Проблемы Балкан

Проблемы Балкан

Противодействуя дезинформации России и радикальных исламистов

Джетиш Джашари, Управление юридических вопросов и международных договоров, Министерство иностранных дел Косово

Страны Западных Балкан – Албания, Босния и Герцеговина, Косово, Македония, Черногория и Сербия – четко выразили свое желание присоединиться к Европейскому Союзу и, за исключением Сербии, к другим евро-атлантическим структурам, таким как НАТО. Хотя и в разной степени, но все эти страны добились определенного успеха в интеграционном процессе. Несмотря на внутренние проблемы, связанные с выходом Великобритании и т.н. «усталости от расширения», Европейский Союз продолжает поддерживать стремление этих стран присоединиться к организации. НАТО придерживается аналогичной политики, поддерживая идею членства в альянсе всех стран этого региона.

Вопросы регионального мира и стабильности являются факторами в интеграционном процессе. Как ЕС, так и НАТО четко дали понять, что предварительным условием вступления в эти организации является урегулирование всех имеющихся двухсторонних разногласий, которые могут отрицательно сказаться на мире и стабильности в регионе. Однако, проблемы безопасности, существующие в странах Западных Балкан, внушают большие опасения. В числе этих проблем – усилившееся вмешательство со стороны России, поскольку Москва стремится отстаивать свои политические и экономические интересы в регионе в том виде, в котором они существовали во времена «холодной войны»; а также со стороны радикальных экстремистских группировок, возникающих в основном на Ближнем Востоке, которые хотят навязать радикальную исламскую идеологию мусульманам в балканских странах.

Милорад Додик, президент Републики Српска, контролируемой сербами части Боснии и Герцеговины, изображен на плакате, призывающем провести референдум по вопросу о Дне государственности, который Верховным Судом Боснии был признан неконституционным. Рейтер

Пропаганда и дезинформация являются основными инструментами стратегий как России, так и группировок радикальных исламистов. Россия выбрала объектами своей информационной обработки страны, в которых доминируют или проживают в больших количествах православные христиане. Страны с преобладающим или многочисленным мусульманским населением стали мишенями для группировок радикальных исламистов, исповедующих жесткую и нетерпимую интерпретацию ислама.

ГИБРИДНАЯ ВОЙНА

Деятельность России по распространению пропаганды и дезинформации на Западных Балканах базируется на нескольких факторах. Во-первых, они являются частью более широкой кампании, проводимой Кремлем в рамках концепции «гибридной войны», нацеленной на подрыв ЕС и евро-атлантических структур, таких как НАТО. Во-вторых, своей мишенью они выбрали переход к демократическим институтам – включая преодоление наследия межэтнических войн 1990-х гг. – с целью дестабилизации региона. И наконец, внутренние проблемы ЕС, связанные с «брекзитом» и замедлившимися темпами расширения членства, вредят развитию действенных стратегий и инструментов борьбы с кремлевской кампанией пропаганды и дезинформации.

Кампания Кремля на Западных Балканах представляет собой часть более широкой акции по подрыву западных институтов и является составной частью стратегии «гибридной войны», в которой задействован целый спектр военных и невоенных мер, инструментов и задач с целью использовать слабые и уязвимые стороны в странах, выбранных в качестве мишеней. Например, в прибалтийских странах пропаганда и дезинформация в основном сосредоточены на разжигании этнической напряженности между русскоговорящими меньшинствами и большинством населения в этих странах, а также на подогревании антиевропейских настроений, которые могут там появиться. Кроме того, Кремль оказывает влияние на основные политические партии, средства массовой информации и общественные организации во многих странах ЕС в попытке спровоцировать политические шаги и настроения, направленные против ЕС. Доклад сенатского комитета по международным отношениям американского Конгресса, выпущенный в январе 2018 г. и озаглавленный «Асимметричное наступление Путина на демократию в России и Европе: последствия реализации угроз для национальной безопасности США», указывает на подлинный размах российского вмешательства в дела стран-членов ЕС и обращает особое внимание на воздействие на основные политические партии во многих из этих стран. В докладе перечисляются крайне правые политические партии, такие как Партия Свободы в Австрии, Джоббик в Венгрии, Северная Лига в Италии, Национальный Фронт во Франции и АдГ в Германии. Считается, что эти партии получают из Кремля финансовую поддержку, а также консультации по организационным, политическим и медийным вопросам.

Эти факторы свидетельствуют о том, что кремлевская пропаганда и дезинформация в странах Западных Балкан является частью широкомасштабной кампании, нацеленной на страны ЕС и на более обширное евро-атлантическое пространство. Любой ответ на эти действия, который могут рассматривать западнобалканские страны, должен принимать в расчет это обстоятельство, а это означает, что они должны действовать сообща, основываясь на тесном и честном сотрудничестве. Индивидуальные ответы отдельных стран обречены на провал, поскольку Россия гораздо сильнее любой отдельно взятой западнобалканской страны и даже всех вместе взятых стран этого региона, что в свою очередь делает необходимым активное участие стран-членов ЕС и НАТО.

СПРАВЛЯЯСЬ С ПРОБЛЕМАМИ

Западные Балканы представляют собой довольно разнородный регион в таких аспектах как этническая принадлежность, культура, религия, политические системы, а также выбор союзников. Отношения между народами этого региона зачастую характеризуются глубоким расколом и напряженностью, которые периодически перерастают в вооруженный конфликт и массовые волнения. Войны в бывшей Югославии, которые предшествовали образованию новых западнобалканских государств, оставили в наследство межэтническую напряженность и нерешенные территориальные споры.

Кремлевские методы пропаганды и дезинформации варьируются в зависимости от того, против какой именно страны они направлены. Мишенями для этой деятельности в основном являются страны, которые в религиозном и этническом плане наиболее близки с Россией, в которых господствуют славянские корни и православное христианство – Босния и Герцеговина (Република Српска), Македония, Черногория и Сербия.

Сербия. Эта страна имеет наиболее тесные политические и культурные связи с Россией и в гораздо большей степени, чем остальные страны региона, является объектом кремлевской пропаганды и дезинформации. Соответственно, сербский народ и правительства Сербии традиционно рассматривают Россию как своего ближайшего и наиболее надежного союзника. Несмотря на формальные обязательства присоединиться к структурам Евросоюза, нынешний политический истэблишмент Сербии более отчетливо проводит прокремлевскую политику, что часто противоречит политике, принятой ЕС, Соединенными Штатами и евро-атлантическими структурами.

Механизм кремлевской пропаганды и дезинформации в Сербии имеет два уровня. На первом уровне задействованы российские медийные платформы, напрямую спонсируемые правительством, такие как «Россия сегодня» и дочернее агентство «Спутник Сербия». В докладе сенатского Комитета по международным отношениям указаны методы, при помощи которых эти информационные агентства распространяют свои сообщения. Например, «Спутник Сербия» бесплатно предоставляет информационные материалы и бюллетени 20 радиостанциям по всей Сербии. Российские основные печатные издания также участвуют в кампании пропаганды и дезинформации. Сербский новостной еженедельник «Nedeljnik» имеет ежемесячное приложение «R Magazin», которое финансируется российским правительством, о чем свидетельствует Комитет по защите журналистов.

Кремль ведет усиленную информационную обработку Сербии и других стран региона, используя новые технологии массовой коммуникации, такие как интернет и социальные сети. В марте 2018 г. был опубликован доклад Фонда им. Конрада Аденауэра под названием «Пропаганда и дезинформация на Западных Балканах: как ЕС может противостоять информационной войне России». Авторы доклада – д-р Софи Эйзентраут и Стефани де Лион. В докладе освещаются такие усилия Кремля как создание спонсируемого российским правительством новостного приложения «Россия поверх заголовков». Согласно докладу, в 2016 г. эта медийная организация создала приложение для мобильных устройств для iOS и Android под названием RBTH Daily. Это бесплатное приложение, и в начале 2018 г. оно стало выпускаться на 14 языках, включая языки стран Западных Балкан.

Второй уровень механизма пропаганды и дезинформации охватывает местные сербские медийные платформы, передающие прокремлевские новости и программы, общественные группы, гуманитарные организации и сербскую православную церковь. Как указывается в докладе сенатского комитета, более 100 медийных агентств и неправительственных организаций в Сербии «могут считаться пророссийскими». Кроме того, Кремль успешно использует в своих целях связи между Российской Православной Церковью и Сербской Православной Церковью для распространения пророссийских настроений среди сербской общественности и для очернения западных демократий с их якобы антисербской направленностью.

Република Српска, составная часть Боснии и Герцеговины, является основным объектом российской пропаганды и дезинформации в этой стране. В населении Републики Српска доминируют этнические сербы, а политическое руководство республики, находящееся под сильным влиянием Кремля, уже много лет проводит политику, идущую вразрез с курсом центрального правительства. Эта политика нацелена на то, чтобы сделать страну недееспособной, а затем привести ее к полному краху. Кроме того, воссоединение с Сербией – что привело бы к распаду Боснии и Герцеговины – провозглашается в качестве конечной цели. По этому вопросу даже был проведен референдум в 2016 г. Спонсируемые Москвой медийные платформы, общественные организации и православная церковь находятся на переднем крае усилий, направленных на раскол страны.

Македония также является объектом прокремлевской пропаганды и дезинформации. Главная цель состоит в том, чтобы спровоцировать межэтническую напряженность между македонцами и албанцами, чтобы дестабилизировать страну и помешать ее интеграции в ЕС и НАТО. Созданные в Сербии вебсайты, такие как Pravda, Vaseljenska и Webtribune известны как источники российской пропаганды, распространяемой по всему региону. Ее мишенями выбраны в основном этнические македонцы, которым преподносятся искаженные новости и дезинформация, утверждающие, что этнические албанцы хотят расколоть страну и создать «Великую Албанию», отрезав кусок территории Македонии. Пророссийская пропаганда утверждает, что Германия, Великобритания и США являются главными подстрекателями таких намерений.

Черногория, возможно, является наиболее ярким примером того, как угроза, возникающая в результате пропаганды и дезинформации, представляет собой часть стратегии гибридной войны. Против Черногории уже давно ведется спонсируемая Кремлем информационная кампания, нацеленная на то, чтобы сорвать вступление этой страны в НАТО. Когда стало очевидным, что эта кампания не дает желаемого эффекта, Кремль быстро поменял стратегию «мягкого давления» на более насильственные методы гибридной войны. В 2016 г. служба безопасности Черногории сорвала заговор с целью свержения прозападного правительства Черногории, который предполагал убийство премьер-министра Мило Дукановича. Хотя российское правительство отрицало свою причастность к этому заговору, черногорские прокуроры утверждали, что заговор был спланирован бывшими офицерами российской разведки при прямой поддержке печально известной пророссийской сербской полувоенной организации «Сербские волки».

ОТВЕТНАЯ СТРАТЕГИЯ ЕВРОСОЮЗА

Евросоюз и связанные с ним организации не смогли добиться успеха в противостоянии спонсируемой Кремлем пропаганде и дезинформации на Западных Балканах. Несмотря на постоянную поддержку всех стран региона в таких ключевых областях как демократическое развитие, верховенство закона и экономические реформы, ЕС существенно отстает в разоблачении российской пропаганды и дезинформации. Даже НАТО, чье присутствие в регионе – особенно в Косово и Боснии и Герцеговине – является крайне важным фактором в поддержании мира и стабильности, и та не добилась успеха. В результате, группы населения, подвергающиеся информационной обработке из Москвы, такие как население Сербии и Републики Српска, общины этнических сербов в Косово и Черногории, а также этнические македонцы в Македонии, все еще смотрят на ЕС и НАТО с недоверием. Одновременно с этим в большинстве этих мест Россия превозносится как истинный защитник славян и православных христиан на Западных Балканах.

На самом деле ЕС и НАТО предприняли определенные шаги по противодействию российской пропаганде и дезинформации, хотя и без особого успеха. В докладе Фонда им. Конрада Аденауэра указывается, что Совет Европы создал в 2015 г. Рабочую группу по стратегическим коммуникациям при Европейской службе внешних связей с целью разоблачения дезинформации и лживых новостей и предоставления образовательных программ в сфере СМИ жителям Восточной Европы. Однако, главной проблемой этой инициативы было то, что информация не достигала местной аудитории, поскольку большинство программ были только на английском, русском и немецком языках, а не на языках народов Западных Балкан.

ЕС и НАТО также отстают в использовании инструментов и методов, которые были признаны успешными как в Европе, так и за ее пределами. Например, Альянс за обеспечение демократии – инициатива, спонсируемая немецким Фондом Маршалла – успешно противостоит кремлевской пропаганде при помощи проекта мониторинга, который отслеживает российскую пропаганду в режиме реального времени. Подобные проекты можно приспособить к реалиям Западных Балкан, сосредоточив внимание на поддерживаемых российским правительством медийных платформах, а не на аккаунтах в Твиттер, как это делается в Германии и США.

Неэффективные подходы ЕС и НАТО к противостоянию прокремлевской пропаганде и дезинформации создают опасную пустоту, которую быстро заполняет российское правительство. Если Россию не сдержать, то процесс интеграции стран Западных Балкан в ЕС и НАТО окажется под серьезной угрозой.

РАДИКАЛЬНАЯ ИСЛАМСКАЯ ИДЕОЛОГИЯ

Экстремистская идеология исламистов, получившая наибольшее развитие с созданием Исламского государства, осуществляет свое негативное влияние на Западных Балканах. Подобно России, распространяющей свое влияние в странах со значительным количеством православных христиан, радикальные исламисты предпринимают усилия для достижения своих целей, используя мусульманское население региона.

По многим аспектам цели радикальных исламистов совпадают с целями России. Например, радикальные исламистские группировки также хотят отвлечь народы Западных Балкан от процесса интеграции в ЕС и НАТО. Ключевые ценности евро-атлантических демократий, такие как верховенство закона и гражданские и политические права, которые стараются развивать страны Западных Балкан, являются главными мишенями идеологии исламских экстремистов, в основе которой лежит жесткая и нетерпимая интерпретация ислама, в основном господствующая в сектах ваххабитов и салафитов.

Пропаганда и дезинформация являются важными инструментами в усилиях радикальных исламистов по созданию нестабильности в регионе, в первую очередь – так же как это делает Россия – провоцируя межэтническую напряженность, которая часто имеет место одновременно с противостоянием и по религиозной линии. В этом контексте радикальная исламистская пропаганда стремится представить такую напряженность как основанную на религиозных различиях, а не на этнических. Для достижения этой цели стратегии радикальных исламистских группировок сосредоточены вокруг усилий подменить мусульманскую религиозную идентичность на этническую/национальную идентичность у населения, подвергающегося обработке. Путем такой подмены они стремятся трансформировать общества с доминирующим мусульманским населением, такие как Албания, Босния и Герцеговина (этнические боснийцы), Косово и Македония (этнические албанцы) в исламские общества и в конечном итоге в «Исламские государства».

Современная социально-политическая обстановка в регионе не способствует достижению этих целей; вероятность превращения стран Западных Балкан с существенным мусульманским населением в исламские общества или государства крайне мала, если вообще не равна нулю. Радикальные исламистские группировки не могут с легкостью распространять свои радикальные взгляды или интерпретации ислама среди местных мусульман, которые традиционно придерживаются ханафитской ветви ислама – догматико-правовой школы, проповедующей мир и терпимость.

Что касается этнических босняков (боснийских мусульман), то это утверждение подкрепляется данными общественных опросов. В соответствии с результатами опроса, проведенного Исследовательским центром им. Пью в 2015 г., «большинство боснийских мусульман – почти 60% – считают, что у ислама и у христианства есть общие ценности, и почти пятая часть опрошенных боснийских мусульман – 18% – заявили, что они посещают межконфессиональные встречи верующих». Кроме того, коллективная идентичность этнических албанцев основана на этническом/национальном фундаменте, а не на религии, преимущественно из-за того факта, что религиозные убеждения албанцев делятся на три основные деноминации: мусульманство, католическое христианство и православное христианство.

Однако, проблемы в плане безопасности остаются, и они довольно серьезные. Пропаганда и дезинформация радикальных группировок существенно усилилась за последние годы. Кроме того, их вербовка исламских фундаменталистов из стран региона для участия в войне в Сирии и в Ираке достигла вызывающих тревогу масштабов. В своей статье «Дерадикализация Западных Балкан» в онлайновом журнале «Новая Западная Европа» Татьяна Дронзина и Сулейман Муча указали, что примерно 900 из 4 тыс. европейцев, которые вступили в ряды Исламского государства, являются выходцами из стран Западных Балкан. Такой высокий процент ставит этот регион «во главу списка стран, давших наибольшее количество иностранных боевиков на душу населения страны».

Такие результаты дают основание предположить существование широкой и эффективно действующей сети, способной координировать такую деятельность. Более пристальное изучение выявило, что за этими джихадистскими кампаниями вербовки стоят сети радикальных исламистских группировок, действующие во всех странах региона и поддерживаемые в основном странами Ближнего Востока. Для достижения своих целей они используют неоднородность общества, включая мусульманских клерикалов, действующих как внутри мусульманских общин, так и за их пределами в странах, выбранных для идеологической обработки, а также неправительственные организации и социальные сети.

Босния и Герцеговина подвергается особенно сильному воздействию пропаганды и дезинформации радикальных исламистов, которые нацелены на 1,5 млн. мусульманского населения, которое составляет примерно 40% от общего населения страны. В результате этого воздействия, как считают Дронзина и Муча, к июню 2017 г. как минимум 330 босняков отправились на войну в Сирию. Так же как и Россия, группировки радикальных исламистов для распространения пропаганды и дезинформации используют средства как внутри страны, так и за ее пределами.

Радикальные исламистские группировки в основном используют социальные медийные платформы, такие как Твиттер, Фейсбук и Instagram. Довольно часто распространяются видеосообщения на языках местных жителей, показывающие бойцов ИГИЛ родом из этого региона, с таким расчетом, что такой материал найдет отклик у местного населения. Кроме того, имеет место также и пропаганда и дезинформация местного происхождения, и ее наиболее яркими примерами в Боснии и Герцеговине могут служить деревни, живущие по законам шариата, и неофициальные мечети, т.н. «paradzemati». Деревни, исповедующие шариат, населены мусульманскими семьями, пожелавшими жить в соответствии со строгой интерпретацией исламских правил. Как указывают Дронзина и Муча, такие деревни часто становятся «местами осуществления незаконной деятельности в поддержку джихадистского движения, такой как складирование оружия и проведение военной подготовки боевиков».

Радикализация боснийского общества также осуществляется через «paradzemati», которые функционируют за пределами официально признанной исламской общины, или Islamska Zajednica. Эти неофициальные мечети зачастую используются радикально настроенными имамами для распространения экстремистских посланий среди своих прихожан. По данным доклада «Балканские джихадисты: радикализация и вербовка боевиков в Сирии и Ираке», опубликованного Группой репортеров-следователей по балканскому региону, в Боснии действуют 64 «paradzemati».

В Боснии и Герцеговине ощущаются результаты такой пропаганды и дезинформации. Радикализованные отдельные граждане и группировки осуществляют террористические акты, такие как взрыв бомбы возле полицейского участка в Бугойно в 2010 г. и три отдельных нападения боевиков – одно на посольство США в Сараево в 2011 г., другое на полицейский участок в Зворнике в 2015 г. и еще одно нападение на букмекерскую контору в г. Райловач в 2015 г. В результате этих нападений были убиты четверо полицейских и более десятка людей получили ранения.

Косово, страна с населением примерно в 2 млн. человек, большинство которых составляют этнические албанцы-мусульмане, также ощущает результаты пропаганды радикальной исламистской идеологии. Еще два года назад Косово лидировало среди европейских стран по количеству иностранных боевиков на душу населения страны, отправившихся воевать в Сирию. Сейчас эти цифры значительно снизились благодаря в основном жестким мерам властей Косово, направленных на сдерживание радикальной исламистской пропаганды и дезинформации.

Эта пропаганда и дезинформация, которая привела к массовому выезду косовских боевиков-джихадистов в Сирию, по-прежнему представляет серьезную угрозу для общества и государственных институтов Косово. Модели функционирования самые разнообразные и уходят корнями в 1999 г., когда Миссия ООН по делам временной администрации в Косово (МООНК) приняла на себя роль основного управляющего органа в послевоенном Косово. Под видом, как правило, гуманитарных и благотворительных организаций, многие радикальные исламистские группировки, поддерживаемые ближневосточными спонсорами, исповедующими радикальную исламистскую идеологию, воспользовались сложившейся ситуацией и рассредоточили контингенты боевиков по всей территории Косово. В своей статье, опубликованной в «The New York Times» в 2016 г., Карлотта Галл пишет, что благодаря деятельности радикальных исламистских группировок, замаскированных под гуманитарные организации, ваххабитская и салафистская интерпретации ислама пустила корни в Косово.

Распространение ваххабитского и салафистского учений осуществляется при помощи набора различных методов и инструментов. Еще с начала функционировании администрации МООНК в Косово начали строиться мечети наподобие мечетей в Саудовской Аравии, чтобы создать атмосферу, в которой прихожане будут лучше воспринимать новые экстремистские послания и еще больше отдаляться от учения ханафи, которое доминировало в традиционных мечетях Косово, построенных в стиле, характерном для оттоманской империи. Это архитектурное направление было усилено бывшими косовскими студентами, которые вернулись после обучения в университетах Саудовской Аравии зараженными радикальными идеями ваххабитов и салафистов и начали пропагандировать их как имамы в мечетях. Когда умеренное Исламское общество Косово начало изгонять этих радикально-настроенных имамов, они продолжили свою деятельность на полулегальных основаниях. Как считает Галл, целью этих радикальных исламистских группировок было «спровоцировать конфликт между людьми, [поскольку] конфликт порождает сначала раскол, затем ненависть, а затем эти конфликтующие мировоззрения приводят к [войне]».

Как и отдельные террористические нападения в Боснии и Герцеговине, пропаганду и дезинформацию радикальных исламистских группировок в Косово следует воспринимать со всей серьезностью. Попытка доморощенной исламистской радикальной группировки в 2015 г. отравить воду в основной дамбе, снабжающей питьевой водой Приштину, является предупреждением о том, что такая пропаганда и дезинформация достигает ожидаемых результатов. Эта попытка отравить воду была сорвана полицией Косово.

Македония также подвергается воздействию радикальной исламистской пропаганды и дезинформации. В соответствии с данными Министерства иностранных дел страны, по состоянию на март 2016 г. 140 македонских боевиков присоединились к Исламскому государству в Сирии. Двадцать из них были там убиты. Как и в других странах Западных Балкан, пропаганда и дезинформация в Македонии направлена на использование недовольства этнических групп мусульманского вероисповедания путем добавления религиозного компонента. Этническое албанское население вместе с небольшими этническими группами босняков, турок, ромов, египтян и помаков составляют большинство мусульманского населения Македонии. Одни только этнические албанцы составляют примерно 25% общего населения страны (503 083 человека), что сделало их основным объектом идеологической обработки со стороны радикальных исламских группировок.

Радикальная исламская пропаганда первоначально распространялась мечетями и другими мусульманскими религиозными образованиями, которые были частью Исламской общины Македонии (Bashkësia Fetare Islame e Maqedonisë, или BFIM, на албанском языке или IslamskaVerska Zaednica na Makedonija, или IVZM, на македонском языке), законодательно оформленного института, представляющего мусульман, живущих в стране. В этой ситуации ваххабитские группировки начали внутреннюю борьбу против умеренных имамов с целью захватить контроль над BFIM/IVZM и использовать эту организацию для своей пропаганды. Эта стратегия привела к тому, что эффект от радикальной исламистской пропаганды и дезинформации был ограничен лишь мусульманской общиной и не оказывал существенного влияния на социально-политическое развитие страны.

Ситуация в Албании схожа с ситуацией в других странах Западных Балкан с многочисленным мусульманским населением. По некоторым оценкам, примерно 90 боевиков из Албании присоединились к Исламскому государству, и многие из них были убиты или пропали без вести. Как и в случае с другими странами региона и их гражданами, количество албанцев, отправляющихся на войну в Сирию и Ирак, за последние два года значительно сократилось; за это время не было ни одного известного случая вступления албанцев в исламскую террористическую группировку, воюющую в том регионе.

Феномен распространения ваххабитского и салафистского учения в Албании объясняется социально-политическими особенностями перехода от коммунистического правления к демократии в начале 1990-х гг. XX века. Как указывают Дронзина и Муча, антирелигиозная политика албанского коммунистического режима, которая достигла своего апогея в 1960-х гг. XX века, когда в стране были запрещены все религии, что превратило Албанию в первую официально атеистическую страну в мире, стала ключевым фактором, приведшим к тому, что идеология ваххабитов и салафистов пустила корни в албанской мусульманской общине. Оба автора цитируют известного мусульманского клерикала и муфтия в Тиране Илли Гурра, который утверждал, что «ислам в Албании оказался «беззащитным», когда представители старого мусульманского духовенства умерли, а новое духовенство не пришло им на смену. Этим духовным вакуумом воспользовались иностранные державы, такие как Саудовская Аравия и ее религиозные организации, которые инвестировали в инфраструктуру и образование молодых албанских мусульман, прививая им идеологию ваххабизма».

Пропаганда и дезинформация радикальных исламистских группировок оказалась губительной для безопасности Албании, о чем свидетельствует сорванное террористическое нападение в г. Шкодрав в 2016 г. на национальную сборную Израиля по футболу, которая играла со сборной Албании квалификационный матч чемпионата мира. В результате скоординированных действий полиции Албании, Косово и Македонии, в связи с планировавшимся нападением были арестованы 19 граждан Косово и шесть граждан Албании и Македонии.

ПРОТИВОДЕЙСТВУЯ ПРОПАГАНДЕ И ДЕЗИНФОРМАЦИИ

Страны Западных Балкан, ставшие жертвами пропаганды и дезинформации со стороны России и радикальных исламских группировок, должны найти способы борьбы с ними, чтобы и дальше проводить курс на интеграцию с ЕС и НАТО. Кампании пропаганды и дезинформации, проводимые Россией и радикальными исламистами и усугубляющие существующую межэтническую напряженность и/или стремящиеся добавить религиозный компонент к имеющимся разногласиям, представляют собой опасный «коктейль», который, если его не остановить, может серьезно подорвать хрупкий региональные мир и стабильность. Поскольку такой сценарий представляет угрозу всему региону Западных Балкан, то необходимым условием противодействия этому является разработка всеобъемлющей стратегии, основанной на тесном и всестороннем сотрудничестве стран региона. Кроме того, существенное инициативное участие ЕС и НАТО в решении этой проблемы было бы чрезвычайно полезным.

Противодействие российской пропаганде и дезинформации потребует выработки четких и хорошо продуманных целей и задач в результате многосторонних усилий западнобалканских стран, а также ЕС и НАТО. Каждая страна Западных Балкан должна принять на себя недвусмысленное обязательство полностью и безоговорочно интегрироваться в ЕС и НАТО. Правительства некоторых стран региона – Сербии, Републики Српска в Боснии и Герцеговине, а также до недавнего времени и Македонии (во время правительства, возглавляемого Внутренней македонской революционной организацией – Народной партией, или VRMO-NP) – проводили политику «сидения на двух стульях», однако, от этой политики придется отказаться. Она предполагает поддержание тесных отношений с Россией, при этом выражая поддержку идеи интеграции с ЕС.

Как ЕС, так и НАТО должны играть более активную роль в поддержке стран Западных Балкан в их усилиях нейтрализовать кремлевскую пропаганду и дезинформацию. В этом контексте ЕС и НАТО должны проводить на Западных Балканах успешные мероприятия по противодействию Кремлю при тесном сотрудничестве с региональными правительствами. На Западных Балканах должны создаваться платформы, подобные Европейскому центру мастерства противостояния гибридным угрозам, открытому в Финляндии в 2017 г. при поддержке ЕС и НАТО, для организации обучения и исследований в ответ на пропаганду, дезинформацию и кибератаки. Такие платформы могли бы получить развитие и охватить неправительственные организации и «мозговые тресты», такие как «Наблюдение за действиями Кремля», открытый в 2015 г. со штаб-квартирой в столице Чехии Праге. Эта организация занимается проверкой фактов и анализом кремлевской пропаганды и дезинформации.

Противодействие пропаганде и дезинформации радикальных исламистов требует разработки стратегии, которая бы включала в себя как меры наказания, так и реинтеграцию в общество прошедших радикализацию граждан. Введение в действие законов, преду­сматривающих суровые меры наказания за участие в зарубежных вооруженных конфликтах, является правильным подходом. После того, как такие законы вступили в силу в 2014-2015 гг., в каждой стране региона, принявшей такое законодательство, наблюдалось существенное снижение количества граждан, уезжающих воевать в Сирию или Ирак.

Введение мер наказания должно дополняться кампаниями повышения информированности общества о настоящей природе и намерениях радикальной исламистской идеологии, приспособленными к специфике каждой балканской страны, ставшей жертвой идеологической обработки. Такие кампании должны охватывать все слои общества, включая самых юных его членов, при этом основное внимание должно уделяться молодому поколению, которое является основной мишенью исламской радикализации. Проводимые гражданскими группами интервью, публичные выступления и обсуждения с участием раскаявшихся бывших экстремистов стали бы мощным инструментом разоблачения истинной природы джихадистской идеологии и способов ее распространения.