Партнерства в Области Стратегического Планирования

Партнерства в Области Стратегического Планирования

Новая программа направлена на развитие интеллектуального взаимодействия между членами НАТО

д-р Джудит Рид, Европейское командование вооруженных сил США

Программа создания военной организационной инфраструктуры обороны при Командовании ВС США в Европе создана для оказания помощи странам-партнерам в сфере интеллектуального взаимодействия с НАТО.  Несмотря на сворачивание миссии командования международными силами содействия безопасности в Афганистане и сокращение вооруженных сил и бюджетов до уровня мирного времени, НАТО и страны-партнеры должны продолжать поддерживать конструктивные связи и проводить военную подготовку и совместные учения, чтобы быть готовыми к следующему конфликту.  Частью этой подготовки является улучшение взаимодействия на стратегическом уровне и налаживание интеллектуального взаимодействия.

Многие наши партнеры регулярно проводят анализ по различным военным вопросам. В то время как их военное командование работает над политическими решениями и мандатами, оперативными реалиями и сокращением финансирования, зачастую представляется, что результаты будут незначительными. Создается впечатление, будто каждая инициатива по оптимизации связана с другой в каскадной матрице, ведущей к одному и тому же конечному результату: отсутствию денег и сокращению вооруженных сил.

Позвольте мне изложить другую точку зрения на то, как улучшить текущее состояние стратегического планирования. Вместо того, чтобы концентрироваться на непрекращающихся сокращениях и поэтапном урезании бюджетных ассигнований, необходимо более широко взглянуть на процесс стратегического планирования, чтобы увидеть положительную перспективу.

Ген.-лейт. Роберт Муд, военный представитель Норвегии в НАТО, слева, разговаривает с ген.-м. Бахтияром Сыздыковым и ген.-м. Муслимом Алтынбаевым из Казахстана на 173-й сессии Военного комитета НАТО на уровне начальников генеральных штабов в Брюсселе в мае 2015 г. НАТО

Ген.-лейт. Роберт Муд, военный представитель Норвегии в НАТО, слева, разговаривает с ген.-м. Бахтияром Сыздыковым и ген.-м. Муслимом Алтынбаевым из Казахстана на 173-й сессии Военного комитета НАТО на уровне начальников генеральных штабов в Брюсселе в мае 2015 г. НАТО

Процесс стратегического планирования
Цели, способы и средства — в бизнесе эти понятия означают то, что организация хочет вывести на рынок, производственные и операционные процессы, создающие продукт, и ресурсы, необходимые для успеха.  В военной сфере они соотносятся с понятиями миссия, операции и ресурсы. В обоих случаях для достижения конечного результата устанавливаются приоритеты и минимизируются риски.

Сначала рассмотрим миссию.  В бизнесе залогом успеха является понимание того, где находится продукт или сервис в цикле спроса и предложения. Анализ рынка определяет потребности и желания потребителя и производит оценку продукта или услуги и источника его спроса на рынке. Военным эквивалентом может являться оценка угрозы или определение необходимых сил для достижения конкретного конечного результата. В обоих случаях проводится внешний анализ для лучшего понимания политических, экономических, социальных, технических и экологических макротенденций, действующих на тот момент и ожидаемых на последующие два — пять лет. Военные стратеги идентифицируют потенциальные угрозы и на основе аналогичных анализов внешних факторов корректируют или создают потенциал, необходимый для борьбы с этими угрозами.

Далее мы реализовываем это на практике. После того, как продукт или сервис разработан, встает вопрос, как сделать его реальностью. Что он делает? Как это работает? Как он делается? Если это продукт, то какое сырье отливается, давится, сверлится и забивается, чтобы получился конечный продукт? Сколько производится в час, день или год? Если это сервис, то какое сырье из времени, рабочей силы, физического пространства и интеллектуальной собственности используется, чтобы получить конечный результат? Применительно к военному делу, какие платформы вооружения в сочетании с программным обеспечением и человеческими навыками служат для создания военного потенциала, требуемого для обеспечения национальной безопасности?

И наконец мы платим за это. Ресурсы — стабильный приток финансирования— необходимы для создания продукта, сервиса или военного потенциала. Работников нужно нанять, обучить, удержать на рабочем месте, отправить на пенсию или уволить в зависимости от потребностей операции. Солдаты также должны быть обучены знаниям, умению и навыкам, необходимым для обслуживания платформ. Снабжение горюче-смазочными материалами, запасными частями и сырьем должно работать как часы в соответствии с нуждами производства.

Эти три ключевых элемента бизнеса или военной деятельности конкурируют друг с другом за время, внимание, деньги и пространство. Это представляет собой постоянную проблему. Если рынок требует позолоченные автомобили, это не просто вопрос платы за золото с учетом имеющихся ресурсов, но и вопрос пригодности золота для производства автомобилей. И если предприятие разрабатывает программное обеспечение для этого автомобиля, имеется ли достаточно квалифицированных программистов, которые понимают не только какой код требуется написать, но и как разработать программное обеспечение, отвечающее рыночному спросу? Если военное требование заключается в боевых вылетах с дозаправкой в радиусе 800 километров, то запасы топлива являются далеко не единственной проблемой. Вопрос состоит также в том, существует ли подходящий самолет — в хорошем состоянии, с необходимыми современными технологиями — и доступна ли взлетно-посадочная полоса, которая удовлетворяет весовым требованиям, а также множество других операционных трудностей, от которых зависит выполнение миссии.

Поиск ресурсов
Проблемы ресурсов могут включать необходимость ремонта взлетной полосы, или наличие находящихся в эксплуатационной готовности дозаправщиков для обеспечения дополнительного времени летной подготовки. Откуда берутся деньги? Если больше нет денег, откуда их можно взять? Согласится ли общественность с повышением налогов? Можно ли продавать неиспользуемые военные активы на открытом рынке? Можно ли минимизировать расходы, чтобы высвободить наличные? Короче говоря, нет такого понятия, как 99-процентная мощность.

Из этих вопросов вытекают новые вопросы: Можно ли сделать операции более эффективными с точки зрения затрат? Должен ли автомобиль быть позолоченным? Нужны ли нам разработчики программного обеспечения для написания каждого бита кода, или мы можем использовать менее оплачиваемых программистов для написания шаблонных секций кода? Нуждается ли наш дозаправщик в собственном аэропорте, или мы можем использовать гражданский аэропорт? Нужно постоянно делать переоценки и находить альтернативы при определении желаемых результатов, требуемых для этого производственных процессов и при приобретении необходимых ресурсов.

Это требует компромисса и достижения консенсуса. Дать немного здесь и взять немного там, до тех пор, пока производительность не станет приемлемой, производство — эффективным, а ресурсы — контролируемыми. Это трудные, но необходимые решения. Как страна может реструктурировать свой бюджет, чтобы сократить расходы по содержанию чрезмерного числа пожилых полицейских? Как включить расходы на техническое обслуживание новых усовершенствованных платформ в список требований к поставщикам оборудования? Как искоренить вечную поддержку коррумпированных лидеров и перейти к благоразумному правлению, основанному на финансовой стабильности и вознаграждении по заслугам?

Войска НАТО и стран-союзников принимают участие в учениях «Благородный Прыжок», Польша, 2015 г. Подобные совместные учения служат улучшению взаимодействия. РЕЙТЕР

Войска НАТО и стран-союзников принимают участие в учениях «Благородный Прыжок», Польша, 2015 г. Подобные совместные учения служат улучшению взаимодействия. РЕЙТЕР

Эффективность в сотрудничестве 
Для каждой страны, которая не может сбалансировать свой бюджет, существуют разные ответы. Решение начинается с отказа от устаревших подходов и методологии и перехода к доступному будущему в рамках сообщества НАТО. Важно, чтобы страна видела себя не столько зависящей от единого целого, сколько ответственным и полезным членом Альянса. Это требует углубленного анализа, чтобы балансировать цели, способы и средства. Таким образом, когда страна вверяет свой военный потенциал НАТО, это обязательство подкрепляется доступным, оперативным планом.

Этот процесс не является линейным, и может начаться в любом месте, особенно там, где быстрые успехи помогут запустить процесс изменений. Например, предположим, страна желает улучшить свою службу травматологической помощи. Во многих странах гражданские больницы лечат травмы, такие как черепно-мозговые травмы легкой степени, или обеспечивают длительное стационарное лечение ампутантов. Хотя эти специализированные медицинские знания являются основой военной медицинской помощи, они также могут принести пользу местному населению в сфере экстренной травмотологической помощи. За небольшие инвестиции в вооруженные силы страна получает эту специализированную возможность для всего населения.

Или, предположим, страна желает обеспечить взаимодействие с НАТО. После падения Берлинской стены НАТО начал поддерживать процесс присоединения стран, стремящихся к членству в организации. Существуют планы действий по вступлению в НАТО, индивидуальные планы партнерства, годичные национальные программы и процессы планирования и оценки сил программы НАТО «Партнерство ради мира». Соглашения НАТО о стандартизации содержат подробные требования к боеспособности, необходимой для вступления или эффективного взаимодействия с военными силами Альянса, например, требование к знанию английского языка или способности войск понимать и использовать определенное средство вооружения. Эта оперативная задача делает акцент на достижении взаимодействия с НАТО, но может стоить больше, чем может позволить себе бюджет некоторых претендентов.

Другая страна может захотеть платить за новые программы. Если увеличить доходы не представляется возможным, то какие меры по сокращению расходов и изысканию новых средств могут быть реализованы в рамках оборонного ведомства? Можно ли перепрофилировать излишки оборудования для использования в других целях? Можно ли передать военное недвижимое имущество на баланс другим правительственным учреждениям или распродать частным организациям? Можно ли пересмотреть пенсионные расходы с целью их уменьшения? В какой сфере концентрируются непрозрачные финансовые операции, которые можно сделать прозрачными? Больше денежных средств означает больше возможностей набрать новые войска или подготовиться к вступлению в НАТО. Это приведет к повышению боеготовности и боеспособности вооруженных сил, удовлетворяющих потребности страны в плане безопасности.

Заключение
Треугольник цели-способы-средства представляет собой естественный конфликт между желаемой готовностью к миссии, оперативными потребностями и наличием ресурсов. В этом случае конфликт является положительным фактором. Этот конфликт заставляет сопоставлять каждое важное решение с другими возможными вариантами действий. Кроме того, стратеги вынуждены доказывать ценность операции. Военные модели рассматривают цели как неподвижные. Если операции не могут дать желаемого эффекта при использовании имеющихся ресурсов, то цели необходимо пересмотреть и, при необходимости, скорректировать с учетом доступных операционных и ресурсных возможностей. Если целью миссии является обеспечение взаимодействия с НАТО, то допускается риск, что способы и средства для достижения этой цели еще не доступны. В этом случае акцент делается на определении первоочередных шагов для достижения взаимодействия с НАТО в ближайшей перспективе.  Непрерывная корректировка этих трех понятий требует постоянной ребалансировки каждого из них.

В деловых кругах доход является внешней переменной. Послужит ли изменение этих трех понятий — продукта, операций и ресурсов — созданию чего-то, что рынок захочет и будет покупать? Понятие внешней переменной применительно к вооруженным силам отражается в вопросе, могут ли объединенные усилия в области целей-способов-средств производить услуги в сфере безопасности, которые имеют значение для нации и являются достижимой реальностью.

Этот процесс не является линейным или даже иерархическим; он циклический и, возможно, даже трехмерный. Его не следует рассматривать как сглаживание углов треугольника до тех пор, пока не будет достигнуто равное соотношение; скорее, это интерактивное создание целостной картины, сбалансированной, реалистичной и достижимой. Конфликт внутри треугольника, необходимый как противовес процессу стратегического планирования, может помочь в нахождении эффективных решений проблем безопасности. Большинство министерств внутренних дел западных стран постоянно участвует в процессе обдумывания и выбора решений, и это означает, что процесс принятия решений укрепляет интеллектуальное взаимодействие в Альянсе.

Поскольку правительства выделяют все меньше денег на военные расходы, то корректирование целей, способов и средств является ключом к стратегическому успеху любых вооруженных сил. Это также лежит в основе интеллектуального взаимодействия в НАТО.  ο