Извлекая пользу из хаоса

Извлекая пользу из хаоса

Россия создает «евразийский триумвират» с Ираном и Турцией?

Ридван Бари Уркоста

Институт международных отношений, Варшавский университет

С момента падения Берлинской стены и до 2014 г. Запад и мировое сообщество были основными гарантами при урегулировании международных разногласий. Однако, похоже, что сегодня в мировой политике возрождаются старые правила. В результате, в мире происходит что-то бесконтрольное и непостижимое, делая будущее намного менее предсказуемым. Мироустройство, сложившееся после Второй мировой войны, изменилось, сферы геополитического влияния смещаются, хаос становится реальностью. Рассудите сами: Россия становится лидером в восточном Средиземноморье; Китай занимает более агрессивную позицию в Южно-Китайском море и в других морях, бросая вызов стабильности мирового порядка; нынешний социальный и политический климат в Соединенных Штатах может заставить Вашингтон сосредоточить больше внимания на внутренних проблемах, чем на международных спорах; и, наконец, Европа стоит перед лицом внутренних геополитических пертурбаций, начиная от кризисной ситуации с иммигрантами, «Брекзита» и заканчивая изменившимися отношениями Польши с Брюсселем и другими членами ЕС, такими как Германия и Франция.

История учит, что когда страны ищут новых союзников или хотят заключить пакт о ненападении, это сигнализирует о переменах в мировой политике. Россия, в частности, хочет привнести тектонические изменения в систему международных отношений. При любой тектонической трансформации тот мир, который поддерживает существующий порядок, ломается, и похоже, что Россия готова на это пойти. Ее нынешняя стратегическая цель в том, чтобы изменить конфигурацию региональной системы. Россия полагает, что, достигнув этой промежуточной цели, она со временем сможет достичь и своей конечной цели – изменить конфигурацию более обширной мировой системы. Ее вредоносная деятельность на Ближнем Востоке направлена на то, чтобы образовать союзы с двумя региональными державами, а именно Ираном и Турцией. Цель состоит в том, чтобы со временем создать первую функционирующую коалицию в Евразии, которая совместно с Организацией Договора о Коллективной Безопасности (ОДКБ) будет служить в качестве альтернативы системе безопасности Запада. ОДКБ создана с целью быть своеобразным «поясом безопасности» вдоль южных границ России. Новый союз с Ираном и Турцией будет создан для того, чтобы перевернуть сферы влияния на Ближнем Востоке. Даже если Кремлю не удастся создать эти новые союзы, он все равно попытается изменить обстановку безопасности, подписав пакты о ненападении с соседними странами.

Судно Береговой охраны Турции сопровождает десантное судно российского ВМФ «Азов» в проливе Босфор по пути к Средиземному морю. Май 2017 г.
РЕЙТЕР

Переговоры в Астане

Недавние переговоры в столице Казахстана Астане представляют собой тестирование российской политики, которую мы видим в Сирии. С начала своей военной кампании в Сирии Россия смогла откорректировать свои геополитические цели таким образом, чтобы они совпадали с интересами Ирана. Однако, из-за ситуации в Сирии, отношения России и Турции носят более драматический характер. В отношениях между Анкарой и Москвой были периоды напряженности и периоды потепления. В результате они пытаются преодолеть взаимные обиды и установить тесные отношения.

Следует отметить, что до сегодняшнего дня многочисленные попытки обеих стран создать союз омрачались глубокой взаимной подозрительностью. Однако, Россия легко не сдается. Сергей Караганов, глава российского Совета по внешней и оборонной политике, говорит, что Россия разрабатывает «стратегическое видение и стратегическое терпение», что как раз отсутствует в генеральной стратегии Запада.

Со времен окончания «холодной войны» Россия пытается реализовать свои собственные планы в международных отношениях. 2016 г. был триумфальным для дипломатии России, Ирана и Турции и позорным для Европы и США, когда Совет Безопасности ООН принял Резолюцию №2336. После этого Россия и ее союзники разработали еще несколько совместных документов:

  • Заявление, устанавливающее режим прекращения огня в Сирийской Арабской Республике.
  • Соглашение о механизме фиксирования нарушений режима прекращения огня.
  • Соглашение о формировании делегаций с целью начать переговоры о политическом урегулировании.

Последний документ на самом деле нацелен на то, чтобы начать предварительные переговоры с Турцией. В соответствии с этими документами, Иран, Турция и Россия выступают гарантами территориальной целостности Сирии. На сегодняшний день единственным заметным достижением нового «евразийского триумвирата» после встречи в Астане является создание трехстороннего механизма наблюдения и обеспечения полного соблюдения режима прекращения огня в Сирии, результаты которого пока еще неясны. Однако, это означает, что впервые после окончания «холодной войны» Россия взяла на себя ведущую роль «инженера» региональной системы безопасности. До переговоров в Астане было ясно, что Россия хотела бы, чтобы чиновники высокого ранга из Вашингтона также приняли участие, давая понять, что Кремлю не хотелось бы играть ведущую роль в этом процессе. Но сейчас Москва попытается довести до конца мирный процесс, который она инициировала. Кремль готов выйти за пределы своих ближайших национальных интересов и представить Ирану и Турции пакет предложений, который, по сути, нацелен на то, чтобы разделить Сирию на несколько сфер влияния с участием Турции, Ирана и режима сирийского президента Башара Асада. На практике одобрение новой Конституции Сирии введет в стране своеобразную форму федерализации.

Прагматический альянс

Последствия возможного создания геополитической оси Москва-Анкара-Тегеран будут довольно значительными; национальные интересы трех стран сталкиваются, такие же столкновения знала и история развития этих стран. Россия настойчиво добивается создания нового геополитического альянса, но его успех будет зависеть от желания всех троих участников пересмотреть свои национальные интересы и прийти к какому-то общему знаменателю.

Например, до сегодняшнего дня Россия преследовала свои собственные цели: во-первых, сохранить авторитарный режим Асада; и во-вторых, узаконить военное присутствие Москвы в Сирии. В январе 2017 г. Россия и Сирия подписали важное соглашение, продлевающее доступ российских кораблей к сирийской военно-морской базе Тартус и военных самолетов к базе ВВС Хмеймим на 49 лет с правом продления еще на 25-летний период. С учетом продления договора Россия точно создает себе государство-клиента на Ближнем Востоке. Создав себе геополитическую точку опоры в регионе, Москва может занять более гибкую позицию на переговорах с Анкарой и Тегераном. Третья цель состоит в том, чтобы вытеснить Запад с Ближнего Востока или, по крайней мере, снизить его доминирование в регионе.

У трех стран схожая история. Все три когда-то были империями, и как таковая, каждая имела конфликты с двумя другими. У Ирана, Турции и России специфическое отношение к Западу. У этих трех стран имеется укоренившееся недовольство в отношении Запада, и Россия искусно манипулирует политической элитой и СМИ, чтобы еще больше подогреть это недовольство. В первое десятилетие «холодной войны», когда Турция и Иран (в 1955-1979 гг.) были членами Организации центрального договора, они вместе противостояли Советскому Союзу, чтобы сдерживать его амбиции вдоль его южных границ.

В XXI веке происходит нечто такое, что раньше было бы трудно себе представить – член НАТО (Турция) проводит военные учения с Россией и совместные военные операции против общего противника, Исламского государства. Что характерно, это первая совместная операция Анкары и Москвы с конца XIX века, когда Оттоманская империя и Россия вместе воевали против Наполеона. Интересно, что турецкий истребитель сбил российский военный самолет возле сирийско-турецкой границы в 2015 г. в то время, когда обе страны участвовали в сирийском конфликте. В союзе этих двух стран противоречия и парадоксы сплошь и рядом, однако прагматизм является наиболее сильной мотивацией.

Посланник Путина на переговорах в Астане, Александр Лаврентьев, оценил переговоры как новую попытку принести мир в Сирию. Однако, международный имидж России как посредника между враждующими сторонами может завершиться неловким недоразумением. Москва неустанно критиковала Запад, и особенно США, за неспособность принести мир на Ближний Восток. Если Россия не сможет мирно разрешить конфликт в Сирии, это будет удар по ее престижу и ее многолетним попыткам утвердиться в качестве великой державы. Имеются сомнения относительно того, есть ли у России достаточно политической, экономической и военной мощи, чтобы справиться с такой грандиозной задачей. Россия чувствует, что ее власть ограничена даже в т.н. «ближнем зарубежье», а для того, чтобы справиться с таким сложным регионом, как Ближний Восток, России нужны гораздо большие ресурсы, чем те, что у нее есть. При помощи своей стратегии создания «триумвирата» Россия пытается распространить свое влияние за пределы «ближнего зарубежья».

Прагматизм заставляет эти три государства объединять силы на Ближнем Востоке. Иран оберегает свои национальные интересы в Сирии, усиливая шиитское влияние в восточном средиземноморье, одновременно позволяя России реализовывать свои экспансионистские амбиции. Турция надеется при помощи этого альянса сдержать курдов, а также получает доступ к переговорам относительно будущего Сирии. Исключение Турции из переговоров относительно иракского города Мосул, возможно, может послужить объяснением, почему Анкара присоединяется к союзу Тегерана и Москвы. Ирану и России нужна Турция для того, чтобы умиротворить военные группировки суннитов в Сирии. Без участия Анкары будет невозможно достичь продолжительного прекращения огня. Ни Турция, ни Россия не хотят создания «Иранского наземного коридора», соединяющего Иран с шиитами в Сирии и Ливане. Такой план может подорвать национальные интересы Турции и России. России нужен Иран, хотя будет нелегко совместно с Тегераном присоединиться к конфликту. Альянс с Турцией дает гораздо больше возможностей для маневра.

Замысел генеральной стратегии России, помимо получения постоянного доступа к восточному средиземноморью, заключатся в защите своих южных границ на случай возникновения военной конфронтации с НАТО. Еще одна причина, по которой Россия стремится создать «триумвират» – это подорвать членство Турции в НАТО. Россия стремится создать прочную геостратегическую ось; однако, более реалистичным результатом может быть подписание юридически обязывающих соглашений о ненападении с Ираном и Турцией. Также как Советский Союз до Второй мировой войны, Россия пытается окружить себя союзами, чтобы предотвратить конфликты на всех направлениях.

Чтобы бросить вызов российским планам на Ближнем Востоке, США со своими союзниками и партнерами должны разработать стратегию, которая бы и дальше привлекала Турцию к тесному сотрудничеству с Западом. Без Турции Россия обречена на то, чтобы застрять в долгосрочной конфронтации с ИГИЛ в Сирии. Если Западу удастся улучшить отношения с Турцией, то это разрушит российские устремления создать прочную геостратегическую ось с Анкарой и Тегераном. Россия смогла мастерски использовать разногласия в стратегиях США и Турции относительно сирийского конфликта, используя слабость Вашингтона и Запада, чтобы манипулировать конфликтом, и будет использовать эти и другие разногласия в будущем для защиты своих интересов.