин раздает бесплатные российские газеты на площади Ленина в Симферополе. Газеты являются мощным источником информации на Украине. Россию обвиняют в манипуляции фото- и видеоматериалами и ведении дезинформационной войны. [AFP/GETTY IMAGES]

Известный военный теоретик и стратег Карл фон Клаузевиц писал о том, что невозможно понять войну без понимания более широкого политического и социального контекста, в котором она происходит. Очевидно, что в современном мире невозможно добиться каких-либо политических и социальных целей, сформировать необходимый контекст для любого действия, в том числе и для войны, без информационной поддержки, которая в своем крайнем агрессивном виде приобретает вид информационной войны.

Важность информации в политике (а, по словам фон Клаузевица, война есть продолжение политики иными средствами) стали понимать уже давно. Так, благодаря Уинстону Черчиллю широкую известность получила фраза, ставшая уже крылатой: «Кто владеет информацией, тот владеет миром». Однако не все знают, что автором этой фразы является известный финансист 19 века Натан Ротшильд, который произнес ее после того, как  Наполеон Бонапарт проиграл битву при Ватерлоо.

Информационная война

Со временем инструменты информационной войны совершенствовались, появлялись новые. Если раньше в качестве таковых использовались традиционные масс-медиа, например, советская газета «Правда» или Нацистская немецкая газета «Фёлькишер Беобахтер» («Völkischer Beobachter»), то начиная с конца 20 века в информационной войне стали активно использовать Интернет и социальные сети. Так, конфликт в Косово считается первой Интернет-войной, в которой различные группы компьютерных активистов использовали Интернет для осуждения военных действий как Югославии, так и НАТО, распространяяя истории об ужасах войны, приводя различные факты и мнения политиков и общественных деятелей, осуществляя, таким образом, пропагандистские воздействия на широкую аудиторию во всем мире. Данный опыт активно используется и в нынешней информационной войне по отношению к Украине, которая является частью гибридной войны, инспирированной Россией.

Аналитики утверждают, что Россия готовилась к сегодняшней войне с Украиной в течение последних 10 лет. Создание сетей масс-медиа под полным государственным контролем, в том числе международных (очевидно, что международная многоязычная информационная телевизионная компания Russia Today выполняет не столько информационную, сколько пропагандистскую функцию), заказные статьи в зарубежных изданиях, формирование необходимого общественного мнения – все это действительно происходит в России уже давно, но в полную силу информационная война развернулась именно сейчас.

Российские «информационные воины» и пророссийские силы на Украине преследуют три основные цели. Первая цель – то, что я называю «артиллерийская подготовка», а именно размягчение оппозиции с целью делегитимизации Украины как независимого государства. Вторая цель – создание альтернативной реальности, и третья цель – распространение паники. Первые две цели учитывают лиц, преданно поддерживающих действия России на Украине, а также действия поддерживаемых Россией сепаратистов. Третья цель учитывает проживающих на Украине лиц, но не поддерживающих сепаратистские тенденции.

Артиллерийская подготовка

«Артиллеристская подготовка» началась еще до нынешних событий в Украине, и заключалась в том, чтобы, с одной стороны, сформировать общую национальную, культурную, религиозную идентичность украинцев и россиян в рамках так называемого единого «Русского мира». Многочисленные публикации в печатных СМИ и сюжеты на телевидении, научные конференции, круглые столы и другие коммуникативные мероприятия проповедовали идею о том, что русские, украинцы и белорусы – это один народ, а Россия, Украина и Беларусь – это, по сути, одно государство, имеющее общий корень – Киевскую Русь. Постоянно делался акцент на общей истории, внедрялись некие общие символы, такие как так называемая «георгиевская лента», которая стала символом сепаратизма в Украине.

Вместе с этим, в СМИ России активно продвигалась идея об Украине как «недогосударстве», которое не имеет право на существование, по крайней мере, в нынешнем виде. Так, еще в 2008 году газета «Украинская правда» сообщила, что Владимир Путин на закрытом заседании совета Россия-НАТО, обращаясь к Президенту США Джорджу Бушу, сказал: «Ты же понимаешь, Джордж, что Украина – это даже не государство! Что такое Украина? Часть ее территорий – это Восточная Европа, а часть, и значительная, подарена нами!» .

Ну, и конечно, россиянам все это время навязывалось убеждение о том, что они «самые-самые» на фоне «загнивающего Запада», погрязшего в грехах и пороках, и обреченных на распад несостоявшихся государств вроде Украины. Показательным в этом смысле является высказывание Владимира Путина во время общения с россиянами в прямом эфире в декабре 2010 года, когда он заявил, что Вторую мировую войну Россия бы выиграла и сама, без Украины. «Мы все равно бы победили, потому что мы страна победителей».

Таким образом, к началу «горячей» войны в Украине в 2014 году подавляющее число россиян и часть русскоязычных граждан Украины были уверены, что у России своя уникальная историческая миссия, состоящая в устранении исторической несправедливости и создании единого «Русского мира», в том числе и на части территории Украины, которая никогда не была и не может быть независимым государством.

Альтернативная реальность

Создание псевдореальности началось российскими СМИ с момента, когда стало ясно, что Майдан, собравшийся в конце 2013 года, просто так не разойдется, и разогнать его просто так не получится. С этого момента начинается расхождение между реальностью, которая существует на самом деле, и псевдореальностью, которая существует лишь в умах поверивших в нее людей, и которая формируется российскими СМИ.

При этом российские СМИ не очень стремятся к точности и тщательности информационных сообщений. Это даже несравнимо с советской пропагандой, которая старалась не допускать явных промашек. Размещаются фотографии боевых действий из других стран, и утверждается, что это Украина, берутся интервью у несуществующих экспертов и подставных лиц, присутствует путаница в понятиях и терминах. Так, широко используемый российскими СМИ термин «киевская хунта» не имеет никакого отношения к реальности, поскольку, как известно, хунта – это группа военных, пришедшая к власти насильственным путём в результате переворота.

Для формирования псевдореальности российские СМИ действую по принципу «чем ужаснее, тем лучше». Чего, например, только стоит сюжет российского Первого канала о «распятом мальчике» в г. Славянск. По этой ложной истории, украинские военные, войдя в город, собрали на главной площади всех местных жителей и устроили публичную казнь жены и маленького сына кого-то из ополченцев: мальчик был распят на доске объявлений, а женщину привязали к танку и волочили по улице, пока она не умерла. Для опровержения подобной лжи был даже создан специальный проект www.stopfake.org, представленный на русском и английском языках.

В целом же, созданную российскими СМИ псевдореальность можно описать следующим образом: в результате антиконституционного переворота в Киеве к власти пришла хунта, которая развязала войну с несогласными жителями Новороссии, осуществляя массовый геноцид мирного русскоязычного населения; особо жестоко при этом ведут себя бендеровцы и жидобендеровцы из Правого сектора и Нацгвардии, которые являются наследниками нацистов и фашистов.

В этой фразе присутствуют те основные штампы, которые, к сожалению, были успешно внедрены в массовое сознание россиян и пророссийски настроенных жителей Украины: «киевская хунта», «Новороссия», «геноцид русскоязычного населения», «бендеровцы», «жидобендеровцы», «Правый сектор», «Нацгвардия». Все эти штампы, за исключением Новороссии, носят негативный характер. Вкратце поясню, что означают некоторые из них.

  Новороссия – Юго-Восточные области Украины, которые, по мнению В. Путина и российских пропагандистов, отличаются от остальной части Украины по языку и культуре, поэтому должны иметь особый статус, вплоть до создания самостоятельного государственного образования.

  Бендеровцы (правильно «бандеровцы») – изначально члены Организации украинских националистов, с эры Второй мировой войны, возглавляемой Степаном Бандерой; впоследствии советская пропаганда стала употреблять термин для обозначения всех украинских националистов, придавая ему крайне негативный оттенок. Нынешняя российская пропаганда употребляет этот термин в значении «нацисты», «фашисты».

  Жидобендеровцы – термин, выдуманный российской пропагандой для обозначения представителей еврейского народа, поддерживающих Украину в войне с Россией (ярким представителем «жидобендеровцев» является Игорь Коломойский, миллиардер, губернатор Днепропетровской области); термин-оксюморон, поскольку, по логике российской пропаганды, бендеровцы, будучи нацистами, должны ненавидеть евреев и стремиться к их истреблению.

  Правый сектор – политическая партия и общественная организация, возникшая как общественное движение, объединившее активистов украинских радикальных организаций преимущественно правого направления; сформировался в конце ноября 2013 года на Евромайдане. По мнению российских СМИ, Правый сектор (наряду с Нацгвардией) является карательной организацией, уничтожающей при малейшей возможности мирных русскоязычных жителей и «ополченцев» Новороссии.

Распространение паники

Если инструментами создания псевдореальности являются как традиционные СМИ, так и Интернет-ресурсы, то формирование панических настроений среди жителей Украины осуществляется преимущественно через социальные сети, поскольку основные российские СМИ в Украине сейчас запрещены как нарушающие украинское законодательство. Панические настроения формируются вокруг двух основных тем:

  «Украинскиx воинов предали (наши войска несут огромные потери)» – информационные «вбросы» по этой теме появляются регулярно с самого начала боевых действий по одной и той же схеме: какой-то воин из зоны боевых действий позвонил своей жене (сестре, матери, брату, другу) и рассказал о том, что начальство их бросило одних, нет доставки боеприпасов и продуктов, они уже длительное время находятся в окружении врагов, многие погибли и никто не собирается их спасать. Справедливости ради надо отметить, что несколько подобных ситуаций действительно имели место, но не носят такой массовый характер, как российские СМИ пытаются представить. Дальше эта тема раскручивается в призывы к матерям и женам воинов «забрать» их из зоны боевых действий или не пускать их туда, что несколько раз приводило к разным протестным акциям с блокированием призывных пунктов и перекрытием автомобильных дорог.

  «на днях нас оккупируют российские войска» – эта тема раскручивается в восточных и южных регионах, где среди части населения присутствуют устойчивые сепаратистские настроения; как вариант появляются сообщения об активизации сепаратистов в том или ином городе, которых уже тысячи, которые вооружены и готовы вот-вот захватить административные здания и создать очередную «народную республику».

Целью создания панических настроений является, во-первых, формирование недоверия с нынешней украинской власти; во-вторых, снижение способности к рациональному мышлению и формирование упаднических настроений; в-третьих, усиление напряженности во взаимоотношениях между проукраински и пророссийски настроенными жителями Украины.

Заключение

В целом, вся информационная война направлена на построение альтернативной псевдореальности, внутри которой формируется устойчивый образ врага, который должен быть уничтожен без жалости и колебаний, поскольку по своим качествам и действиям не имеет право считаться человеком. Исходя из этого, гибридная война планируется не под стратегию фронтальной войны, а под стратегию информационной войны. Иными словами, целью военных действий в гибридной войне является не завоевание или удержание территории, а хаос, непрерывный конфликт и постоянное генерирование провокаций и создание «постановочных» военных событий, которые являются еще одним характерным элементом нынешней информационной и гибридной войны. Они представляют собой события, которые предназначены исключительно для телевизионной съемки, причем часто после съемки постановочные военные события прекращаются, и участники постановки исчезают с места происшествия, как сообщается в статье июньского номера (2014 г.) «Украинской правды».

Следовательно, невозможно выиграть в гибридной войне, не выиграв в информационной. К сожалению, пока Украина проигрывает России в этой войне, но те шаги и действия, которые сейчас предпринимаются в данном направлении, дают основания для осторожного оптимизма. Прекращается вещание на территории Украины российских телеканалов, блокируется работа сайтов террористического и сепаратистского характера, волонтерами создаются специальные сайты и аккаунты в социальных сетях для опровержения недостоверной информации и т.п. Все это позволит, на мой взгляд, в течение короткого времени если не полностью ликвидировать информационные угрозы, то, по крайней мере, их минимизировать.