Проверка уязвимых мест HATO

Проверка уязвимых мест HATO

«Мягкая сила» России в Прибалтике

Ирина Бурдули, Министерство обороны Грузии

Oтношения между НАТО и Россией всегда были непростыми. И хотя были времена, когда обе стороны находили точки соприкосновения, в нескольких сферах у них сохраняются противоположные взгляды. Наиболее противоречивыми являются вопросы, связанные с политикой расширения НАТО и наращиванием военной мощи их членами, особенно вблизи российских границ. Военная доктрина Российской Федерации, принятая в 2014 г., открыто называет НАТО в качестве «основного внешнего военного риска». Приближение военной инфраструктуры членов НАТО к границам России рассматривается Кремлем в качестве наиболее серьезной угрозы безопасности страны. Многие эксперты даже используют термин «новая холодная война» для характеристики современных отношений между западным и восточным блоками, и они считают, что прибалтийские страны наиболее уязвимы к возрастающему количеству непрямых угроз со стороны России.

Вторгшись в Грузию в 2008 г. и незаконным путем присоединив Крым в 2014 г., Россия возродилась в качестве реваншистской державы с нарастающей агрессивностью по отношению к своим соседям. Угрозы безопасности прибалтийских стран возрастают; эти страны, несмотря на их членство в НАТО, по-прежнему остаются сферой интересов и вмешательства России. Поскольку вероятность того, что Россия начнет открытую военную конфронтацию с любой из прибалтийских стран и лицом к лицу столкнется с мощью НАТО мала, многие считают российскую угрозу преувеличенной. Те, кто бьет тревогу, считаются разжигателями страхов. Тем не менее, к этим угрозам надо относиться серьезно, и не только в Эстонии, Латвии и Литве. Расширяя свою сферу влияния на Прибалтику, Россия стремится ограничить их независимость, манипулировать их политическим и экономическим прозападным выбором, и таким образом проверить стабильность и единство НАТО.

Считается, что в этом бизнес-центре в Санкт-Петербурге, Россия, находится «фабрика троллей», где запускаются пропагандистские кампании и тактические мероприятия оказания общественного влияния как части усилий России по использованию «мягкой силы». АССОШИЭЙТЕД ПРЕСС

Проблема для членов НАТО состоит в том, чтобы понять, каким образом Россия собирается обеспечить свои провозглашенные интересы и цели в регионе. На открытую военную агрессию ответят все члены НАТО, что оставляет совсем мало шансов на то, что Россия пошлет свои войска в Эстонию, Латвию или Литву. Вместо этого российский президент Владимир Путин предпочитает уделять основное внимание «мягкой силе» как основному направлению своей внешней политики. В соответствии с Концепцией внешней политики, принятой в 2016 г., «мягкая сила» стала составной частью усилий по достижению внешнеполитических целей. В частности, это включает инструменты, предлагаемые гражданским обществом, а также различные методы и технологии – от информации и коммуникаций до гуманитарных и других видов». Москва применяет различные виды «мягкой силы», зачастую сочетая их с элементами «жесткой силы», а также дипломатической и разведывательной деятельностью, что затрудняет отделение одного подхода от другого. Более того, в отличие от стран, которые следуют классическому определению «мягкой силы», данному гарвардским профессором Джозефом Наем, гласящему, что это способность страны убедить других делать то, что ей надо, не прибегая к силе и принуждению, Россия не принимает во внимание легитимность других стран и не старается поступать в соответствии с моралью; ее цели в Прибалтике в том, чтобы запугать и ослабить своих соседей. В более широком смысле, кремлёвская «мягкая сила» пытается повлиять на НАТО. К сожалению, ни НАТО в целом, ни его члены не разработали соответствующей контрстратегии сдерживания экспансионистских целей Кремля.

Злоупотребляя силой

Эстония, Латвия и Литва – это маленькие государства, имеющие общую границу с крупным и агрессивным соседом, и уж кто-кто, а они отчетливо представляют масштабы угрозы. С интеграцией в евро-атлантические структуры прибалтийские страны получили гарантии безопасности, которые снизили риск прямой военной агрессии. Но эти угрозы остаются в регионе, в котором, по словам российского президента Дмитрия Медведева, у России «есть привилегированные интересы». Если эти интересы игнорируются, Россия будет использовать силу, что она и продемонстрировала несколько раз в отношениях с соседями, не входящими в НАТО. В прибалтийских странах Россия следует политике подрыва государственных устоев и пропаганды в качестве основного оружия «мягкой силы». В целом, разумно примененная «мягкая сила» может быть более эффективной, чем открытое военное принуждение, против которого может выступить Запад.

Этническое разнообразие создает для России чрезвычайно выгодную ситуацию. Многочисленное этническое русское население в Эстонии и Латвии оказывает сильную поддержку российскому влиянию в регионе. Двадцать четыре процента эстонского, 25% латвийского и 6% литовского населения являются этническими русскими, и они представляют собой основную мишень российской «мягкой силы». Как отметил Медведев, «бесспорным приоритетом России является защита жизни и достоинства наших граждан, где бы они ни находились». Это было объявленным мотивом российского вторжения в Грузию в 2008 г. и в Украину в 2014 г.

Президент Франции Эммануэль Макрон, слева, жмет руку британскому военнослужащему из боевой группы НАТО на базе сухопутных сил в Тапе неподалеку от г. Таллин в Эстонии. Солидарность НАТО является ключевым элементом в защите прибалтийских стран против российской военной угрозы и тактики «мягкого давления». АССОШИЭЙТЕД ПРЕСС

В прибалтийских государствах Россия проводит финансируемую правительством политику поддержки проектов, нацеленных на сохранение и укрепление культурных, образовательных и лингвистических связей с Россией. Она также финансирует пророссийские группы, активно работающие в политической и экономической сферах. И хотя эта активность может казаться вполне законной, тактика, которую использует Москва, вызывает серьезную озабоченность. Она часто оказывает влияние на политику и бизнес-среду, прибегая к взяточничеству, коррупции и мошенничеству, особенно когда мир политики и бизнеса пересекаются. Россия использует этот рычаг для вмешательства во внутренние дела прибалтийских стран, для определения своих политических приоритетов и достижения своих политических целей. Очень важным инструментом в этой связи является энергетическая зависимость Прибалтики от России, особенно в газовом секторе.

Используя пропаганду

Пропаганда является еще одним инструментом «мягкой силы» России. Как отмечает политический аналитик Агния Григас, посредством печатных изданий, вещательных агентств и социальных сетей «Россия добилась особого успеха в создании виртуальной общины с участием не только российской диаспоры, но и сегмента прибалтийского населения, который остается связанным с Москвой по культурной, лингвистической и идеологической линиям». Что отличает российскую «мягкую силу» от классического определения этого термина, так это то, что Кремль не пытается привлечь целевую аудиторию своими ценностями, уровнем процветания, политическими идеалами и улучшением имиджа России; вместо этого упор делается на отвлечение внимания и манипуляцию, а также попытки дискредитации оппонентов. Российская пропаганда против прибалтийских государств имеет три основных вектора: эти страны слабые; они пытаются отойти от своей истории; и они дискриминируют этнических русских. Распространяя эту дезинформацию по всей Европе, Кремль старается очернить имидж прибалтийских государств в глазах других членов НАТО, что прибалтийцы рассматривают как тревожную тенденцию.

Противодействуя комплексным угрозам

Интеграция в НАТО была необходимой защитной мерой для прибалтийских стран. Это членство позволило Эстонии, Латвии и Литве развиваться как свободным и демократическим странам, которые уважают права человека и чтят западные политические принципы. Учитывая тот факт, что они почти пятьдесят лет находились под советской оккупацией, прибалтийские государства добились впечатляющего прогресса, успешно трансформировавшись в либеральные демократии европейского типа и присоединившись к НАТО. С одной стороны, это обеспечило военную безопасность Прибалтики. Однако, с другой стороны, это сделало ее привлекательной мишенью для России. Как подчеркнул американский аналитик Пол Глоуб в своем выступлении, подготовленном для слушаний в Конгрессе по вопросам американской политики в отношении прибалтийских стран в 2017 г., «если Путину удастся подорвать эти страны изнутри и в международном плане, он не только покажет всем остальным бывшим советским республикам, что у них мало шансов на успех, но еще и выставит Запад в роли «бумажного тигра» даже по отношению к тем, кого он обязался защищать».

НАТО признает опасность провоцируемых Россией угроз и отвечает дополнительными усилиями по укреплению обороны и сдерживанию на своем восточном фланге. На встрече НАТО в верхах в Уэльсе в 2014 г. союзники согласились повысить возможности Сил реагирования НАТО в ответ на вызовы безопасности со стороны России. На саммите в Варшаве в 2016 г. НАТО сохранила верность этому подходу, увеличив военное присутствие на своих восточных границах и разместив на ротационной основе в Эстонии, Латвии, Литве и Польше четыре многонациональные боевые группы, каждая численностью в батальон.

Хотя безопасность прибалтийских государств является важным пунктом в повестке дня НАТО, стратегия организации все же вызывает вопросы. Присутствие НАТО в Прибалтике необходимо. Очевидно, что Путин понимает, что вторжение в любую страну НАТО будет означать самоубийство для России. Поэтому он предпочитает «мягкое» нападение, применяя средства, которым его оппоненты не готовы противостоять. Какие же усовершенствованные подходы и/или невоенные контрстратегии могли бы лишить Россию точки опоры в Прибалтике и укрепить безопасность трех небольших государств?

Немецкие солдаты закрепляют на железнодорожных платформах танки «Мардер» перед их транспортировкой в Литву для учений НАТО, нацеленных на повышение оборонных возможностей прибалтийских стран. Getty Images

Во-первых, ни прибалтийские страны, ни НАТО не смогут добиться успеха, действуя против России в одиночку, даже когда это касается «мягкой силы». У России и НАТО есть общая граница, и поэтому в интересах альянса будет максимально укреплять и поддерживать безопасность и сопротивление Прибалтики. Каждый член НАТО должен четко понять, что в этом глобализованном и взаимосвязанном мире укрепление безопасности в других странах означает повышение уровня безопасности и в собственной стране. Принимая во внимание нынешние проблемы, прибалтийские государства должны проявлять инициативу в сотрудничестве с другими членами НАТО с целью улучшения внутренних политических условий путем укрепления внутренних демократических институтов и устранения имеющихся слабых мест и пробелов в их политических системах. В числе наиболее важных шагов, которые необходимо предпринять – искоренение коррупции и обеспечение прозрачности в политической и экономической деятельности. Эстония, Латвия и Литва уже добились большого прогресса в достижении этих целей, но все же до сих пор нуждаются в поддержке Запада.

Одной из наиболее важных точек опоры российского влияния, как упоминалось выше, является большое количество этнических русских в странах Прибалтики. При помощи и поддержке НАТО прибалтийские государства должны сосредоточить усилия на полной интеграции росских меньшинств. Они должны поддерживать программы постепенного перехода на национальный язык и пересмотреть положения, регулирующие вопросы гражданства. В этой сфере Литва добилась больше успехов, чем ее региональные соседи.

Более того, члены НАТО должны более активно продвигать образовательные обменные программы и предлагать еще больше стипендий и образовательных возможностей. Одновременно с этим следует стимулировать обучение европейских и американских студентов в институтах прибалтийских стран, что поможет иностранным студентам больше узнать о членах НАТО на восточном фланге. Это внесет вклад в противостояние ложному имиджу слабых прибалтийских государств, который Россия распространяет на международной арене.

Диверсификация энергетических поставок является важным шагом в снижении зависимости от России. Это должно быть приоритетным направлением и реализоваться при тесном сотрудничестве с Европой; в первую очередь должна быть осуществлена диверсификация поставок газа. И хотя прибалтийские государства уже реализовали несколько проектов, на этом направлении следует прикладывать больше усилий. Чем меньше будут прибалтийские страны зависимы от российского газа, тем более уверенно они будут себя чувствовать, бросая вызов России.

Российская пропаганда получает хорошее финансирование, и она глубоко засела в медийное пространство Прибалтики и остальной Европы. Кремль разрабатывает различные реалии, чтобы манипулировать своей целевой аудиторией, и создает нарративы, которые выгодны ему, но носят подрывной характер по отношению к его оппонентам. Россия значительно усовершенствовала свои инструменты пропаганды, и сегодня она использует различные многочисленные источники информации для распространения «фейковых новостей» и дезинформации. Запад не должен игнорировать это направление деятельности России, поскольку пропаганда направлена не только против этнических русских в Прибалтике, но также и на аудиторию других стран НАТО. Не так-то просто противостоять хорошо организованной российской пропагандистской машине, которая работает уже много лет. НАТО должна выявить основные пропагандистские силы Кремля и способы, которыми они манипулируют аудиторией. Для того, чтобы снизить влияние российской пропаганды, НАТО должна настойчиво рекомендовать своим членам ограничить ее распространение и противостоять вводящим в заблуждение и откровенно лживым сообщениям. Что еще более важно, альянс должен приложить дополнительные усилия для того, чтобы первыми доносить до аудитории сообщения, выдавать четкие и правдивые нарративы, поддерживающие цели и задачи НАТО. Должна использоваться любая возможная среда для подавления российской пропаганды и снижения ее влияния до минимума. Граждане всех членов НАТО из проверенных каналов должны получать правдивую и надежную информацию с тем, чтобы целевая аудитория узнала о настоящих целях и задачах России и об угрозах, которые Россия представляет для «ближнего зарубежья» и для всего мирового порядка.

Литовские призывники на тренировочном задании во время военных учений НАТО под Вильнюсом. После действий России в Грузии, Украине и Сирии, население Латвии, Литвы и Эстонии с опасением относится к возможным намерениям Кремля. Ассошиэйтед Пресс

НАТО должна повысить интенсивность сотрудничества со своими прибалтийскими членами. Регулярные визиты высшего руководства НАТО продемонстрируют их желание и готовность защищать своих балтийских друзей. НАТО следует разработать совместную стратегию, которая бы включала все контрмеры, которые будут применяться в ответ на «мягкую силу» России по отношению к странам Прибалтики. Такой документ должен дать прибалтийским странам возможность совместными усилиями снизить российское влияние в регионе. Учитывая природу современных вызовов, исходящих из России, НАТО должна заложить в свою стратегию эффективные меры противодействия непрямым угрозам и быть готова дать адекватный ответ на признаки агрессии, а также быть в состоянии сдержать и предотвратить такую агрессию.

Заключение

Применяя нелегальную подрывную тактику, Россия не только угрожает прибалтийским странам и ослабляет их – она запугивает весь североатлантический альянс и подрывает его единство и надежность, таким образом пытаясь уничтожить существующий мировой порядок. Российская агрессия нацелена не только на дестабилизацию «ближнего зарубежья», но и на то, чтобы оказывать влияние и на мировые сверхдержавы. Прибалтика является постсоветской игровой площадкой России, которую она использует в качестве лакмусовой бумаги, чтобы увидеть силу ответа Запада на свои действия и провокации. В случае с Грузией в 2008 г. и с Украиной в 2014 г. Запад продемонстрировал свою неготовность и неспособность противостоять и остановить агрессора. Это еще больше придало России самоуверенности и привело к «синдрому безнаказанности». Эта реальность серьезно подорвала уверенность прибалтийских стран в собственной национальной безопасности. Если какая-либо из стран Прибалтики станет жертвой российской агрессии, и если НАТО не продемонстрирует свою мощь и желание защищать своих членов, существующий миропорядок, основанный на наборе определенных правил, окажется на грани краха.

Сила НАТО именно в ее членах, в их единстве и солидарности. Таким образом, угроза, нависшая над одним членом, угрожает и бросает вызов всем членам альянса. Страх и чувство паники, вызванные действиями России, вполне оправданы. Скрытая природа этих действий не должна вводить Запад в заблуждение. Если прогресс и успех, достигнутые прибалтийскими странами, окажутся подорванными, то надежность НАТО как организации, ответственной за безопасность в самом широком смысле этого слова, также очень серьезно пострадает. Прибалтийские страны – наиболее уязвимый фланг альянса. Поэтому НАТО должна сосредоточить усилия на пересмотре и обновлении своей стратегии ради защиты этих стран и на разработке инструментов, необходимых для противодействия нынешним и будущим «мягким» угрозам со стороны России.