ИГИЛ в Турции

ИГИЛ в Турции

Ответ правительства имеет глобальные последствия

Д-р Ахмет С. Яйла, Университет им. Джорджа Мейсона

Hападение на ночной клуб «Рейна» в Стамбуле ранним утром в день Нового Года в 2017 г. и антитеррористические операции, последовавшие за этим нападением, преподали ценные уроки в отношении безопасности. Нападавший, Абдулкадыр Машарипов, до получения приказа от своего эмира в Ракке через приложение Telegram провел год в положении «крота» в турецком городе Конья. Он не только совершил нападение от имени ИГИЛ, убив 39 человек и ранив многих других, он также избежал ареста на месте преступления, притворившись одной из жертв нападения. Присутствие ИГИЛ в Турции ощущается сильно – оно имеет готовые к терактам ячейки, места безопасного укрытия, и с начала военной кампании в г. аль-Баб в Сирии постоянно угрожает Турции. Турция является мостом между Востоком и Западом, и нельзя игнорировать угрозу того, что большое количество террористов приедут в Европу именно через Турцию. По мере того, как ИГИЛ теряет большие территории в Сирии и Ираке, способность Турции бороться с угрозой терроризма и сдерживать террористическую деятельность в пределах своих границ представляется чрезвычайно важным для глобальной безопасности.

Террор и терпение

Турция страдает от терроризма уже долгое время – за последние 40 лет от рук террористов в стране погибло более 40 тыс. человек. Когда в 2011 г. началось восстание в Сирии против президента Башара Асада, Турция переживала период относительного спокойствия, и количество жертв террористов было тогда самым низким. Однако, этот период быстро закончился из-за новых региональных конфликтов и просчетов Турции во внутренней и внешней политике. Турецкие лидеры видели в восстании в Сирии возможность расширить сферу своих интересов в регионе и стремились к быстрой смене режима, поддерживая радикальные группировки джихадистов салафистского толка в Сирии. Поначалу эта политика казалась разумной, поскольку основная часть турецкой помощи шла Свободной сирийской армии, которая считалась основой сопротивления в стране и в регионе. Однако, радикальные салафистские группировки джихадистов, включая связанную с Аль-Каидой группировку Джабат-аль Нусра (сейчас она называется Джабат Фатех аль-Шам, или ДФШ), Ахрар аль-Шам, движение Нур аль-Дин аль-Зенки и, в конечном итоге, Исламское государство (ИГИЛ), также стали получать помощь при посредничестве Турции.

В городе с преобладающим курдским населением в турецкой юго-восточной провинции Санлиурфа была взорвана бомба возле здания, где проживали судьи и прокуроры. Февраль 2017 г. Ассошиэйтед Пресс

С тех пор ИГИЛ стало расширять свое присутствие в Сирии. В конце июня 2014 г. оно объявило о создании халифата и стало захватывать основные маршруты из Турции в Сирию. Оно стало новым соседом Турции на юге, контролируя некоторые пропускные пункты на границе, а также маршруты контрабандных перевозок через границу. Когда ИГИЛ стало основным врагом Рабочей партии Курдистана (РПК) и режима Ассада, Турция заняла политику невмешательства, позволяя иностранным боевикам проезжать через страну, направляясь в Сирию, где они присоединялись к ИГИЛ или другим радикальным группировкам. Такая политика привела к тому, что через Турцию в Сирию перебралось более 25 тыс. иностранных боевиков, а несколько радикальных группировок проводили свои операции непосредственно в пределах турецкой границы.

Поддержка Турцией ИГИЛ играла очень важную роль в проведении операций этой группировкой. Если бы Турция не относилась так терпеливо к деятельности ИГИЛ в пределах своих границ, включая вербовку тысяч иностранных боевиков, ИГИЛ не было бы такой мощной организацией, как сегодня. Благодаря политике Турции ИГИЛ стало невообразимо сильной за короткий период времени. Турция и ИГИЛ не считали себя врагами, во всяком случае, открыто, до тех пор, пока турецкие военные и Свободная сирийская армия не предприняли совместное наступление в г. аль-Баб. Эта военная операция стала поворотным пунктом, после чего ИГИЛ начало предпринимать открытые нападки на Турцию на страницах своих журналов и в заявлениях своих лидеров. Правительство Турции не вносили ИГИЛ в список террористических организаций вплоть до начала 2016 г. Даже после терактов в Турции тогдашний премьер-министр Ахмет Давутоглу открыто не признал эту организацию как террористическую, заявив, что «это всего лишь группа разочаровавшихся юнцов». Отношения между Турцией и ИГИЛ начали портиться с начала 2016 г., когда Турция нехотя стала сокращать свою поддержку под нажимом администрации Обамы.

Начиная с 2014 г. в Турции стали проявляться признаки политической и экономической нестабильности в основном из-за того, что полицейское управление Стамбула начало расследование по обвинению в коррупции и взяточничестве против высокопоставленных членов правящей партии. Президент Реджеп Тайип Эрдоган, утверждая, что полицейское расследование было заговором против него, начал чистку и увольнения в среде полицейских чинов, прокуратуры и судебных органов, которые имели отношение к расследованию. Однако, в Нью-Йорке Министерство юстиции США и Федеральное бюро расследований провели параллельное расследование. Оно привело к аресту в марте 2016 г. Резы Зарраба, одного из основных подозреваемых и задержанных в стамбульском расследовании, по обвинению в заговоре с целью обойти американские санкции против Ирана, отмывании денег и банковских махинациях. Расследование в США и арест Зарраба добавили легитимности расследованию в Стамбуле.

В 2014-2015 гг. в полицейских департаментах по всей Турции прошли кадровые чистки и аресты, опытные полицейские и специалисты в области разведки и борьбы с организованной преступностью были заменены на молодых офицеров и руководителей, преданных Эрдогану. Вследствие этого проводившиеся антитеррористические операции против ИГИЛ, Аль-Каиды и других джихадистских террористических организаций были приостановлены, поскольку новые начальники полиции были в основном заняты закрытием всех текущих расследований против политиков и их ближайшего окружения. На самом деле несколько полицейских и прокуроров было арестовано за то, что они проводили расследование случаев переправки оружия и операций по поддержке террористических организаций. В число таких операций входил печально известный скандал на шоссе г. Адана, в который были вовлечены грузовики Национальной разведки Турции, перевозившие оружие в Сирию, а также поддержка террористов под прикрытием Фонда гуманитарной помощи в г. Ван, которую расследовала местная полиция. Из-за применения суровых правительственных мер против полиции Турция не провела ни одной запланированной антитеррористической операции в 2014-2015 гг. Несколько операций было проведено в 2016 г. в основном в ответ на имевшие место инциденты, да и тогда виновных задерживали и вскоре отпускали на свободу.

Однако, развал аппарата Турции по борьбе с терроризмом на этом не закончился. Когда 15 июля 2016 г. произошла попытка переворота, турецкие власти немедленно арестовали тысячи опытных специалистов в области борьбы с терроризмом и разведки, включая полицейских, военных, судей и прокуроров, осуществлявших надзор за проведением антитеррористических операций. Это еще больше истощило разведывательные возможности страны и ее способность противостоять терроризму, и после 2014 г. количество террористических актов в стране и, соответственно, число жертв, стремительно взлетело, превысив более чем в четыре раза показатели предыдущих нескольких лет.

Ирано-турецкий бизнесмен Реза Зарраб задержан в 2013 г. стамбульской полицией в ходе расследования дела о коррупции, которая является хронической проблемой в Турции. Три года спустя власти США обвинили его в несоблюдении санкций против Ирана, отмывании денег и банковских махинациях.
AFP/GETTY IMAGES

ИГИЛ использовало в своих целях политические потрясения в Турции после 2014 г., наращивая свои операции и создавая террористические ячейки, состоящие из турецких и иностранных членов ИГИЛ, в Стамбуле, Анкаре, Конья, Кайсери, Адане, Измире, Газиантепе, Адияман, Санлиурфа, Сакарайя и многих других местах. Через эти ячейки ИГИЛ завербовало тысячи новых членов и отправило в Сирию как минимум 3 тыс. местных боевиков. Помимо вербовки новых членов ИГИЛ также создало в Турции широкую сеть по поддержке своих операций в Ираке и Сирии. Через эту сеть ИГИЛ смогло закупить жизненно важные материалы и транспортировать на подконтрольные им территории. Оно заключило с предприятиями контракты на производство материалов, включая боеголовки ракет для самодельных вооружений, взрывчатку, химикаты, электронику для самодельных взрывных устройств, грузовики с четырехколесным приводом, 60 тыс. комплектов униформы, продовольствие, электронную аппаратуру и одежду. Большое количество доказательств этой деятельности включено в недавно опубликованные доклады по финансируемым Европейским союзом исследованиям вооружений в конфликтах, в которых подробно излагается, как Турция и турецкие компании помогали ИГИЛ в производстве оружия и взрывчатки. Кроме того, ИГИЛ продавало Турции нефть, которую оно добывало в Сирии и Ираке. На самом деле, обнародованная в 2016 г. переписка по электронной почте, которую вел министр нефтяной промышленности Турции Берат Альбайрак, являющийся также зятем Эрдогана, доказала, что обвинения в закупке и перепродаже нефти, добываемой ИГИЛ, соответствовали действительности.

Помимо того, что ИГИЛ набирало силу в Турции и вдоль ее границ, в страну въехало и расселилось 3 млн. беженцев. В соответствии с турецкой политикой открытых границ для сирийских беженцев, всех сбежавших из Сирии приветствовали, выдавали им удостоверения беженцев и разрешали селиться в любом месте Турции. Эта миграция населения была уникальной возможностью для ИГИЛ, которое отправило в Турцию сотни своих членов из Сирии для поддержки там логистических операций, сбора развединформации о Турции и противниках ИГИЛ, прячущихся в Турции, перевода денег и уничтожения врагов ИГИЛ. Примером тому может служить двойное убийство в провинции Санлиурфа активистов группы «Ракку молча уничтожают», рассказывающей о зверствах, чинимых режимом Асада и ИГИЛ. Более того, террористов отправляли в Турцию для бесплатного лечения.

Террористические ячейки

Хотя террористические ячейки, состоящие из турецких граждан, чрезвычайно важны для ИГИЛ, эта террористическая организация также создавала в Турции ячейки, состоящие из иностранных боевиков. Такие ячейки состояли в основном из террористов из кавказского региона, включая Чечню, Ингушетию и Дагестан, а также из бывших советских республик Средней Азии, российских и уйгурских турок. Эти ячейки управляются кавказским эмиратом ИГИЛ, Вилайя аль-Кавказ. Кавказские террористы – это опытные и закаленные в боях боевики, прошедшие хорошую подготовку перед заброской в Турцию; они провели много времени на фронте, сражаясь иногда за различные джихадистские террористические организации, такие как Аль-Каида в Афганистане. Боевики с Кавказа – это своеобразный спецназ ИГИЛ. Несколько перебежчиков ИГИЛ рассказывали, что кавказские боевики, особенно чеченцы, а также казахи и узбеки, известны своей дисциплиной и жестокостью во время нападений, и поэтому они всегда руководят боевыми действиями при поддержке местных сирийских боевиков. ИГИЛ использует состоящие из турок ячейки в основном для организации нападений террористов-смертников, в то время как на кавказских боевиков возложена задача вооруженной конфронтации. Ячейки кавказского эмирата провели два крупных нападения в Турции, включая нападение на стамбульский аэропорт «Ататюрк» 28 июня 2016 г. и на ночной клуб «Рейна». В результате этих двух нападений было убито 84 человека и ранено более 300. Третья группа ячеек ИГИЛ в Турции состоит из иностранных боевиков другого рода, в основном из Европы и в некоторых случаях из Северной Африки. Эти ячейки в основном обеспечивают безопасное укрытие и оказывают помощь при переправке иностранных боевиков.

Схема лидерства и иерархия ячеек и истэблишмента ИГИЛ в Турции варьируется. Эмиры городов (командиры) руководят всей структурой ячеек и базой поддержки; есть также региональные эмиры и эмир, который отвечает за всю Турцию в целом. В то время как городские и региональные эмиры проживают в Турции, эмир, отвечающий за всю Турцию, проживает за пределами страны. В дополнение к этой вертикальной иерархии, есть еще отдельные люди, которые отвечают за вербовку, руководители «dawah» (наставники в сфере идеологической обработки), финансовые эмиры, директоры логистического обеспечения и координаторы и сборщики «zakat» (милостыни). Хотя все эти руководители привязаны к турецкому эмирату, боевики «Кавказа» и ячейки ИГИЛ в других странах независимы от базирующихся в Турции ячеек ИГИЛ и не контактируют с ними. Кавказские боевики отбираются и посылаются на задания Кавказским эмиратом ИГИЛ, а соответствующие эмиры в Ракке управляют всеми иностранными ячейками. Это специальная мера безопасности для того, чтобы не «засветить» иностранные ячейки в Турции.

Машарипов, напавший на ночной клуб «Рейна», сказал в своем заявлении, что его заслали в Турцию через Иран за год до нападения. Он нелегально пересек границу со своей семьей и ожидал в статусе «крота» в г. Конья, пока приказ из Ракки не перевел его в активный статус. Его эмир из Ракки обеспечил его оружием и связями для укрытия. Если посмотреть на людей, с кем связывался Машарипов в Турции до совершения нападения, то ясно, что все они были иностранцами – свидетельство четкого разделения ячеек в Турции на состоящие из турецких граждан и состоящие из иностранцев. Это делается в целях обеспечения безопасности всей сети путем предотвращения утечек, и чтобы ячейки сознательно или случайно не выдали друг друга. Также важно понять, что иностранные боевики, проезжающие через Турцию, не связаны с членами ячеек ИГИЛ в стране, если у них нет общего задания; их проезд через страну организуют ячейки, специально созданные для этих целей. Эти ячейки координаторов состоят из турецких и иностранных граждан, которые говорят на языке переправляемых иностранных боевиков. В большинстве случаев этих иностранных боевиков просят сразу поехать в приграничный город, если только у них нет никаких причин задержаться на какое-то время в Турции. Обычно они не переезжают с другими членами ИГИЛ и встречаются со специально назначенными членами ИГИЛ только при необходимости или при нелегальном пересечении границы.

Выводы

ИГИЛ представляет реальную угрозу Турции, Европе и окружающим регионам. Серьезность этой угрозы при нынешних политических неурядицах в Турции еще нужно оценить, учитывая, что Турция, член НАТО, недавно стала устанавливать более тесные связи с Россией. Риск того, что Турция может стать прибежищем для террористов, нельзя сбрасывать со счетов, особенно учитывая, что Турция потеряла много опытных специалистов в области борьбы с терроризмом, и рост числа террористических нападений в стране, который составил за последние годы 400%. Некоторые из бывших бойцов ИГИХ, опрошенных в Международном Центре по изучению насильственного экстремизма, открыто заявляли, что после потери своих основных территорий, таких как Мосул и Ракка, боевики ИГИЛ сбреют бороды, постригут волосы и смешаются с населением, чтобы продолжать террористическую деятельность. На самом деле Турция является одним из основных каналов, через который боевики будут рассеиваться после крупных поражений, поскольку они все еще могут нелегально перейти границу при помощи проводников. Несколько бывших членов ИГИЛ также сообщили, что ИГИЛ расписывает людей по конкретным странам, где они не будут привлекать к себе много внимания в силу их национальности.

Родственники и друзья чтут погибших в ночном клубе «Рейна» в Турции, где ранним утром в день Нового Года в 2017 г. террорист убил 39 человек. До осуществления нападения террорис прожвал в Турции в течении года. Ассошиэйтед Пресс

В свете вышесказанного Турция представляется привлекательным перевалочным пунктом, который в настоящее время принял 3 млн. сирийских беженцев, и есть основания полагать, что среди них затерялось большое количество членов ИГИЛ из Сирии. Что тревожит еще больше, так это тот факт, что, в соответствии с проведенным в 2015 г. опросом Исследовательского центра Пью, 6 млн. из 78 млн. турецких граждан относятся к ИГИЛ благосклонно. И хотя это количество могло в последнее время снизиться в связи с террористическими нападениями и сожжением заживо двух турецких солдат, совершенно очевидно, что турецкая поддержка обширна и рассредоточена по всей стране, что позволяет ИГИЛ надеяться на надежную поддержку своей деятельности и в будущем. Хотя насильственная террористическая деятельность является исключительно прерогативой террористических ячеек, важно понять то, что люди, поддерживающие идеологию ИГИЛ, могут оказывать этой организации поддержку, включая финансовую и логистическую поддержку, укрывать скрывающихся террористов или участвовать в переброске оружия и боевиков. Таким образом, существование в Турции ячеек, состоящих из турецких граждан и иностранцев, а также поддержка, которой там пользуется ИГИЛ, вызывает очень серьезную озабоченность не только в Турции, но и в Европе, в НАТО и в США.

ИГИЛ шлет Турции открытые угрозы по мере того, как кампания в аль-Баб продолжается. 3 февраля 2017 г. через социальные сети и приложение Telegram ИГИЛ обратилось ко всем своим членам, живущим в Турции, с призывом организовывать в стране нападения на турецких полицейских, военных, иностранных туристов и христиан, так что было бы наивным не ожидать новых террористических актов в Турции. С июля 2016 г., когда была предпринята попытка переворота, страна находится в состоянии сложного кризиса, что облегчает ИГИЛ задачу организации терактов. Страна потеряла 150 тыс. правительственных служащих, военных, полицейских, судей и прокуроров. Более 90 тыс. служащих было задержано и почти 50 тыс. было арестовано. Национальная полиция Турции получила наиболее сильный удар, потеряв более 30 тыс. офицеров, включая руководящий состав и офицеров, имевших многолетний опыт борьбы с терроризмом. Турецкая армия потеряла более половины находившихся на действительной службе генералов и две трети пилотов истребителей F-16. Аналогичным образом пострадала и юридическая сфера, потеряв одну треть опытных прокуроров и судей по всей стране.

Эти чистки и аресты имели серьезные негативные последствия. Турция потеряла своих наиболее опытных и наиболее подготовленных работников, а также большую часть профессиональной прозорливости, необходимой для борьбы с терроризмом. Все эти сотрудники антитеррористических и разведывательных организаций были заменены новыми офицерами, не имеющими ни опыта, ни подготовки в сфере борьбы с терроризмом. И хотя это не означает, что новые назначенные офицеры не будут пытаться бороться с терроризмом, горькая реальность состоит в том, что пройдут годы, пока Национальная полиция Турции и турецкие вооруженные силы вновь обретут те возможности и опыт, которые у них были до того, как попытка переворота и расследование коррупционных дел привели к кадровым чисткам. Эти утерянные возможности приведут к потере жизней невинных людей и дополнительному бремени, которое ляжет на европейские страны и США, поскольку Турция продемонстрировала всю неэффективность своих попыток предотвратить перемещение террористов через свои границы.

Победа в войне против ИГИЛ в Сирии и Ираке не будет означать полного развала этой организации. Хотя ее возможности сократятся, она может резко увеличить количество терактов и спровоцировать волнения сначала в соседних странах, а затем и в остальном мире. Не стоит забывать, что террористические организации очень терпеливы; как в случае с напавшей на ночной клуб «Рейна» организацией, ячейки в статусе «кротов» могут быть в неактивном состоянии годами и не быть обнаруженными, что позволяет террористическим организациям нанести неожиданный удар. Правила доступа к потенциальным объектам нападения, а также превентивные меры должны быть пересмотрены с тем, чтобы сделать организацию терактов более трудновыполнимой задачей. Важно признать тот факт, что Турция является потенциальным каналом поступления иностранных террористов, особенно ИГИЛ, и что от успеха или неудачи Турции в борьбе с терроризмом напрямую зависит безопасность Запада и даже США. Снижение возможностей Турции в сфере борьбы с терроризмом приведет к большему количеству терактов на Западе и хаосу в регионе.