Иностранные боевики возвращаются домой

Иностранные боевики возвращаются домой

Как Косово реабилитирует репатриированных боевиков «Исламского государства»

Рамадан «Дани» Илази, Теута Авдиметай и Скендер Пертеши, Косовский центр исследований вопросов безопасности

Cмомента провозглашения независимости 17 февраля 2008 г. Косово, при жизненно важной поддержке со стороны Соединенных Штатов и Европейского Союза, добилось больших успехов в укреплении своих либерально-демократических основ. Несмотря на то, что Косово является молодой европейской демократией, оно сформировало плюралистическую политическую среду и сильное гражданское общество. Однако, оно также столкнулось со значительными проблемами, включая насильственный экстремизм. После распада «Исламского государства» (ИГ) правительство Косово выразило готовность репатриировать своих граждан, содержащихся в курдских лагерях для боевиков ИГ в Сирии. Готовность Косово проводить политику репатриации в рамках борьбы против участия в конфликтах иностранных боевиков резко контрастирует с другими европейскими странами, которые колеблются или прямо выступают против этой идеи.

Вопросы о способности Косово эффективно преследовать тех, кто подозревается в преступлениях, справляться с материально-техническими проблемами, связанными с их возвращением, и бороться с угрозой безопасности, которую представляют возвращенцы, занимают большое место в умах лиц, отвечающих за принятие решений. Некоторые страны ЕС, в частности, опасаются, что возвращение их граждан, связанных с ИГ, приведет к отрицательной общественной реакции со значительными политическими последствиями, и вместо этого выбирают подход, который оставляет этих людей — в основном женщин и детей — в состоянии неопределенности. Несмотря на эти проблемы, многие эксперты считают репатриацию более подходящим решением, способствующим предотвращению новых циклов насилия, тем более что зараженные болезнями и переполненные лагеря содержания под стражей являются питательной средой для дальнейшей радикализации. Существуют также серьезные соображения относительно морального обязательства государства нести ответственность за своих собственных граждан. В этой связи в 2019 г. Абеляр Тахири, бывший в то время министром юстиции Косово, заявил, что Косово не бросит своих граждан, независимо от поступков в прошлом, и что оно не может позволить, чтобы они представляли угрозу для Запада и наших союзников.

Косовские полицейские охраняют суд в Приштине после того, как в ходе операции по пресечению потока молодых этнических албанцев, присоединяющихся к исламистским боевикам в Ираке и Сирии, были арестованы 15 человек, включая нескольких имамов. Сентябрь 2014 г. Рeйtep

В том же году Косово при содействии США репатриировало 110 человек, доведя общее число возвращенцев до 200, включая тех, кто в 2012-2018 гг. вернулся из Сирии и Ирака по неофициальным каналам. Из 403 косовских граждан, выехавших в зоны конфликтов в Сирии и Ираке, 255 считаются иностранными боевиками-террористами (ИБТ). Однако, репатриация является лишь первым шагом в долгосрочных усилиях, необходимых для успешной реабилитации и реинтеграции бывших ИБТ и членов их семей — подход, которому Косово преисполнено решимости следовать в дополнение к судебному преследованию.

КАРАТЕЛЬНЫЕ ПОДХОДЫ

В ответ на рост числа своих граждан, выезжающих для участия в зарубежных конфликтах в Сирии и Ираке и для вступления в террористические группировки, такие как ИГ, в 2015 г. Скупщина Косово приняла Закон о запрете участия в вооруженных конфликтах за пределами государственной территории Республики Косово. Этот закон устанавливает суровые наказания для тех, кто участвует, подстрекает, финансирует или не сообщает о попытках участия в зарубежных конфликтах. Участие в вооруженных конфликтах других стран наказывается лишением свободы на срок до 15 лет, а вербовка и организация участия в иностранных конфликтах — также лишением свободы на срок до 15 лет. Призыв или подстрекательство других лиц к участию в зарубежных вооруженных конфликтах наказываются лишением свободы на срок до пяти лет. Кроме того, закон криминализирует финансирование с целью вербовки и организации косовских граждан для участия в зарубежных вооруженных конфликтах.

С юридической точки зрения все возвращенцы из зон военных действий Сирии и Ирака по своей сути являются подозреваемыми и поэтому должны пройти юридическую проверку, чтобы определить, совершили ли они преступление. Европейская комиссия считает, что правовая база Косово соответствует нормам ЕС и международным документам по борьбе с терроризмом, включая резолюцию 2178 Совета Безопасности ООН от 2014 г. Правовая база Косово позволяет осуществлять судебное преследование по таким делам, хотя сохраняются проблемы с получением и проверкой доказательств, связанных с ролью подозреваемых в зонах зарубежных конфликтов.

В 2014 г. Косовские исправительные службы (КИС) начали принимать первых ИБТ. У КИС был предыдущий опыт работы с заключенными в тюрьму религиозно радикализированными лицами или насильственными экстремистами-преступниками (НЭП), но закаленные в боях ИБТ принесли с собой новый набор проблем. При поддержке Международной программы помощи в подготовке кадров по уголовным расследованиям Министерства юстиции США (ICITAP) КИС провели внутреннюю оценку своих исправительных служб, которая установила, что заключенные ИБТ не были отделены от других заключенных. Это затрудняло процесс реабилитации.

В ходе оценки также была отмечена необходимость повышения профессионального потенциала персонала КИС для работы с ИБТ и учебными программами ICITAP. К 2016 г. в КИС были разработаны программы реабилитации и ресоциализации (РиР) для работы с ИБТ. Эти программы были направлены на поддержку дерадикализации ИБТ, которая в первую очередь включает в себя убеждение ИБТ отказаться от своих экстремистских взглядов.

Стремясь не допустить того, чтобы ИБТ чувствовали себя «мишенью» этих программ и поэтому отказались от добровольного участия в них, программы РиР были открыты для более широкого круга заключенных и включали курсы, дающие возможность окончания средней школы, а также профессиональную подготовку в таких областях, как плотницкое дело, системы водоснабжения и сварка. Другие курсы развивают коммуникативные навыки, чтобы облегчить ресоциализацию ИБТ. Однако, неизвестно, сколько участников профессиональной подготовки были настоящими ИБТ и была ли она успешной.

Полиция в Приштине сопровождает в суд косовара, подозреваемого в том, что он воевал в Сирии и Ираке на стороне экстремистов. Август 2014 г. AFP/GETTY IMAGES

Идеология — это квинтэссенция барьера на пути дерадикализации и усилий по реабилитации НЭП, которые сохраняют твердую приверженность убеждениям и религиозным интерпретациям, пропагандируемым радикальными имамами и подкрепляемым ИГ. Эффективное решение этой проблемы — сложная задача. С точки зрения безопасности приверженность радикализированных людей использованию насилия для пропаганды своих убеждений является серьезной проблемой. В 2018 г. Министерство юстиции и Исламская община Косово (ИОК) совместно реализовали в КИС новую программу дерадикализации ИБТ. ИОК привлекает проверенных имамов для проведения религиозных лекций в КИС, а Министерство юстиции организует материально-техническое обеспечение. Цель этой программы — развенчание радикальных, религиозно окрашенных идеологий, под влиянием которых ИБТ принимают участие в зарубежных конфликтах в Сирии и Ираке.

Косовский подход к репатриации ИБТ заслуживает признания; однако, существуют важные недостатки и проблемы, как технические, так и связанные с аспектами реализации и эффективности программы. К 2016 г., когда КИС должным образом повысили свои возможности и создали свои программы репатриации ИБТ, большинство заключенных были освобождены. Ряд репатриированных ИБТ из-за идеологических убеждений отвергли косовские институты и законы, что затруднило их сотрудничество и участие в программах дерадикализации. Участие заключенных ИБТ в программах КИС было очень низким. Основываясь на интервью с ИБТ, а также с государственными чиновниками, можно сделать вывод, что ИБТ рассматривают институты Косово и особенно его механизмы безопасности как «длинную руку» правительства США, которая выполняет указания американцев. Некоторые ИБТ считают, что даже после возвращения в Косово они до сих бор борются за свою экстремистскую идеологию.

Политические факторы играют важную роль в конкретном случае с Косово. Хотя для репатриации косоваров и сосредоточения внимания на их РиР политическая воля была необходима, в одном случае она оказала негативное воздействие. Субъекты гражданского общества и государственные должностные лица утверждают, что участие политики, особенно стремление политиков предавать гласности их усилия по дерадикализации, часто оказывают негативное влияние на этот процесс. Одним из примеров является сотрудничество с ИОК по искоренению у НЭП радикальных идеологий. Это сотрудничество получило широкую огласку, были сделаны публичные заявления о том, что имамы, которые будут читать лекции по дерадикализации, будут проверяться Косовским разведывательным управлением. Это подорвало доверие к имамам еще до того, как они приступили к работе. По словам правительственных чиновников, некоторые заключенные репатрианты считали, что имамы сговорились с правительством и органами безопасности.

Мальчик и девочка из числа 110 косовских граждан, репатриированных из Сирии, покинув центр временного задержания в г. Вранидолл, воссоединяются с членами семьи. Апрель 2019 г. AFP/GETTY IMAGES

Еще одним важным недостатком является отсутствие механизмов контроля за НЭП, которые проходят реабилитацию вне системы. Исходя из бесед с государственными должностными лицами, подход Косово в этом отношении является в высшей степени секьюритизированным, а это означает, что РиР занимается в основном аппарат безопасности, в то время как для социальных работников или других специалистов не существует механизмов контроля за бывшими ИБТ после освобождения из тюрьмы. После освобождения из исправительных учреждений некоторые бывшие ИБТ остаются приверженными своей системе убеждений, включая убеждение в законности насилия в преследовании своих целей или против так называемых врагов ислама. Кроме того, они по-прежнему решительно отвергают институты и законы Косово, что потенциально дает им повод стремиться изменить статус-кво. Это показывает, что усилия по дерадикализации в исправительных учреждениях, хотя и очень важны, могут быть лишь частью более длительного процесса: важно, чтобы эти усилия продолжались и после освобождения из тюрем. Возможно, различные подходы со стороны неправительственных субъектов могут быть более эффективными по воздействию на радикализированных индивидов.

В более широких усилиях по реабилитации и реинтеграции возвращенцев необходимо также учитывать, как на процесс радикализации влияет гендерная динамика, а также перспективы успешных программ РиР. В Косово все женщины, вернувшиеся из зон конфликтов в Сирии и Ираке, подвергаются судебному преследованию. Однако, в случае предъявления обвинений возвращенцы-женщины, как правило, получают более мягкие приговоры, что может свидетельствовать о трудностях определения их вины, но также может говорить о дифференцированном обращении, основанном главным образом на их гендерной принадлежности. Поскольку гендерные стереотипы, такие как восприятие женщин как изначально более миролюбивых индивидуумов, все еще широко распространены, существует тенденция рассматривать участие женщин и их опыт в насильственном экстремизме через более узкую призму. Имеются документально подтвержденные случаи, когда женщин принуждали сопровождать своих мужей или других родственников мужского пола в зарубежных конфликтах, и поэтому они должны рассматриваться как жертвы. Но участие женщин в насильственном экстремизме может принимать различные формы (например, они могут быть пособниками, исполнителями, предотвращающими радикализацию). Игнорирование их личностной субъектности может создать «слепую зону» в обеспечении безопасности. Приоритетное значение при информировании о проведении РиР должны иметь индивидуальные обстоятельства радикализации, вовлеченность в воинствующие экстремистские группы и отмежевание от них.

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКАЯ РЕИНТЕГРАЦИЯ

Косово приняло ряд мер по поддержке социально­экономической реинтеграции своих репатриированных граждан. Для координации государственной поддержки реинтеграции был создан Отдел по предупреждению и реинтеграции радикализированных лиц (ОПРРЛ), действующий при Департаменте общественной безопасности Министерства внутренних дел. Косово является первой страной в Балканском регионе, если не во всем мире, которая создала специализированное подразделение, занимающееся только вопросами реинтеграции граждан, участвовавших в зарубежных конфликтах, в данном случае в Сирии и Ираке. ОПРРЛ провел ряд мероприятий по поддержке социальной реинтеграции, включая обучение родителей тому, как воспитывать своих детей, усилия по включению семей возвращенцев в программы социального обеспечения, чтобы они получали ежемесячные пособия, а также скоординированные усилия с Министерством образования, науки и техники (МОНТ) по зачислению детей в школы. ОПРРЛ пытался координировать свои действия с КИС, чтобы ответить на вызовы, встающие перед заключенными, которые получили условно-досрочное освобождение или отбыли свой срок тюремного наказания, но, по словам ОПРPЛ, эти усилия были не очень успешными.

Помимо создания ОПРРЛ, косовское правительство внедрило межсекторальный подход к проблеме. МОНТ возглавляет усилия по регистрации репатриированных детей в школьной системе. В апреле 2019 г. среди 110 косоваров, репатриированных из Сирии, было 74 ребенка. В то время как дети в возрасте 6-7 лет были приняты в первый класс, были случаи, когда дети в возрасте 12-13 лет не имели никакого формального образования. МОНТ записало их на курс технического обучения, что позволило им, начав с первого класса, догнать своих сверстников. МОНТ также проводит обучение школьных учителей по вопросам предотвращения насильственного экстремизма. Небольшое число детей также нуждается в такой поддержке, как улучшение понимания албанского языка и способности говорить на нем, и это тоже было обеспечено.

Важную роль в реинтеграции играет Министерство здравоохранения. Всем репатриированным гражданам оказывается медицинская помощь. В группу, поступившую в апреле 2019 г., вошли шесть детей с травмами и несколько женщин с осложнениями со здоровьем. У одного человека была инфекция печени, требовавшая пересадки печени, и поскольку её невозможно было проводить в Косово, правительство организовало необходимую операцию в Турции. Университетская больница и клиническая служба Косово назначили психиатра для координации роли больницы в усилиях по реинтеграции. Персонал помог оценить потребности репатриированных граждан в улучшении психического здоровья и поддержал лечение. Государственная поддержка включает в себя посещение на дому, индивидуальные и семейные сеансы. Министерство труда и социального обеспечения включает репатриированных граждан в программы социального обеспечения.

Участие местных жителей в процессе реинтеграции имеет решающее значение. В рамках плана действий по реализации национальной «Стратегии Косово по предотвращению насильственного экстремизма и радикализации, ведущих к терроризму на период 2015-2020 гг.» некоторые муниципалитеты создали механизмы обращения за помощью. Целью этих механизмов является поддержка дерадикализации путем раннего выявления и предотвращения вовлечения в насильственный экстремизм, но в процессе репатриации граждан из Сирии и Ирака они не были использованы. По словам официальных лиц Министерства внутренних дел, пилотный механизм обращения за помощью муниципалитета Джилан на юго-востоке Косово продемонстрировал большой потенциал: 12 случаев успешного раннего выявления и реабилитации молодых людей, находившихся на пути к радикализации. Правительство планирует двигаться вперед и создать аналогичные механизмы в других муниципалитетах. Некоторые муниципалитеты проявили самостоятельную инициативу. В 2017 г. Южная Митровица в сотрудничестве с местной организацией гражданского общества «Развитие местных общественных структур Митровицы» разработала муниципальную стратегию противодействия и предотвращения насильственного экстремизма среди молодежи.

Существует ряд проблем, связанных с поддержкой социальной и экономической реинтеграции репатриированных граждан. Одной из них является координация между учреждениями, и особенно с муниципальными властями. Большая часть поддержки реинтеграции сосредоточена на репатриированных гражданах, которые не были ИБТ. Таким образом, бывшие ИБТ, реинтеграция которых проводится через исправительные службы, не охватываются поддержкой. Существует также необходимость распространить программы реинтеграции на всех возвращающихся женщин с акцентом на поддержку их экономической самодостаточности и устранение негативного к ним отношения в обществе. Это потребует определения программ корректировки/обучения, которые подходят для возвращенцев, но при этом также учитывают их уровень радикализации.

Особую озабоченность вызывает маргинализация репатриированных детей, особенно старшего возраста, которые воспитывались в ином культурном и социальном контексте и испытывают трудности с интеграцией. Гражданское общество реализовало важные коррекционные программы для таких детей, чтобы помочь им ресоциализироваться и выйти из изоляции. Например, Косовский центр исследований проблем безопасности организовал ряд мероприятий с детьми, репатриированными из Сирии, с тем чтобы облегчить им интеграцию в общество путем развития навыков общения и критического мышления. Даже при общении с детьми-возвращенцами важно помнить о том, как такие факторы, как пол ребенка, могли повлиять на их воспитание и жизнь на территории, контролируемой ИГ, включая уровень их идеологической обработанности и подвергания насилию. Во всех учреждениях необходимо внедрить подход, учитывающий, что тот или иной ребенок мог в прошлом испытать душевную травму, с тем, чтобы дети-возвращенцы росли в безопасной и защищенной среде, способствующей их здоровому развитию и свободной от насилия.

Организации гражданского общества Косово в поддержке реинтеграции репатриированных граждан из Сирии и Ирака принимают по-прежнему ограниченное участие, хотя они все чаще берут на себя в этом большую ответственность. Одной из областей, в которой партнерство между правительством и гражданским обществом может быть полезным, является внедрение и реализация на всех этапах разработки и осуществления программ реабилитации и реинтеграции гендерно ориентированной стратегии.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В борьбе с угрозой насильственного экстремизма и предотвращения превращения страны в безопасное убежище для террористов, Косово продемонстрировало необходимую политическую волю, но её конечная эффективность зависит от принятия и реализации ряда мер, требующих долгосрочных усилий, включая успешную реабилитацию и реинтеграцию бывших ИБТ и членов их семей. Косово внесло поправки в свою правовую и институциональную базу, с тем чтобы облегчить судебное преследование подозреваемых в терроризме, и это имеет решающее значение для привлечения отдельных лиц к ответственности и создания сдерживающего эффекта. Важно отметить, что Косово признало, что сложная проблема радикализации и насильственного экстремизма требует многосекторного подхода с согласованными и скоординированными усилиями всех заинтересованных сторон общества. Репатриируя своих граждан из зон зарубежных конфликтов в Сирии и Ираке, Косово подало важный пример для своего региона и других регионов. Даже будучи молодым государством с ограниченными ресурсами, оно будет выполнять свои моральные и конституционные обязательства перед своими гражданами и международными партнерами.

До сих пор Косово осуществляло многообещающие программы реабилитации и реинтеграции, которые, к сожалению, по-прежнему имеют недостатки. В тюрьмах проводятся мероприятия, направленные на то, чтобы убедить людей отказаться от насилия и радикальных идеологий, но такие методы, как дерадикализация, по своей сути проблематичны и часто дают ограниченные результаты. Необходимо улучшить межведомственную координацию, чтобы лучше согласовывать усилия и ресурсы процессов реабилитации и реинтеграции на национальном и местном уровнях. Кроме того, эти программы должны учитывать индивидуальные особенности радикализированных, такие как возраст и пол, с тем чтобы обеспечить соответствие мер воздействия индивидуальным потребностям и опыту.

На фоне глобальной пандемии, которая вынудила многие страны бороться с рисками для здоровья и поддерживать свою экономику на плаву, Косово сталкивается с проблемой сохранения программ реабилитации и реинтеграции в долгосрочной перспективе. При этом в обеспечении оказания услуг и функционирования системы социальной поддержки лиц, проходящих реабилитацию и реинтеграцию, ключевую роль играет укрепление партнерских отношений с местными общинами, семьями лиц, пострадавших от насильственного экстремизма, и гражданским обществом в целом.