КОРРУПЦИЯ И ЭФФЕКТИВНОСТЬ УПРАВЛЕНИЯ

КОРРУПЦИЯ И ЭФФЕКТИВНОСТЬ УПРАВЛЕНИЯ

Влияние транснациональной организованной преступности

Д-р Вальбона Зенели, Центр им. Маршалла

Коррупция является глобальной проблемой безопасности. Она считалась проблемой в течение долгого времени и, наконец, была признана первостепенной угрозой международной безопасности. Многие рассматривают коррупцию как «преступление» без жертв, а взяточничество в качестве альтернативного способа ведения бизнеса, но в настоящее время существует широко распространенное мнение о том, что коррупция нарушает основополагающее право человека на равенство. По всему миру сообщается о крупных случаях коррупции. Современные исследования дают важный ключ к пониманию взаимосвязи транснациональной организованной преступности и коррупции в качестве основных угроз политической стабильности, безопасности человека, демократии и экономическому развитию. Государственный секретарь США Джон Ф. Керри в своем выступлении на Всемирном экономическом форуме в Давосе (Швейцария) назвал негативные последствия коррупции социальной опасностью, фактором, способствующим радикализации, и явлением, которое разрушает возможности.

Коррупция имеет много форм и проявлений. Взяточничество, казнокрадство, мошенничество, вымогательство, кумовство, клановость и монополия являются одними из них. Примеры коррупции включают взятки, которые платит международная компания, подозреваемая в связях с преступными организациями, для получения государственного заказа; предоставление политиком государственных инвестиций для своих клиентов; хищение государственным служащим средств, выделенных на новую школу, для постройки частного особняка или выплаты откатов сомнительной строительной фирме; наем на руководящую должность друга менеджера с сомнительной репутацией; сокрытие политическими партиями источников финансирования избирательной кампании; или требование взяток с обычных граждан участковым полицейским.

percon_v7n3_rusgraph7Единого общепринятого определения коррупции не существует, но широко распространено определение, данное международной неправительственной организацией Transparency International, согласно которому коррупция является «злоупотреблением служебным положением в целях личной выгоды». В других определениях представлены факторы, относящиеся к нескольким дисциплинам, включая право и криминологию, социологию, экономику или международное развитие. Данный термин имеет широкое значение. Коррупция может быть случайной, систематической или эндемической. Существуют две основные группы: коррупция в правительстве на самых высоких уровнях и мелкая коррупция, представляющая собой выплату небольших сумм за мелкие услуги.

Экономист Роберт Клитгаард объясняет, что коррупция, как правило, имеет место в ситуациях, когда монополия власти сочетается со свободой действий и отсутствием подотчетности. Во-первых, кто-то имеет дискреционные полномочия по распределению государственных и частных ресурсов. Во-вторых, существует экономическая рента, связанная с этими полномочиями, и чем выше стимулирующее предложение, тем выше рента. В-третьих, для процветания коррупции сумма полученного дохода должна быть достаточной для того, чтобы компенсировать наказания, связанные с такими действиями. В конце концов, коррупция является преступлением, связанным с возможностями, которые хотят использовать отдельные лица и преступные организации. Распространенность коррупции зависит от имеющихся возможностей и эффективности мер, направленных на сдерживание должностных преступлений.

Согласно теоретическим данным, высокий уровень коррупции и отсутствие подотчетности и прозрачности в первую очередь являются результатом слабого управления и несоблюдения законов. В глобализированном мире плохое управление приводит к большим проблемам. В регионах с плохим управлением создается вакуум власти, который заполняется торговцами людьми, преступниками, мятежниками и террористами.

Коррупция неразрывно связана с вопросами верховенства закона и управления (см. Рис. 1 и 2). Индексы восприятия коррупции, включая индекс Transparency International 2015 г., и оценки эффективности государственного управления на основе мировых индексов управления Всемирного банка, таких как индекс верховенства закона и индекс эффективности работы правительства, позволяют обнаружить видимую корреляцию: в странах с высоким уровнем коррупции не соблюдаются законы, и неэффективно работает правительство.

Несмотря на очевидность этой простой корреляции, причинно-следственные связи на графиках отсутствуют. Приводит ли более высокий уровень коррупции к невыполнению законов и неэффективной работе правительства или наоборот? Страны с высоким уровнем коррупции рискуют попасть в порочный круг, который приводит к институционализации и принятию коррупции. Разрушая общественное доверие, подрывая верховенство закона и делегитимизируя государство, коррупция приводит к дефициту доверия в межличностных отношениях. Многолетнее принятие коррупции, фатализм и сопротивление переменам становятся оправданием, которое увековечивает препятствия в учреждениях и останавливает любые реформы. Когда люди замечают, что коррупция не наказывается, она становится морально приемлемой, приводя к кризису ценностей в обществе и общественных институтах.

Борьба с коррупцией непроста. Одна из самых больших проблем заключается в том, что коррупция рассматривается только как симптом, признак неэффективности систем управления. Однако там, где коррупция носит эндемический характер, она и является системой. В таких случаях правительства работают для обогащения правящих элит и служат их личным целям, пренебрегая интересами населения.

percon_v7n3_rusgraph8Коррупция приносит убытки всем, но самые тяжелые потери ощущаются в более бедных странах. По данным Всемирного банка, коррупция обходится мировой экономике более чем в 1 трлн. долл. США в год. Другие международные учреждения считают, что финансовые потери еще выше, хотя фактические потери трудно оценить из-за тайного характера преступлений. Тем не менее, безудержная коррупция в некоторых частях мира забирает у самых бедных до трех четвертей их экономического потенциала, одновременно принося прибыль привилегированному классу, и поэтому ее называют «Робином Гудом наоборот».

В настоящее время считается, что коррупция приводит к политической нестабильности, экономическим лишениям, низкой эффективности и плохому управлению во всем мире. Она препятствует экономическим достижениям, становится на пути развития, приносит в жертву честных людей и предприятия, извращает политику и подрывает демократию. Ученые и политики все чаще рассматривают коррупцию в связи с другими вызовами безопасности, включая организованную преступность, насильственный экстремизм и терроризм. Необходимо изучить демократические, экономические и геополитические последствия многовекторной коррупции.

Хотя большинство случаев коррупции в развивающихся странах происходят на местном уровне, они усугубляются факторами, способствующими коррупции в международном масштабе. Беспрецедентная скорость глобализации выявила и ускорила крупномасштабную коррупцию и привела к снижению власти правительств из-за расширения свободной торговли, открытых границ, свободного передвижения и новых технологий. Курс на глобализацию и либерализацию в начале 1990-х годов привел к появлению нового механизма для чиновников в бывших коммунистических странах, который позволял использовать законы в своих интересах и получать незаконные выгоды от процесса приватизации. Кроме того, быстрое расширение офшорных финансовых центров в рамках глобальной банковской системы, как показал недавний скандал с «Panama Papers», облегчило международный перевод денег и значительно усложнило борьбу с коррупцией. Эти тайные юрисдикции, или налоговые убежища, относятся к финансовой и фискальной областям, где практически отсутствует эффективная подотчетность или прозрачность. Согласно отчету за 2010 г. некоммерческой американской организации Global Financial Integrity, противодействующей незаконным финансовым потокам, общая сумма офшорных вкладов составила около 10 трлн. долл. США.

Целями коррупции являются богатство и власть. Коррумпированные правительства стремятся захватить источники дохода той или иной страны для получения коррумпированными элитами личной выгоды. Выявление и оценка таких доходов имеет решающее значение в комплексной борьбе с коррупцией. Незаконные доходы в разных странах варьируются в зависимости от географии, истории, природных ресурсов, региональных условий, политических систем, а также экономического и социального развития. Природные ресурсы представляют собой один из наиболее распространенных источников дохода, который упоминается в экономической литературе как «сырьевое проклятие». Это в основном относится к странам с богатыми природными ресурсами, которыми злоупотребляют и которые эксплуатируют несколько клептократов, препятствуя текущему и будущему развитию. Некоторые богатые природными ресурсами африканские страны являются отличным примером борьбы коррумпированных элит за политический и экономический контроль над ресурсами.

Транснациональная организованная преступность, включая торговлю наркотиками, контрабанду людей и торговлю оружием или продуктами животного мира, является источником доходов для коррумпированных элит. Такая деятельность широко распространена в странах, производящих наркотики, включая Афганистан или Колумбию. География также играет важную роль, особенно для транзитных стран в Западной Африке, Латинской Америке, Центральной Азии и на Балканах. Внешняя финансовая помощь – это еще один источник доходов, который монополизировали коррумпированные сети. Мелкое взяточничество также может приносить значительные доходы. По оценкам, в Афганистане в 2014 г. годовая сумма ежедневных вымогательств составила 4 млн. долл. США.

Ранее международные дискуссии по поводу коррупции больше касались видимой мелкой или бюрократической коррупции. «Мелкая коррупция» – это неверное определение, потому что она связана с большими экономическими и человеческими затратами, и является симптомом более серьезной болезни: коррупции в правительстве или клептократии. Лоуренс Кокрофт в своей книге «Глобальная коррупция: деньги, власть, этика в современном мире» (Global Corruption: Money, Power, Ethics in the Modern World) пишет, что причины мелкой коррупции варьируются от выживания – из-за низких официальных зарплат и отсутствия возможностей – до жадности, которая может проснуться благодаря эффективности коррупции из-за выживания. Коррупция также может идти сверху или объясняться социологическими факторами и системой социального взаимодействия, когда государственные чиновники делают одолжение членам семьи или другим лицам, с которыми они связаны лично.

percon_v7n3_rusgraph9Коррупция в правительстве – это широко распространенная политическая коррупция, которая, как правило, связана с использованием власти политическими элитами для управления и искажения экономической политики. Превращая институты государственной службы в инструменты эксплуатации общества, этот вид коррупции приносит большой экономический и социальный ущерб. Такая коррупция подрывает основы финансовой подотчетности, отпугивает инвесторов и душит экономику. Она приводит к нестабильности, подрывая доверие между народом и правительством, и разрушает социальную ткань. Этот тип коррупции вынудил протестующих выйти на улицы, чтобы изменить политический порядок в Тунисе, Египте, Украине, Молдове и других странах.

Одним из наиболее проблемных факторов крупной коррупции является незаконное финансирование политических партий. Она позволяет получать деньги для поддержки режимов, находящихся у власти, или инвестировать в политику для достижения коммерческих целей политиков, криминальных организаций и их кланов.

Международные компании являются еще одним движущим фактором коррупции, с которым связано представление о том, что взяточничество иностранных чиновников является нормальным элементом развития рынка. Такое мнение было впервые оспорено в 1977 г. после принятия Закона США о коррупции за рубежом (FCPA), согласно которому выплата взяток американскими компаниями иностранным правительственным чиновникам стала считаться уголовным преступлением. До начала 2000-х годов закон FCPA редко соблюдался, но это положение изменилось после принятия других важных международных конвенций.

Внутрикорпоративное ценообразование и незаконная торговля продуктами также считаются движущими факторами коррупции, так как более половины мировой торговли приходится на продажи между дочерними компаниями в рамках одной корпорации.

Связь между коррупцией и организованной преступностью

Исследования подтверждают сильную взаимосвязь между коррупцией и организованной преступностью, угрожающей международной безопасности. Такая ситуация характерна для посткоммунистических и постконфликтных стран, где вакуум власти и несоблюдение законов создали возможности для преступных организаций. При любом всестороннем анализе растущей угрозы транснациональной организованной преступности необходимо учитывать роль коррупции в качестве основного элемента, способствующего этой деятельности. Отношения между организованной преступностью и коррупцией создают связь, которую очень трудно разорвать после ее возникновения.

Сегодня сети транснациональной организованной преступности значительно усложнились, и с ними трудно бороться. Новые группы транснациональной организованной преступности постоянно диверсифицируют свои методы и структуры и благодаря движущим силам глобализации, включая технологии и инновации, увеличивают свое влияние на общество. Пользуясь новыми технологиями и методами, организованные преступные сети резко увеличили свое присутствие в жизни и делах простых людей, правительств и частных компаний. Интернет в качестве основы электронных средств связи и рост международных фирм по переводу средств сыграли решающую роль в содействии росту мировой теневой экономики с использованием инструментов по отмыванию денег и возникновении новых видов преступной деятельности, таких как киберпреступность.

Чтобы лучше понять транснациональную организованную преступность, важно рассмотреть ее с точки зрения теории предприятия. Джей Альбанезе, эксперт по криминологии, утверждает, что сеть транснациональной организованной преступности является «преступным предприятием, рационально работающим для получения прибыли от незаконной деятельности, которая часто пользуется большим спросом у общественности. Оно существует за счет применения силы, угроз, монопольного контроля и/или коррупции среди государственных должностных лиц». На основе этой теории организованные преступные группы существуют потому, что законные рынки не могут удовлетворить потребности многих клиентов. Преступные группы можно считать такими же рациональными, как и международные компании, получающие экономическую выгоду за счет оценки рисков, выгод и анализа рынка для конкретной страны.

С учетом глобальной экспансии международный аспект является ключом к пониманию сотрудничества между различными организованными преступными группами, преодолевающими национальные, этнические и деловые разногласия. Поразительно то, что группы транснациональной организованной преступности ведут не только незаконную деятельность, но и законный бизнес и участвуют в обычной экономической деятельности, размывая границы между законным и незаконным и делая их менее заметными.

Доходы от незаконной торговли, в основном связанные с организованной преступностью, включая торговлю людьми, наркотиками, оружием, незаконную торговлю продуктами дикой природы, подделку или отмывание денег, подпитывают теневую экономику. Незаконная деятельность ведется в регионах с недостаточным управлением и высоким уровнем коррупции. Совет Всемирного экономического форума по глобальной повестке дня, связанной с незаконной торговлей, считает, что по оценкам объем незаконной «теневой экономики» составляет 2 трлн. долл. США в год. Связь между группами транснациональной организованной преступности и крупной коррупцией все чаще представляет угрозу для безопасности. Луиза Шелли, автор книги «Грязные связи: коррупция, преступность и терроризм» (Dirty Entanglements: Corruption, Crime and Terrorism), представила масштабы угрозы, связанной с организованной преступностью.

При анализе распространенности криминальных предприятий подчеркиваются тяговые и толкающие факторы. Тяговые факторы представляют собой возможности, которые дают нерегулируемые рынки, отсутствие хорошо функционирующего государства, слабое выполнение законов, отсутствие судебных и правоохранительных инструментов и широко распространенная коррупция, приводящие к созданию благоприятных условий для преступной деятельности. Существующий вакуум в регулировании и правоприменении легко заполняет транснациональная организованная преступность, подрывая легитимность государства. Идеальную среду для транснациональной организованной преступности создают и другие неотложные проблемы, такие как бедность, безработица, коррупция, политическая нестабильность, слабое управление и межэтнические споры.

Неэффективное управление, коррупция и бедность создают порочный круг, который разрушает возможности и препятствует развитию. Институциональная слабость и раздробленность, социально-экономическое неравенство, неравномерное развитие и возможность коррупции способствуют процветанию организованной преступности. В некоторых странах организованная преступность оказывает реальное влияние на коррупцию в учреждениях и судебной системе посредством взяток и откатов, значительно превышающих зарплаты государственных служащих, на фоне высоко политизированных и непрофессиональных государственных служб.

Бразильцы протестуют против бывшего президента Луиса Инасио Лула да Силва, против которого в марте 2016 г. выдвинуты обвинения в коррупции. Во всем мире снижается терпимость к должностной коррупции. РЕЙТЕР

Бразильцы протестуют против бывшего президента Луиса Инасио Лула да Силва, против которого в марте 2016 г. выдвинуты обвинения в коррупции. Во всем мире снижается терпимость к должностной коррупции. РЕЙТЕР

Эти проблемы существуют во многих странах от Азии и Африки до Черного моря, Балкан и Латинской Америки. Значительный долгосрочный вакуум власти возник в постдиктаторских, постколониальных и посткоммунистических странах в результате революций, войн, этнических конфликтов, экстремизма и крупных политических изменений. Кроме того, стратегическое географическое положение некоторых из этих стран дает уникальные возможности для незаконной наживы при помощи сложных схем взаимодействия организованной преступности и коррупции.

Вследствие снижения доходов и роста безработицы, вызванных недавним экономическим спадом, частные лица и организации в частном и государственном секторах стали более уязвимыми, и, следовательно, появились более широкие возможности для преступной деятельности, а борьба с организованной преступностью усложнилась. Повышение социальной терпимости к преступной деятельности может быть самым высоким фактором риска для общества.

Например, по данным таких источников, как Европол и Управление Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности, за последнее десятилетие в Юго-Восточной Европе произошел огромный рост организованной преступности, занявшей доминирующее положение при годовой рыночной стоимости 20 млрд. долл. США, способствуя формированию балканского направления, по которому в Европейский союз незаконно перевозятся различные товары. В докладе организации Global Financial Integrity говорится, что за 10 лет (с 2001 по 2010 гг.) грязные деньги от преступности, коррупции и уклонения от уплаты налогов в балканских странах составили 111,6 млн. долл. США с наихудшим показателем в Сербии, составляющим около 5 млрд. долл. США в год. Предыдущие конфликты и политическая нестабильность в течение долгого времени не позволяли балканским правительствам реализовать реальные экономические и политические реформы, что привело к хрупкости демократических институтов и неэффективному правоприменению в регионе.

Коррупция подрывает национальную и международную безопасность

В течение длительного времени влияние коррупции на международную безопасность не учитывалось. В настоящее время проблема борьбы с коррупцией привлекает повышенное международное внимание. Конечно, коррупция есть везде, даже в самых развитых странах, но когда в стране существует эндемическая коррупция, которая пронизывает политическую систему, и государственные институты работают в интересах элит, она представляет собой серьезную угрозу не только безопасности такой страны, но международному порядку. С этой точки зрения коррупция представляет международную общественную опасность и является радикализирующим фактором, питающим организованную преступность, экстремизм и терроризм, и разрушающим веру людей в законную власть.

Недавнее исследование, проведенное Фондом Карнеги за международный мир, выявило видимую корреляцию между показателями насилия, нестабильности и коррупции и подтвердило, что страны, где существует безудержная коррупция, как правило, страдают от конфликтов и неэффективного государственного управления. Фактически в 12 из 15 стран с самым низким индексом восприятия коррупции Transparency International за 2013 год существуют такие явления, как насильственный экстремизм, терроризм, мятежи или другие подобные угрозы международной безопасности. В эту категорию попадают такие страны, как Ливия, Сирия, Афганистан, Судан, Ирак и Йемен.

Повсеместное распространение коррупции приводит к уязвимости государства из-за ограничения эффективного демократического управления. Принцип верховенства закона страдает, когда нормы и правила обходят, давая взятки, государственное управление не осуществляется из-за незаконных денежных средств, а свободные СМИ заставляют молчать посредством политического контроля. Страны с высоким уровнем коррупции рискуют попасть в порочный круг, который приводит к институционализации коррупции. Социально-экономическое неравенство приводит к потере доверия к государственным институтам, создавая хаос и повышая социальную нестабильность.

Такие последствия четко прослеживались в Северной Африке и на Ближнем Востоке, где народное возмущение клептократическими режимами вылилось в Арабскую весну в 2011 г. Международное сообщество не замечало эндемическую коррупцию, которой были охвачены эти африканские страны на протяжении многих десятилетий, пока она не стала единственным ориентиром в системе управления. В настоящее время негативные последствия также ощущаются в ЕС, столкнувшемся с крупнейшим кризисом беженцев и мигрантов со времен Второй мировой войны. Только в 2015 г. границу Европы пересекло более 1,5 млн. нелегальных мигрантов. Сотни тысяч людей бегут от войны и терроризма, но значительное большинство спасается от бедности, безработицы и отсутствия возможностей. Текущий миграционный кризис снова привлек внимание к проблеме взаимосвязи миграции с коррупцией. Недавние исследования показывают, что страны, где коррупция считается широко распространенной, в основном являются странами-источниками эмиграции, а страны, где коррупция воспринимается как незначительная проблема, являются странами, принимающими иммигрантов.

Последствия коррупции также проявились в Украине, где народное возмущение клептократическим режимом президента Виктора Януковича привело к протестам на Майдане в 2013 г. и Революции достоинства. Решение Януковича не подписывать Соглашение о стабилизации и ассоциации с ЕС спровоцировало народные волнения и стало последней каплей кризиса, возникшего из-за слабого управления в течение более чем 20 лет, разгула коррупции и однобокой экономики, в которой доминировали олигархи. В 2013 г. Украина заняла 144 место из 175 стран в индексе восприятия коррупции Transparency International. В начале 1990-х годов на Украине и в государствах Центральной Европы, таких как Польша и Чешская Республика, была схожая экономика, доходы и уровень жизни. В то время как государства Центральной Европы быстро реформировались в соответствии с требованиями свободной рыночной экономики, экономическое развитие в Украине замедлялось. Сегодня Украина является одной из самых бедных стран Европы со средним доходом на человека менее 4 тыс. долл. США.

Из-за проникновения в официальную экономику и политическую сферу организованная преступность и коррупция имеют глубокие экономические и политические последствия в дополнение к очевидным социальным и психологическим потерям. Эти явления увеличивают риск и неопределенность в коммерческом секторе, что затрудняет процессы накопления и распределения, наносит ущерб экономическому росту и отрицательно влияет на конкурентоспособность страны.

Противодействие коррупции на международном уровне

Борьба с коррупцией стала высоко приоритетной задачей во всем мире, но чудодейственного средства решения этой проблемы не существует. Любые реалистичные усилия по борьбе с коррупцией должны начинаться с признания необходимости решать проблему как спроса, так и предложения. По словам Вито Танци, бывшего директора Департамента по бюджетным вопросам Международного валютного фонда, для борьбы с коррупцией необходимо решить четыре основные проблемы:

искреннее и очевидное стремление к борьбе с коррупцией со стороны руководства;

изменение политики в целях снижения спроса на коррупцию путем сокращения бюрократических требований и повышения экономической прозрачности;

реформы, снижающие спрос на коррупцию за счет увеличения заработной платы в государственном секторе, стимулирующие честное поведение и создающие эффективные механизмы управления и наказания;

избирательные реформы, повышающие прозрачность финансирования политических партий.

Борьба с коррупцией требует широкого и смелого подхода. Серьезность проблемы требует радикальных мер, сильной политической воли и всесторонних ответных мер. Борьба с коррупцией также является первым шагом в борьбе с транснациональной организованной преступностью. Попытки вытеснить организованную преступность и искоренить коррупцию вряд ли будут успешными, если не будет решена проблема сил, создающих вакуум власти в наиболее пострадавших странах. Поскольку коррупция и организованная преступность существуют за счет бедности, низкого уровня развития и слабых институтов, необходимо сосредоточить усилия на экономическом развитии.

Для разработки успешных стратегий необходимо достичь равновесия между действиями правоохранительных органов, наказывающих коррумпированных чиновников, и более широкими реформами с целью активизации усилий по предупреждению коррупции путем содействия экономическому и социальному развитию. Существует три основных научных подхода к борьбе с коррупцией: юридический, экономический и деловой.

Юридический подход означает более жесткие, более эффективные законы, повышающие риски и потери, связанные с участием в коррупционной деятельности. Законодательство является важным инструментом в борьбе с коррупцией и организованной преступностью, однако оно часто является ответной мерой, не обеспечивающей адекватного реагирования на эти виды преступлений. В строгих законах по борьбе с коррупцией и организованной преступностью часто не учитываются корни преступности. Необходимо последовательно применять законодательство и разрабатывать согласованные правила на региональном и международном уровне, а не только расширять национальное законодательство. В странах, пострадавших от эндемической коррупции, существует огромный разрыв между официальными законами и контролем над их соблюдением. Строгие уголовные законы по борьбе с коррупцией являются необходимым условием, но их недостаточно. Для приведения законов в действие необходимы хорошо укомплектованные и финансируемые учреждения. Таким образом, достаточные институциональные возможности имеют решающее значение для эффективной борьбы с организованными преступными синдикатами и их коррумпированными пособниками. Общество может бороться с преступностью, делая незаконную деятельность более затратной, увеличивая вероятность раскрытия преступлений и тяжесть наказаний.

Экономический подход заключается в повышении уровня экономической конкуренции для того, чтобы реформы способствовали более открытой рыночной экономике и честной конкуренции, тем самым снижая возможности для коррупции. Этот подход включает упрощенные и прозрачные процессы управления в условиях рыночной экономики, уменьшающие возможности для взяточничества. Странам следует вкладывать средства в укрепление институтов, а также повышение прозрачности и подотчетности с целью создания благоприятной бизнес-среды для привлечения качественных иностранных инвесторов, которые принесут долгосрочную пользу, будут способствовать устойчивому развитию и окажут положительное воздействие на отечественную экономику и конкурентоспособность.

Согласно деловому подходу правительство должно платить более высокую заработную плату государственным служащим для снижения потребности в коррупционной деятельности. Реформа в области оплаты труда является важным фактором, но ее недостаточно. Она должна сочетаться с контролем, прозрачностью и подотчетностью, а также механизмами найма и продвижения по службе на основе заслуг.

Сочетание этих трех подходов может быть залогом успеха. Грузия является прекрасным примером, демонстрирующим, что порочный круг местной коррупции может быть разрушен путем правильных и решительных реформ. Грузия переняла и применила лучший опыт других стран, таких как Гонконг и Сингапур. В 2003 г. коррупция пронизывала почти каждый аспект жизни в Грузии. После Революции роз в конце 2003 г. политика «нулевой терпимости», проводимая правительством, позволила резко сократить коррупцию в государственных службах. После осуществления ряда экономических реформ, направленных на либерализацию своих рынков и повышение эффективности, Грузия значительно улучшила свои позиции не только по индексу коррупции Transparency International, но и по индексу простоты ведения бизнеса Всемирного банка. Она переместилась со 112-го места в 2006 г. на 8-е в 2014 г. Благодаря вхождению в число десяти лучших стран Грузия смогла привлечь значительный приток прямых иностранных инвестиций (ПИИ), который стал движущим фактором экономического успеха. Общий объем ПИИ в Грузии увеличился более чем в шесть раз – с 423 долл. США на душу населения в 2004 г. до 2 833 долл. США на душу населения в 2014 г. Вместе с ростом ПИИ отмечено трехкратное увеличение дохода на душу населения в Грузии, который вырос с 1 135 долл. США в в 2004 г. до 3 699 долл. США в 2014 г.

Лучший способ борьбы с коррупцией – это строгое регулирование и построение эффективных институтов. Сильные институты играют ключевую роль. Борьба с коррупцией и ее предотвращение требуют участия и заинтересованности всего общества. Хорошо функционирующие системы общественного управления, независимая судебная система и бдительное гражданское общество – это основа любой стратегии по борьбе с коррупцией. Однако этих целей невозможно достичь за один день. Повышение прозрачности должно стать первым серьезным шагом в этом процессе. Фактически прозрачность становится важным инструментом в усилиях по сокращению масштабов коррупции во всем мире. Если работа правительства прозрачна для общества, граждане могут призвать должностных лиц к ответственности. Опыт скандинавских стран показывает, что открытые и прозрачные общества являются лучшим средством против коррупции.

Гражданское общество, частные предприятия, а также свободные и независимые средства массовой информации также могут играть ключевую роль в «рассеивании черных облаков» коррупции и организованной преступности. Сотрудничество и эффективные партнерские отношения с этими институтами обеспечат устойчивость в долгосрочной перспективе при содействии информационно-коммуникационных технологий. Гражданское общество и средства массовой информации должны следить за неподкупностью государственного сектора. Информирование общественности, прозрачность, подотчетность и целостность общественных институтов и гражданского общества помогают в борьбе с коррупцией. Инициатива организации «Открытое правительство» за 2011 год предлагает прочную платформу на основе этих принципов для реформаторов, которые стремятся сделать свои правительства более открытыми, прозрачными и подотчетными гражданам. Изначально инициатива была принята только в шести странах, а впоследствии распространилась в 69 странах, где правительство, гражданское общество и коммерческие предприятия сотрудничают для разработки важных реформ для открытого правительства.

Борьба с коррупцией на международном уровне имеет большое значение не только для правоохранительных органов, но и стала новым приоритетом для дипломатии. В январе 2016 г. в своем выступлении на Всемирном экономическом форуме Джон Керри поднял вопрос борьбы с коррупцией на качественно новый уровень, попросив всех сделать ее приоритетной задачей в области национальной безопасности.

Борьба с государственной коррупцией на международном уровне началась с принятия в США закона FCPA в 1977 г., который стал первым законодательным актом, запрещающим взятки в другой стране. К сожалению, другие развитые страны не поддержали эти меры, и подкупы иностранных чиновников международными компаниями считались допустимыми еще два десятилетия. В 1977 г. был сделан большой шаг на международном уровне, когда Организация экономического сотрудничества и развития приняла Конвенцию о борьбе с подкупом иностранных должностных лиц при осуществлении международных деловых операций. Эту юридически обязательную антикоррупционную конвенцию подписали 34 страны-члена и пять стран, не являющихся членами, и она вступила в силу через два года. Конвенция Организации Объединенных Наций против коррупции 2003 г., которая вступила в силу в 2005 г., является ориентиром для инициатив по борьбе с коррупцией. Она включает очень важные элементы для борьбы с подкупом иностранных должностных лиц, облегчения выдачи коррумпированных чиновников, оказания взаимной правовой помощи, а также сотрудничество при обнаружении и возвращении похищенных активов.

Во всем мире такие институты, как ЕС, Совет Европы, Организация американских государств, Transparency International, Всемирный банк и G-20, группа стран, на которую приходится 85% мировой экономики, признали коррупцию глобальной проблемой и ищут пути ее решения.

Глобальная политика по борьбе с коррупцией зависит от сильной политической воли для ее соблюдения. Положительный момент заключается в том, что граждане во всем мире все чаще выражают готовность призвать свои правительства к ответственности. Технологии, журналистские расследования, социальные средства информации и международные усилия сыграли ключевую роль в повышении осведомленности о биче коррупции. Лидеры во всем мире больше не могут позволить себе игнорировать требования о надлежащем управлении.