Наземные силы НАТО

Наземные силы НАТО

Сила и скорость имеют значение

генерал Джон в. Николсон, Сухопутные Силы США

Организация Североатлантического договора (НАТО) является одним из наиболее успешных – если не самым успешным – из военных альянсов в истории, обеспечившим почти 70-летний период мира в Европе. НАТО играло ключевую роль в окончании «холодной войны», событии, которое принесло свободу десяткам миллионов людей в Восточной Европе. Альянс внес вклад в предотвращение дальнейшей эскалации конфликта на Балканах и возглавил состоявшую из 50 государств коалицию в Афганистане, которая помогла стабилизировать страну более, чем на десятилетие. НАТО достигло этого путем приспособления своей огромной мощи к особенностям каждого конкретного кризиса.

Когда кампания НАТО в Афганистане подходила к концу и главы государств-членов обсуждали вопросы будущей системы безопасности на саммитах в 2010 и 2012 гг., они рассматривали вероятность стратегического партнерства с Россией. Однако, в начале 2014 г., после зимних Олимпийских игр в Сочи, агрессивные действия России в Крыму и на Украине продемонстрировали новую тревожащую эволюцию в ее поведении и риторике.

В ответ на действия России главы государств-членов НАТО на саммите в Уэльсе приняли План действий по обеспечению готовности (RAP), который предусматривал развитие Сил быстрого реагирования НАТО (NRF) с целью адаптировать НАТО к угрозам, исходящим из агрессивных действий России. План действий также включал создание Объединенной группы повышенной готовности.

План действий по обеспечению готовности включает два основных элемента: меры по обеспечению гарантий и меры адаптации. Меры по обеспечению гарантий включают «постоянное присутствие в воздухе, на суше и на море на ротационной основе и значительные военные мероприятия в восточной части альянса», в то время как меры адаптации предполагают увеличение возможностей и способности альянса быстро реагировать на вызовы в сфере безопасности. С момента принятия RAP НАТО поддерживает постоянное присутствие на территории восточноевропейских членов альянса, проводя там учения и обучение сил союзников. Меры по адаптации включают увеличение размера и возможностей NRF и образование подразделений Интегрированных сил НАТО. Шесть из них сейчас уже находятся в восточноевропейских странах НАТО и предназначены для оказания помощи в планировании и размещении NRF и дополнительных сил НАТО. Произведено усиление и повышение боеготовности многонационального корпуса НАТО «Северо-восток» в польском городе Щецин для того, чтобы поддерживать постоянное наблюдение за северо-восточной границей.

Истребители F-16 ВВС Норвегии патрулируют над странами Прибалтики, вылетев на это задание НАТО с литовской базы ВВС Зокниай неподалеку от г. Шяуляй. РЕЙТЕР

Также была создана многонациональная дивизия «Юго-Восток», перед которой поставлена задача вести постоянное наблюдение в странах на юго-восточных границах НАТО. Кроме того, НАТО предварительно размещает военное оборудование для проведения обучения военнослужащих в странах в восточной части альянса; совершенствует свою способность укреплять военный потенциал союзников на восточном фланге путем улучшения инфраструктуры во всех странах альянса; и совершенствует свои планы обороны путем введения стратегии возрастающего реагирования. Каждая из этих мер адаптации была разработана с целью обеспечить, как указано в RAP, «нахождение нужных войск НАТО в нужном месте с нужным оборудованием и готовность стран-членов за короткий срок собраться и выступить на защиту любого союзника от любой угрозы».

В результате проведенной за последний год адаптации наземные силы НАТО стали сильнее и быстрее, что дает возможность сдерживания вероятного противника. Если сдерживание все же не сработает, эти же самые меры обеспечат силам НАТО решительное превосходство. Специалисты по военному планированию анализируют соотношение сил (COF) на стратегических и тактических уровнях, чтобы определить относительную мощь потенциальных противников. На стратегическом уровне эти расчеты оценивают такие факторы, как размер вооруженных сил страны, их состав, военные бюджеты, численность населения, валовый национальный продукт (ВНП) и политическую легитимность. Сравнение этих стратегических факторов демонстрирует стратегическую мощь НАТО.

Стратегические преимущества альянса перед Россией говорят сами за себя: численность вооруженных сил больше почти в четыре раза, суммарное население превосходит более, чем в шесть раз, суммарный военный бюджет больше в 18 раз, а суммарный ВНП превосходит российский в 20 раз. Более того, снижение экономических и демографических показателей России позволяет сделать вывод о том, что такое соотношение будет сохраняться в обозримом будущем, независимо от планируемой модернизации Вооруженных Сил России, которая, похоже, пробуксовывает.

Стратегический паритет имеется только в ядерном оружии, которое является самой серьезной угрозой для альянса. Простой факт обладания этим оружием, тем не менее, не означает наличие стратегического рычага, если только кто-то не считает, что это оружие может быть использовано.

Хотя детальное обсуждение ядерной политики выходит за рамки данной статьи, желание использовать ядерные возможности в качестве рычага для достижения превосходства имеет отношение к дискуссии о том, как же лучше предотвратить конфликт. Независимо от того, блефуют ли российские руководители, как могут считать некоторые, военные лидеры альянса при планировании мер сдерживания и предотвращения конфликта должны оценивать возможности противника и его заявления о намерениях такими, какими они есть. Основываясь на таких заявлениях и других данных, риск того, что Россия доведет эскалацию наземной войны до использования ядерного оружия не равен нулю. А если риск не равен нулю, то становится еще более важным сдержать конфликт с применением обычного оружия, чтобы он не превратился в ядерный конфликт. Хотя гибридные операции с применением скрытой агрессии и отрицанием очевидных фактов представляют собой наиболее вероятную форму конфликта, все равно необходимо помнить, что дело может дойти до реальной войны с применением обычных вооружений, и что такую войну необходимо предотвратить. Чтобы определить способы сдерживания неядерного конфликта, необходимо рассмотреть тактическое соотношение сил, которые имеют ограничения по времени, масштабу и размаху. И хотя мы имеем над Россией сейчас стратегическое преимущество, она все еще может быть в состоянии создать тактическое соотношение в свою пользу в отдельном месте в отдельное время на ограниченный период.

Планируя нападение при соотношении сил меньшим, чем 3 к 1, дальновидный специалист по военному планированию никогда не сможет гарантировать успех. Исходя из этого, необходимо, чтобы у НАТО была возможность доставить в любую союзную восточноевропейскую страну достаточно мощные средства обороны, чтобы достичь соотношения 1 к 3 по отношению к потенциальной российской агрессии.

На северо-восточных границах НАТО с Россией при существующих условиях у России есть определенные преимущества, которые позволяют ей создать соотношение сил в свою пользу для наступательных действий. Если бы они смогли воспользоваться временным тактическим преимуществом для достижения цели, а затем пригрозили использовать ядерное оружие для того, чтобы посмотреть, каков же будет ответ альянса, это была бы ставка на ядерное оружие, как предмет стратегического паритета, и на ограниченное тактическое преимущество для достижения стратегического результата: разрушение сплоченности альянса.

Тактические преимущества России

Внутренние линии: При анализе тактического соотношения сил мы сначала смотрим на внутренние линии, которые повышают способность России сконцентрировать войска на определенных участках границ стран НАТО, т.е. Прибалтики и Польши, быстрее, чем это удастся сделать НАТО. Россия располагает тремя армиями в Западном военном округе, что позволяет развернуть у границ альянса 13-16 тактических групп общей численностью примерно 35 тыс. человек за 48 часов, и еще 90 тыс. человек в течение 30 дней.

Скорость принятия решений: Единая командная цепочка России позволяет быстрое прохождение решений по всем сегментам правительства. В НАТО же наоборот, для того, чтобы решение альянса приобрело легитимность, оно должно быть одобрено всеми 28 странами, и получение такого одобрения, неизбежно, требует времени.

Танки в Европе: Хотя Вооруженные Силы России в четыре раза меньше, чем суммарные силы всех стран НАТО, они обладают значительным количеством бронетехники, средств ПВО, ракет и артиллерии дальнего радиуса действия и солдат действительной службы, чтобы создать численное преимущество в определенных точках на нашей общей границе прежде, чем будут предприняты широкомасштабные ответные меры НАТО.

Сравнение количества натовской и российской бронетехники носит назидательный характер. В то время, как альянс сокращал свои танковые силы в Европе после окончания «холодной войны», Россия поставила значительную часть своей техники в хранилища и модернизировала часть своих сил, находящихся в действующем режиме. В ответ на улучшение отношений с Россией США к 2013 г. вывели свои бронетанковые силы из Европы. Таким образом, хотя у НАТО больше действующей бронетехники, чем у России, эти танки рассредоточены по странам альянса, а это означает, что русские могут создать локальное преимущество в бронетехнике на определенный период. Если Россия примет соответствующее решение (и сможет себе позволить реализовать его), то она может восстановить значительное количество танков устаревших моделей и тогда достичь паритета или даже перевеса по отношению к силам союзников.

Внезапные учения: Путем двусмысленных действий и проведения внезапных учений (широкомасштабных учений без предварительного уведомления) Россия неоднократно проверяла на слабость границы НАТО. Такие учения позволяют России совершенствовать свою способность проводить широкомасштабную мобилизацию и оперативные маневры для создания тактического соотношения сил в свою пользу на ключевых участках.

Преграждение доступа/блокирование зоны (A2/AD): этот термин из военной доктрины описывает, как российские силы стремятся перекрыть доступ натовским силам и ограничить их свободу действий на ключевых участках соприкосновения России и НАТО, таких как Черное море, Балтийское море, крайний Север, а сейчас еще и восточное Средиземноморье, путем установки совместных противовоздушных и ракетных зон. Россия стремится восстановить оборонительную глубину, которую она утратила с распадом Советского Союза.

Основной военный объект внимания и возможности НАТО

Американские и украинские морские пехотинцы стреляют из снайперской винтовки М-40 А-6 во время учений «Платиновая рысь» на полигоне Бабадаг в Румынии в сентябре 2016 г. Эти учения позволяют проводить совместную подготовку военных из стран-членов НАТО и стран-партнеров.
МЛАДШИЙ СЕРЖАНТ ТИМОТИ ЛУТЦ/КОРПУС МОРСКОЙ ПЕХОТЫ США

Несмотря на более низкие показатели в целом по сравнению с НАТО, у России есть возможность создавать локальный перевес в тактическом соотношении сил и использовать фактор ядерной угрозы для доминирования при эскалации конфликта. Учитывая это, как могут силы альянса оказать сдерживающее влияние?

Сдерживание – это, в конечном итоге, политический результат в уме потенциального противника, которого удалось убедить в том, что потери от его действий будут превосходить выгоды. Меры предоставления гарантий вносят вклад в сдерживание посредством присутствия небольшого контингента сил альянса, проводящего учения и обучение союзников в странах Восточной Европы. Отрицательной стороной такого подхода «низко натянутой проволоки» является то, что этих сил недостаточно для того, чтобы защитить союзника от внезапного наступления России, и поэтому потребуется военная кампания, чтобы освободить территорию альянса, захваченную Россией.

Альтернативой сдерживающему подходу «низко натянутой проволоки» является сдерживание посредством передовой обороны. Дислокация большого количества войск для достижения благоприятного тактического соотношения сил для обороны (1 к 3) посеет серьезные сомнения у российских руководителей относительно того, смогут ли они достичь своих целей.

Это подводит нас к смешанному варианту, при котором мы сохраняем сдерживающий подход «низко натянутой проволоки» и одновременно совершенствуем нашу способность быстро перебрасывать войска и создавать эффективные оборонительные позиции в соответствии с создавшимися условиями. Эффект сдерживания может быть достигнут при таком варианте за счет демонстрации способности альянса быстро перемещать крупные силы для защиты любого участника альянса, которому угрожают. То есть сдерживаем путем сочетания силы и скорости.

У альянса есть силы и возможности обеспечить сдерживание комбинированным способом, но использоваться они должны не так, как они использовались после окончания «холодной войны». НАТО необходимо начать с осознания понятия коллективной обороны внутри альянса.

Индикаторы и предупреждения (I&W): Первое и самое основное – механизм разведки альянса должен предоставлять адекватные разведывательные признаки и предупреждения о возможной агрессии, которая может перерасти в возможность «вооруженного нападения» в соответствии со Статей 5 Вашингтонского договора. I&W не является исключительно секретной функцией разведки. Также используется информация из открытых источников и оценки ситуации дипломатами.

Силы повышенной готовности (HRF): Следующий шаг – следует обратить внимание на нынешнее ограничение во времени развертывания сил быстрого реагирования НАТО. Силы быстрого реагирования НАТО задействуется по единогласной резолюции Североатлантического Совета, основного политического органа НАТО, принимающего решения, путем развертывания передовых частей, Сил повышенной готовности, в количестве 8 тыс. человек в течение 5-8 дней. Оставшийся контингент Сил быстрого реагирования НАТО начнет перебрасываться через 30-45 дней. Затем начнется переброска основных корпусов военной машины НАТО.

Кроме Сил быстрого реагирования НАТО, большинство стран НАТО имеют национальные силы повышенной готовности. Эти силы находятся в национальном резерве и не подчиняются НАТО в мирное время, но это может произойти в случае возникновения сценария в соответствии со Статьей 5. Если член НАТО решит, что сценарий в соответствии со Статьей 5 действительно имеет место, то тогда эти подразделения будут развернуты. В любом случае эти подразделения могут быть задействованы через несколько дней или недель после принятия решения. Быстрое развертывание этих сил в районах, оказавшиеся под угрозой вторжения, поможет достичь требуемого для обороны соотношения 1 к 3 уже через несколько дней или недель и сбалансирует тактическое превосходство России. Скорость, с которой произойдет размещение войск, сможет частично компенсировать внутренние линии коммуникации войск России и ее ускоренную процедуру принятия политических решений.

Эти подразделения также имеют способность «силового проникновения» на тот случай, если отдельные аэропорты или морские порты окажутся недоступными. Такая возможность «силового проникновения» дает альянсу возможность реагировать на несколько угроз одновременно, например, если Россия начнет горизонтальную эскалацию сразу на нескольких участках.

Заранее размещенные силы и оборудование: тяжелые вооружения обладают большей оборонительной способностью против российских бронетанковых войск. Их более длительный срок размещения (30-90) дней снижает их сдерживающий эффект на ранних этапах кризиса. Однако, предварительно размещенные танки и другие силы бронетехники снизят эффект российских внутренних линий быстрой коммуникации, что позволит более быстро перебросить тяжелые силы сдерживания в европейские страны НАТО, оказавшиеся под угрозой, и выиграть время для дипломатического разрешения кризиса. Решение о предварительном размещении американской тяжелой техники в Европе существенно повышает сдерживающие возможности наземных сил альянса, делая возможным более быструю переброску легких сил с мощными боевыми возможностями, которые смогут прибыть раньше других.

Нейтрализация преграждения доступа/блокирования зоны: чтобы сохранить свободу действия на территории альянса и окружающем ее воздушном и водном пространстве, НАТО должно разработать эффективное противодействие развивающимся способностям России применять тактику A2/AD. Такие возможности существуют, но еще никогда не применялись против российских мест дислокации A2/AD. Продолжающая экспансия России и дальнейшая разработка этой тактики требуют, чтобы альянс разработал планы на тот случай, если придется обороняться. Например, недавняя установка радаров и ракетных систем SA21 в восточной части Сирии увеличивает площадь покрытия российских средств ПВО и захватывает часть воздушного пространства независимого государства Турции (члена НАТО), включая воздушную базу Инджирлик, с которой американская авиация осуществляет боевые вылеты против террористов в Сирии.

Устраняя упущения и нехватку оборудования: Окончание «холодной войны» и проведение 10-летней кампании в Афганистане по понятным причинам настроили армии стран альянса на проведение операций против повстанцев, а не на ведение межгосударственной высокоинтенсивной войны против симметричного противника. В результате, несмотря на стратегические преимущества НАТО в целом в размере вооруженных сил и оборонных бюджетов, существуют определенные упущения и недостатки в том, что касается возможностей обычных вооружений альянса. Их следует рассматривать в контексте последней инициативы альянса в сфере планирования, поэтапных планов реагирования. С целью обеспечить быструю доставку подкрепления и сдерживания эти возможности включают: стратегическую переброску; переносные противотанковые системы; бронетанковые части; противовоздушную оборону; артиллерию дальнего радиуса действия; подразделения разведки, наблюдения и полевой разведки; и средства радиоэлектронной борьбы. Если союзники последуют призыву Генерального секретаря НАТО затрачивать на оборону оговоренные 2% от ВНП, то эти сумму придется еще долгое время тратить на то, чтобы ликвидировать все упущения и недостатки.

Обучение и доктрина: Готовность к высокоинтенсивной коллективной обороне против симметричного противника вызывает необходимость в постоянном пересмотре доктрины и обучения. Например, гибридная война является предметом интенсивного изучения того, как вооруженные силы наилучшим образом поддерживают ответы правительств НАТО на гибридные угрозы; сюда входит контроль за границами, обеспечение правопорядка, разведка и проблемы стратегических коммуникаций и др. Все эти аспекты включены в учения НАТО на всех уровнях.

Oбеспечение разведки и зон безопасности в поддержку национальных сил страны является ключевым фактором для быстрого разертывания мобильных войск по сдерживанию гибридной угрозы. Если таким мобильным войскам придется сдерживать бронетанковы части, они могут перейти к тактике мобильной противотанковой обороны при локальном превосходстве в воздухе, что делает необходимым нейтрализацию любой A2/AD угрозы, наличия достаточного количества огневых и противотанковых средств у мобильных сил. Кроме того, для их успешного взаимодействия с бронетанковыми частями, которые будут размещены позднее, для создания передовой обороны, эти мобильные силы должны быть обучены комбинированным оборонительным операциям.

Балтийский сценарий

Гипотетический сценарий, в котором объединены тактическое превосходство России в обычных силах с доминированием на этапе эскалации конфликта – это оборона стран Прибалтики. В этом сценарии скорость ответа альянса в первые дни и недели кризиса будет чрезвычайно важна для сдерживания противника и предотвращения конфликта. Введение сил повышенной готовности на раннем этапе кризиса дает возможность альянсу достичь соотношения в обычных силах 1 к 3 в течение первых двух недель кризиса и соотношения 1 к 2,5 вскоре после этого. Таким образом, российские войска будут не в состоянии достичь гарантированной победы. Это критически важно для сохранения времени и пространства, необходимого для разрешения любого кризиса дипломатическими путями.

Кроме скорости передвижения военных, мы также должны принимать во внимание скорость принятия решений на политическом уровне. Скорость политических решений требуется, чтобы не допустить войны. Таким образом, быстрое принятие политических решений позволяет сохранить политические варианты разрешений кризисов при меньшей цене в военной сфере. При детальном планирования происходит диалог между военными и гражданскими руководителями, во время которого они узнают о возможных вариантах и обеспечивается взаимодействие как военных сил, так и политических лидеров. Таким образом, сила и скорость НАТО создают политические варианты решений, позволяющие предотвратить доведение дел до войны. Однако, если же сдерживание не даст результатов, то сила и скорость обеспечат нам преимущество в конфликте.

Сплоченность и компетентность наземных сил НАТО никогда не были так высоки. Этот высокий уровень профессионализма и боевого опыта является беспрецедентным и намного превосходит показатели любых других альянсов или армий отдельных стран, включая Россию.

Выводы

Самая главная цель НАТО – это предотвращение конфликта. Военные силы вносят в это свой вклад путем сдерживания конфликта с применением обычных вооружений. Предотвращение конфликта, в конце концов, является политическим или дипломатическим усилием, которое поддерживается готовностью военных защищать наши жизненные интересы. Мы оказываем сдерживание за счет нашей силы и скорости, являющимися результатом нашей постоянной готовности.

В конечном итоге мы надеемся, что настанет время, когда мы с Россией будем вместе сотрудничать по вопросам, предоставляющим взаимный интерес. Если же сдерживание не сработает, то стратегические преимущества НАТО обеспечат нам перевес в конфликте.

ПРИМЕЧАНИЕ: генерал Николсон опубликовал полную версию этой статьи в весеннем выпуске журнала «PRISM» за 2016 г., издаваемом Национальным университетом обороны, том 6, №2. http://cco.ndu.edu/Publications/PRISM/PRISM-Volume-6-no-2/Article/835046/natos-land-forces-strength-and-speed-matter/