Противостояние организованной преступности

Противостояние организованной преступности

Органы охраны правопорядка должны остановить изготовление контрафактной продукции, контрабанду и другие преступления, с помощью которых финансируется террористическая деятельность

Юрген Сторбек, первый директор Европола

Очень важно, что Европейский центр исследований по вопросам безопасности имени Джорджа К. Маршалла посвятил весь выпуск per Concordiam изменению облика организованной преступности. Я весьма рад приглашению подробнее остановиться на проблемах, которые эта угроза ставит перед международным сообществом, и вкратце рассказать о двух идеях, которые в последнее время широко обсуждаются в ходе дискуссии о том, как вести более результативную борьбу со структурами транснациональной организованной преступности.

Что поставлено на карту?

Представьте себе дело, ежегодно приносящее 11,4 млн. долл. США, в котором занято более 10 тыс. человек. То, что выглядит как финансовые показатели успешной компании средней величины, на самом деле представляет собой результаты деятельности одной из крупнейших транснациональных преступных группировок. Согласно отчетам Управления ООН по наркотикам и преступности ежегодный глобальный доход организованных преступных группировок составляет 870 млрд. долл. США. Это в полтора раза превышает расходы США на военные нужды.

Организованная преступность многогранна, ориентирована одновременно и на клиента, и на рынок, и охватывает множество сфер деятельности — не только контрабанду наркотиков и оружия и торговлю людьми. Хорошим примером может послужить подделка фармацевтических товаров — из-за нее одной ежегодно погибает почти миллион человек. Организованной преступности удается извлекать заоблачную прибыль в этой сфере благодаря отсутствию достаточного воздействия со стороны правоохранительных органов или других соответствующих ведомств.

Полицейские управления из Италии, Испании и Польши объявили в октябре 2015 г. о ликвидации преступной киберсети, специализировавшейся на «фишинге». AFP/GETTY IMAGES

Полицейские управления из Италии, Испании и Польши объявили в октябре 2015 г. о ликвидации преступной киберсети, специализировавшейся на «фишинге».
AFP/GETTY IMAGES

Давайте обратимся к недавним событиям, которые привлекли внимание всего мира. Имеются свидетельства, что теракты в Париже и Брюсселе финансировались из средств, полученных организованными группировками в результате малозначительных преступлений. Террористам слишком опасно торговать наркотиками, так как возрастает риск их задержания. Вместо этого они продают контрафактные стимуляторы, контрабандные сигареты или краденые кроссовки, — товары, которые обычно не могут быть опознаны полицией и службами безопасности — так как в межведомственном обмене информацией на национальном и международном уровне существуют огромные пробелы.

Концепция нашего уголовного законодательства и законов о государственной безопасности, а также стратегия и методология наших правоохранительных органов и служб безопасности основываются на реакции на возникшие обстоятельства и опираются исключительно на долгие годы опыта. В связи с этим правительства зачастую медленно адаптируются к новым тенденциям, таким как рост взаимодействия между терроризмом и организованной преступностью.

Что необходимо сделать?

Примерное представление о том, что правительствам необходимо совершенствовать обмен данными, учреждать центры по совместным расследованиям и координировать подходы к обеспечению безопасности и борьбе с преступностью возникло в середине 1990-х. Результатом политических консультаций стало образование Европола. Сегодня крайне важно сформировать новый всеобъемлющий европейский подход: взаимосвязанность не должна ограничиваться простым обменом данными, слиянием массивов информации и анализом конкретных случаев. Шагами в верном направлении представляются несколько новых успешных проектов, таких как Европейская междисциплинарная платформа противодействия угрозам преступности (EMPACT) и Повестка дня ЕС по вопросам безопасности.

Нам необходимо начать воспринимать безопасность как совместные усилия, как сочетание аналитики, правоприменения и работы в совместных структурах. Поэтому нам необходимо учредить орган высокого уровня, задачей которого будет анализ угроз — на основании информации от правоохранительных структур и спецслужб — для проведения оценки рисков, определения соответствующих контрмер и предложения практически осуществимого курса действий правительствам и другим органам власти.

Роб Уэйнрайт (слева), директор Европола, и Димитрис Аврамопулос, комиссар ЕС по вопросам миграции, внутренних дел и гражданства, встретились в штаб-квартире Европола в Гааге в феврале 2016 г. Они обсудили усилия ЕС по противодействию незаконному ввозу мигрантов организованными преступными группировками. AFP/GETTY IMAGES

Роб Уэйнрайт (слева), директор Европола, и Димитрис Аврамопулос, комиссар ЕС по вопросам миграции, внутренних дел и гражданства, встретились в штаб-квартире Европола в Гааге в феврале 2016 г. Они обсудили усилия ЕС по противодействию незаконному ввозу мигрантов организованными преступными группировками.
AFP/GETTY IMAGES

Такая организация могла бы помочь в преодолении межгосударственных разногласий, а также различий между системами полиции и спецслужб, несовместимости баз данных и различных административных систем. Все спецслужбы должны действовать на основании совместных политических и стратегических целей. Нам нужен такой формат, который позволит всем представителям исполнительной власти сотрудничать, находясь в равных условиях. Это мог бы быть совет экспертов в области обеспечения безопасности и политики, нечто такое, чего в данный момент нет в структуре Европейского совета. Для противостояния этой новой угрозе — взаимодействию между терроризмом и организованной преступностью — необходимо более тесное сотрудничество между государственным и частным сектором.

Поддельная «Виагра», контрабандные предметы роскоши или краденые теннисные туфли — это преступления, которые часто проходят мимо внимания ведомств, отвечающих за борьбу с терроризмом. На первый взгляд, подобные малозначительные преступления не представляются достаточно важными и происходят вне поля зрения агентств, задачей которых является борьба с преступностью и терроризмом. Мы недавно обнаружили, однако, что есть непосредственная связь между продажей контрафактной продукции в пригородах Парижа и возможностью покупки оружия в Словакии или Брюсселе. Торговля и промышленность могут содействовать раскрытию таких связей.

Технические средства, с помощью которых частные компании отслеживают контрабандную продукцию и определяют нелегальные товары, становятся все более изощренными — так же, как и преступники. Сегодня с помощью простого приложения можно определить, на самом ли деле некий разрекламированный продукт был произведен легальным производителем или же его происхождение сомнительно. Партнерства по борьбе с преступностью с участием государства и частного сектора должны стать ключевыми аспектами наших стратегий по обеспечению безопасности, так как доходы от нелегальной торговли могут быть использованы на значительно более зловещие цели, чем можно было бы предположить от безобидной на вид продажи поддельной продукции. Если бы производители, компании, предоставляющие услуги по обслуживанию кредитных карт, социальные сети, фармацевтическая промышленность и другие деловые круги могли свести воедино свои базы данных и делиться ими со спецслужбами — строго следуя требованиям закона — это позволило бы серьезно улучшить положение дел в обеспечении безопасности.

Наши партнеры в Америке давно и упорно работают над совершенствованием борьбы с организованной преступностью. В США есть национальная стратегия, объединяющая информацию, разведывательные данные и компетенцию правоохранительных и специальных служб. Кроме того, на федеральном уровне создан специальный координационный центр, ведется работа по совершенствованию обмена информацией между государственным и частным секторами. Я уверен, что такой подход мог бы принести свои плоды и в Европе, и ратую за то, чтобы мы изучили, какие из этих инструментов могут быть адаптированы под нужды нашего региона.

Дорогие читатели! 870 млрд. долл. США в руках организованной преступности — это крайне опасное оружие. Эта огромная сумма денег способна разрушить наш образ жизни. Надеюсь, что этот выпуск per Concordiam внесет свой вклад в общие усилия, необходимые для формирования решительного ответа на эту угрозу.