Война СМИ в Черногории

Война СМИ в Черногории

Фальшивые нарративы определяли борьбу против членства в НАТО

Мария Благоевич, советник спикера парламента Черногории

5 июня 2017 г. Черногория стала 29-м членом НАТО. Присоединению к этой организации предшествовали кампании, проводимые правительством и неправительственными организациями, выступавшими за вступление в альянс, и теми, кто выступал против членства страны в НАТО. Значительная часть антинатовской кампании находила отражение в нарративах, продвигаемых Россией, которые зачастую проникали в основные медийные платформы Черногории.
Последствия этих нарративов ощущаются и по сей день.

Проводившаяся в 2011 г. перепись населения в Черногории (первая перепись после получения страной независимости) показала, что в стране проживает 620 тыс. 029 человек. 45% населения считали себя черногорцами, 29% сербами, 9% боснийцами, 5% албанцами, 3% мусульманами и менее 1% хорватами. В стране три основные религиозные группы: православные христиане (72%), принадлежащие к сербской православной церкви (СПЦ) и черногорской православной церкви; мусульмане (19%) и католики (3%). Остальная часть опрошенных принадлежит к другим религиозным группам. Они являются атеистами/агностиками или же не указали свою религиозную принадлежность.

Почетный караул черногорцев в г. Подгорица осматривает флаги НАТО и Черногории перед церемонией по случаю вступления в НАТО. РЕЙТЕР

Чтобы понять причины, стоящие за российским вмешательством в стремление Черногории добиться самой важной политической цели с момента получения независимости в 2006 г., требуется краткий экскурс в историю. Отношения между Черногорией и Россией уходят корнями к правлению царя Петра Великого. Связи между двумя царскими фамилиями были такими же прочными, как и экономические и культурные отношения между двумя государствами. Россия была покровительницей Черногории и распространяла убеждение, что две страны являются «православными братьями», поскольку доминирующей религией в Черногории и в те времена, и сегодня является православное христианство. У России давняя история преследования своих геополитических целей на Балканах, но доступ Черногории к Адриатическому морю всегда служил дополнительным мотивом для российского вмешательства. Черногория получила доступ к Адриатическому морю после Берлинского Конгресса 1878 г., когда ее суверенитет был признан теми странами, которые его раньше отвергали. Дипломатические отношения с Россией продолжались и после вхождения Черногории в югославскую федерацию.

После восстановления государственности Черногории в 2006 г. две страны установили дипломатические отношения. В то время Черногория четко определила вступление в НАТО и в Европейский союз в качестве самых важных внешнеполитических приоритетов. Это решение, однако, не закрывало двери перед другими заинтересованными инвесторами, особенно учитывая, что в этот период после получения независимости имел место существенный экономический подъем, особенно в сфере строительства. Российские инвестиции росли и стали в стране наиболее ощутимыми.

В политическом исследовании 2018 г. «Оценка российского следа в экономике Черногории» его авторы Милица Ковачевич и Мария Мирячич утверждают, что на долю России приходилась одна седьмая часть всех иностранных инвестиций за первые 10 лет после получения страной независимости. Они также добавляют, что, по данным Центрального банка Черногории, общая сумма инвестиций, поступивших напрямую из России за этот период, была примерно 1,3 млрд. евро, что составляло 31% валового внутреннего продукта Черногории. Начиная с 2006 г., Россия постоянно была в числе трех ведущих инвесторов в стране, наряду с Норвегией и Италией. Инвестиции были особенно заметны в сфере туризма – наиболее важном экономическом секторе Черногории. Согласно авторам исследования, число российских туристов в Черногории возросло с 61 тыс. в 2006 г. до 316 тыс. в 2016 г. (что составило примерно 25% всех туристов, посетивших страну в тот год). 

После того как Черногория определила вступление в ЕС и НАТО в качестве основных внешнеполитических целей и начала гармонизировать свою внешнюю политику с политикой ЕС, российская сфера политического влияния значительно сузилась, но все равно продолжала присутствовать посредством определенных оппозиционных групп. Выступления оппозиции усилились после того, как в 2014 г. Россия аннексировала Крым, и Черногория присоединилась к санкциям ЕС против России.

Черногория обвинила Россию во вмешательстве в ее парламентские выборы в 2016 г. и в попытке сменить правительство в стране насильственным путем. В день выборов был арестован ряд сербских граждан, а 14 людям были предъявлены обвинения. Среди них были два российских гражданина, одним из которых был бывший сотрудник российской военной разведки и бывший заместитель военного атташе в российском посольстве в Польше. Впоследствии его объявили персоной нон грата из-за обвинений в шпионаже и выслали из Польши. Среди других задержанных были сербский генерал полиции и бывший командующий сербской жандармерией, а также два ведущих политика и члены крупнейшей оппозиционной группы. Эпилог этой истории с попыткой переворота наступил в мае 2019 г., когда суд Черногории после годичного судебного процесса, который освещался на телевидении, признал виновными всех обвиняемых.

Верующие православные христиане состязаются в том, кто вытащит деревянный крест, брошенный в реку Рибница в г. Подгорица, отмечая православный праздник Крещения. Россия продвигает нарратив о том, что две страны являются «православными братьями», потому что в них большая часть населения исповедует православное христианство. АССОШИЭЙТЕД ПРЕСС

После того как Черногория получила 2 декабря 2015 г. от альянса официальное приглашение о вступлении, давление на страну усилилось. В то время как Россия делала заявления, которые можно было рассматривать как угрозы, настоящая «война» была развязана в нарративах, распространяемых через СМИ. Целью было снизить общественную поддержку идеи вступления в НАТО.

Результаты опроса общественного мнения, проведенного в ноябре 2015 г. Центром за демократию и права человека, показали, что 49,5% населения страны поддерживали вступление в НАТО. Этот процент менялся с годами от 36% в 2008 г. до 50,5% в июне 2016 г. Он также варьировался внутри этнических групп. Большинство черногорцев, албанцев, боснийцев и мусульман поддерживали присоединение к альянсу, в то время как большинство сербов было против.

В Черногории есть несколько ежедневных газет: «Pobjeda» и «Dnevne Novine», которые считаются проправительственными, и «Vijesti» и «Dan», критикующие правительство. Российский правительственный вебсайт Russia Beyond публикует ежемесячное приложение, распространяемое на Балканах. Также доступны в Черногории ежедневные новости из Сербии, выходящие в таких публикациях как «Politika», «Večernje Novosti», «Blic», «Kurir» и «Danas».

В статье «Пророссийские черногорцы выпускают новые антизападные СМИ», размещенной на проводящем расследования вебсайте Balkan Insight, указывается, что все зарегистрированные в Белграде сайты усиленно перепечатывают контент, созданный в России российскими СМИ, особенно такими новостными агентствами как «Спутник», онлайновой платформой News Front и вебсайтом Russia Beyond. В статье указывается, что российские платформы появились на Балканах в то время, когда Черногория вела переговоры о вступлении в НАТО. Они создали штаб в Белграде и привлекли соавторов из Подгорицы. Некоторые аналитики считают, что российская медийная стратегия состоит в том, чтобы подавать черногорским СМИ промосковские новости на сербском языке, что будет наделять их большей силой, поскольку они будут перепечатываться в местном контексте. Широко использовались несколько нарративов, среди них были следующие:

Нарратив «Агрессивный блок НАТО»

Этот наиболее распространенный антинатовский нарратив, который использовался в Сербии и Черногории, а также в Республике Сербской (составной части Боснии и Герцеговины) со времен конфликта в Косово в 1999 г. НАТО бомбила территорию существовавшей еще в то время Югославии, в состав которой входила и Черногория. Авиаудары продолжались в течение 78 дней. Страны НАТО попытались получить официальное одобрение Совета Безопасности ООН, но встретили сопротивление со стороны России и Китая, которые дали понять, что наложат вето на это предложение. НАТО начала кампанию без официальной санкции ООН, охарактеризовав ее как гуманитарную интервенцию. Югославия же назвала ее незаконным актом агрессии против суверенного государства и нарушением международного права.

Тот факт, что гуманитарная интервенция, которая часто считается легитимной, но не законной, была осуществлена без официального одобрения ООН, был положен в основу нарратива о «натовских агрессорах», который постоянно повторялся в пророссийских СМИ и широко использовался вплоть до вступления Черногории в НАТО.

Статьи с заголовками типа «Агрессор в одежде миротворца» подразумевали, что черногорцы не должны присоединяться к «агрессорам» и никогда не должны «забывать, что они сделали». Указывалось, что страны НАТО и ее лидер, США, были и остаются «альфой и омегой» всего зла на земле. Нарратив приводил довод о том, что членство в НАТО будет противоречить интересам наиболее ценного союзника страны, России. 

Туристы посещают церковь в обнесенном средневековыми стенами черногорском городе Котор – адриатическом морском порту, уютно устроившемся в заливе, похожем на фьорд. Туризм является важным экономическим сектором страны, и туристы из России насчитывают примерно четверть всех посещающих страну туристов. GETTY IMAGES

Были также и сопутствующие нарративы, такие как «натовские оккупанты» и «обедненный уран». Целью обоих было показать последствия присоединения к альянсу. Нарратив насчет оккупантов подразумевал, что после присоединения к НАТО страна потеряет свой суверенитет, что ее территориальная целостность окажется под угрозой. Статьи о натовских базах на территории Черногории также были частью этого сопутствующего нарратива. Среди заголовков в сербских СМИ был и такой: «Вот где будут размещены натовские базы в Черногории», подразумевавший, что размещение таких баз просто неизбежно. Другой заголовок гласил: «Правительство Черногории публикует налоговые платежи НАТО, что свидетельствует о намерении строить базу». Цель была в том, чтобы заставить черногорцев думать, что после вступления в НАТО они утратят возможность самим решать свою судьбу. Этот нарратив умышленно играл на чувстве гордости черногорцев, поскольку одними из основных лозунгов движения за независимость в 2006 г. были отделение от Сербии и возможность самостоятельно вырабатывать свои приоритеты и отвечать за свой суверенитет и территориальную целостность.

Нарратив про обедненный уран также получил широкое распространение и приобрел, возможно, наиболее чувствительный характер, поскольку имел отношение к здоровью населения. В СМИ появлялись такие заголовки: «Черногория и НАТО: засуха обедненного урана», «Достаточно сказать – хлеб, соль и уран для врагов», «Натовские бомбы все еще убивают сербов», а также «Натовские бомбы – вечная угроза для здоровья» и «Из-за обедненного урана в Косово умерло 300 солдат KFOR (международной миссии под эгидой НАТО в Косово)». Все они были нацелены на то, чтобы убедить общественность в том, что были вредные для здоровья последствия от контактов с боеприпасами, содержащими уран, которые использовали натовские войска в 1999 г. В этих статьях делалась попытка увязать контакты с боеприпасами, содержащими обедненный уран, с ростом числа раковых больных в Сербии и среди солдат, участвовавших в военной кампании в Югославии. Однако, ни одна из этих статей не приводит научных выкладок, которые бы подтвердили такую связь.

Нарратив «Российская военная мощь»

Примерами заголовков, поддерживающих нарратив «Российская военная мощь», могут быть следующие: «Миллиардные вливания: вот какое новое оружие будет у российской армии в 2015 г.», «Возрождение российской военной промышленности – без твердой руки мы ничто», «НАТО встревожена российским вторжением», «Российское оружие и военное оборудование на выставке в Париже», «Российская армия получает гипероружие», «Российский «охотник» Су-35 назван королем неба», «Натовские генералы: российская армия хорошо вооружена и очень сильна», «Российское оружие для XXI века» и «Россия стала богаче на две ракеты «Циркон» и «Скиф»». Этот нарратив имел целью показать, что российская армия непобедима, и посеять сомнения в способности НАТО защитить Черногорию. Одним из основных аргументов правительства страны в пользу вступления в альянс был как раз тот, что, учитывая небольшой размер страны, она просто должна быть частью системы коллективной обороны НАТО. Именно поэтому статьи в оппозиционных СМИ изображали Россию как страну с наиболее современной артиллерией, ракетами класса «земля-воздух», боевыми самолетами и вертолетами. Кроме того, этот нарратив изображал действия российских войск в Сирии как героические. Успеху этого нарратива способствовало также отсутствие новостей о военной мощи и оборудовании НАТО.

Нарратив «Превосходство российской медицины»

Это один из наименее заметных нарративов. Он относится к повседневной жизни, и целью его было показать превосходство России в чем-то таком, что затрагивает каждого. Также было намерение показать гуманитарный аспект, который не привязан целиком к конкуренции с другими странами. Этот нарратив имеет успех, поскольку в республиках бывшей Югославии определенные области медицины, такие как офтальмология, традиционно ассоциировались с российскими специалистами, которые работают в регионе и считаются очень опытными. 

Вот примеры заголовков, относящихся к этому нарративу: «Быстрый диагноз и лечение без лекарств», «Доктор Николай Науар Нафи: здоровье без химии, лечение без побочных эффектов» и «Почему российская альтернативная медицина такая успешная». Этот нарратив также поддерживало проникновение на рынок Черногории российской медицинской и косметической продукции, причем маркетинговая кампания подчеркивала содержащиеся в российской продукции натуральные компоненты. Главной целью было противостоять представлениям о том, что все передовое и современное приходит с Запада, и продемонстрировать, что в этих конкретных видах продукции Россия обогнала Запад. 

Эти нарративы существуют даже сегодня, хотя большинство упомянутых статей были написаны в период с 2015 г. по 2017 г. Чтобы понять эффект этих нарративов, обратитесь к исследованию, проведенному Национальным институтом демократии в Вашингтоне на территории Черногории, Боснии и Герцеговины, Сербии и Северной Македонии и опубликованному в начале 2019 г. В этом исследовании, помимо других аспектов, рассматривается отношение граждан к иностранному влиянию и сообщениям СМИ на эту тему. Исследование показывает, что, хотя Черногория и является членом НАТО, 45% ее жителей положительно относятся к России, 41% положительно относится к Китаю, 40% положительно относятся к ЕС, 29% положительно относятся к США и 25% к НАТО. Респонденты сказали, что на их мнение в основном оказывают влияние СМИ, друзья и члены семьи. На вопрос о том, какие государства или организации оказывают их стране наибольшую поддержку, 45% опрошенных назвали ЕС и 13% назвали Россию. Твердое большинство в 58% согласилось с тем, что их страна должна продолжать идти по европейскому пути, даже если это испортит хорошие отношения с Россией. Что касается нарративов, о которых речь шла выше, интересно отметить, что 47% считают, что в военном плане Россия сильнее НАТО, 37% считают наоборот, а 17% не смогли ответить на этот вопрос.

На вопрос о том, станет ли жизнь в стране лучше, если она откажется от интеграции с ЕС и повернется к России, 43% ответили утвердительно, 46% отрицательно и 11% не смогли дать ответ на этот вопрос. Половина ответивших считают, что экономическое развитие страны связано с Россией. На вопрос о том, смогла ли бы страна достичь целей своего экономического развития, если бы выбрала Россию в качестве основного торгового и инвестиционного партнера, 51% опрошенных ответили утвердительно. Однако, 59% ответили, что страна сможет достичь целей своего экономического развития, если и дальше будет поддерживать отношения с ЕС как с ключевым торговым и инвестиционным партнером.

На вопрос о том, какую бы страну они выбрали для лечения или операции, 21% назвали Россию, что оказалось самым высоким показателем для одной страны, 28% назвали ЕС и 20% назвали США. На вопрос о том, обращают ли они внимание на источники тех новостей, которые они слушают, 54% опрошенных ответили отрицательно.

Конечно же, не все результаты опроса являются следствием этих нарративов, но некоторые из них действительно беспокоят и демонстрируют ущерб, который может нанести даже ненавязчивая пропаганда. Результаты показывают, насколько важно объяснять преимущества членства в НАТО, например, или достижения любой важной цели, а также важность сдерживания «фейковых» новостей.