Сдерживая хаос

Сдерживая хаос

Государства должны обратить внимание на проблемы, связанные с тенденциями роста населения планеты

Подполковник Майкл Хаган, ВВС США

Быстрый прирост населения, особенно в развивающихся странах, скорее всего, обострит и усугубит глобальные проблемы безопасности, такие как гражданские войны, этническое насилие, голод, пограничные конфликты и насилие, связанное с неонационализмом. К сожалению, вместо того, чтобы комплексно рассматривать их глубинные причины, суверенные государства склонны только реагировать на симптомы снижения уровня безопасности, вызванные глобальными мегатрендами. Эволюция глобальной демографии станет, скорее всего, испытанием для ресурсов и жизнестойкости всех государств, в то время как ни одно отдельно взятое государство и ни один субъект международных отношений не в состоянии в одиночку справиться с тенденциями роста мирового населения. Наблюдаемые ныне и ожидаемые тенденции развития населения, включая урбанизацию, предполагают значительные проблемы в плане безопасности, вызванные бесконтрольной международной миграцией. По мере того, как глобальное население возрастет с нынешней отметки 7,3 млрд. до предполагаемых 9,7 млрд. в 2050 г., инициативное мировое сообщество должно в приоритетном порядке разработать всеобъемлющий подход к урегулированию проблем безопасности, связанных с ростом населения.

Фактически, развивающиеся страны не справляются с быстрыми темпами роста населения и урбанизации, что, в результате, приводит к контролируемой и неконтролируемой международной миграции. Вероятными последствиями такой миграции может быть рост этнического национализма, что приведет к дополнительным проблемам в сфере безопасности в развитых и развивающихся странах. Такая оценка означает, что перед мировым сообществом встанут два ключевых вопроса: являются ли последствия нынешних тенденций неизбежными для будущих поколений? Могут ли предпринимаемые сегодня действия смягчить эти последствия?

Буддистские монахи раздают людям еду в бирманском городе Хлаинг Тайя, страдающем от быстрого процесса урбанизации. Ассошиэйтед Пресс [THE ASSOCIATED PRESS]

По большому счету, сама по себе миграция не обязательно представляет угрозу безопасности. В действительности, переселение людей из густонаселенных центров в малонаселенные области необходимо для устойчивого поддержания жизнедеятельности и развития этих районов. В современном взаимосвязанном мире миграция населения идет только на пользу развивающимся и развитым странам. Тем не менее, современные миграционные потоки могут привести к краткосрочным и долгосрочным проблемам глобальной безопасности. Взаимосвязь между бесконтрольной миграцией и ростом национализма в настоящее время явно недооценивается. Националистические настроения способствуют развитию изоляционизма, угрожают международной политической стабильности и поглощают ресурсы организаций, занимающихся вопросами безопасности. Они также чинят препятствия на пути сотрудничества, необходимого для эффективного противостояния таким транснациональным вызовам, как миграция, преступность, терроризм и эпидемии.

США и их институты безопасности должны иметь объективное понимание демографических тенденций, которые в обозримом будущем существенно изменят глобальную обстановку. Цель любой стратегии в том, чтобы разработать продуманный план, реализация которого принесет определенные выгоды. Однако, разработка стратегии является рискованным предприятием, поскольку планы в основном составляются на основе прогнозирования. Неспособность дать точную оценку угрозам, связанным с мировым приростом населения, и предвидеть крупномасштабные передвижения населения приведет к выработке неэффективной стратегии, которая выльется в бесполезные затраты национальных людских и финансовых ресурсов.

Аналогичным образом европейские державы также должны объективно оценить глобальные демографические процессы и миграцию. Считается, что миграция и рост населения окажет более критическое влияние именно на Европу из-за ее географической близости к перенаселенным странам. Европе следует ожидать принятия в обозримом будущем в свои страны значительного количества мигрантов. Однако, как известно, нет худа без добра. При разумном регулировании большой наплыв молодых иммигрантов мог бы стать чрезвычайно важным фактором для поддержания высокого уровня жизни в Европе. Коренное население европейских стран стареет, и интеграция интеллектуальных возможностей мигрантов может способствовать национальным интересам этих стран. Об этом говорится в «Докладе ООН по вопросам международной миграции за 2015 г.». Главный вопрос состоит в том, сможет ли Европа сохранить свою самобытность, принимая волны иммигрантов, имеющих отличные от европейцев происхождение и стандарты образования.

Большинство суверенных государств рассматривают население через призму своих соответствующих национальных интересов. Как следствие этого, государства анализируют национальные демографические тенденции с учетом того, как перемены повлияют на социальную стабильность и экономическую безопасность. Такой подход понятен, хотя и недальновиден. Изучая демографические тенденции и их возможные последствия, европейские страны могут выработать ясный план действий по упреждающей защите национальных, региональных и глобальных интересов.

Демографические тенденции

В 2015 г. рождаемость превысила смертность на 83 млн. человек. Эта впечатляющая цифра была названа в докладе ООН «Перспективы мирового населения» за 2015 г. Для сравнения – этот прирост мирового населения всего лишь за один год превышает количество населения Германии. Также стоит отметить, что 14% всех людей, когда-либо живших на земле, живы и сегодня, как указывают Кори Брэдшоу и Бэрри Брук в своей статье «Сокращение населения не разрешит всех проблем окружающей среды». Этот факт интересен, но он ни на что не влияет, учитывая, что планета в состоянии выдержать нынешнее количество людского населения. Однако, прогнозы роста населения, в сочетании с другими демографическими тенденциями, могут служить поводом для беспокойства. Перед первой мировой войной население планеты составляло 1,6 млрд. человек. Оптимистические оценки ООН предполагают, что к концу этого столетия на нашей планете будет проживать 11,2 млрд. человек, что будет означать резкий прирост населения в 9,6 млрд. человек всего за 200 лет.

Кроме того, как указывает доклад ООН по вопросам миграции населения, этот прирост ожидается в основном в развивающихся странах. К 2050 г. в развитых странах будет проживать 1,2 млрд. человек, в то время как население развивающихся стран, по прогнозам, достигнет 8,4 млрд. человек. Одновременно с этим в развивающихся странах происходит интенсивное перемещение населения из сельской местности в города – явление, известное как урбанизация. Автор многих публикаций и стратег Дэвид Килкуллен предсказывает, что рост населения и процесс урбанизации в сочетании с тенденцией расселения вдоль береговой линии и технологической связанностью будут определять будущую обстановку в сфере безопасности. В конечном итоге государства с ограниченными ресурсами и возможностями управления, скорее всего, будут испытывать все возрастающее давление, вызванное этими тенденциями. Логическими последствиями этих тенденций будут снижение стабильности и рост миграции населения.

«Вместимость» планеты

Было бы интересно оценить количество жителей земли, используя детерминистские термины, такие как перенаселение. В своей книге «Грядущая анархия» Роберт Каплан указывает, что резко возрастающее количество населения предполагает борьбу за ограниченные природные ресурсы, необходимые для выживания человека. По мнению Брэдшоу и Брука, нагрузка на окружающую среду в развитых и развивающихся странах в значительной степени разнится, но становится все более ощутимой по мере того, как развивающиеся страны становятся богаче и увеличивают потребление. Таким образом, просто количество людей на планете само по себе не так важно по сравнению с жизнеспособностью, или возможностью прокормить всех живущих на земле людей. К такому выводу пришла Вивиен Камминг в своей статье «Сколько же людей действительно может прокормить наша планета?», опубликованной Би-Би-Си. На самом деле трудно предсказать, какое количество людей может «содержать» планета Земля. Полезным, хотя и ограниченным инструментом для такого анализа может быть концепция «вместимости» нашей планеты, которую можно спроецировать на уровень географического региона, государства или даже отдельного города.

Вебсайт «История населения мира» определяет «вместимость» как экологическую структуру, определяющую «максимальное количество особей, которое окружающая среда в состоянии поддерживать неограниченное время». В глобальном масштабе рассчитать «вместимость» трудно или даже невозможно, поскольку рождаемость людей, их потребление и взаимодействие не распределяются по всей планете равномерно. Еще в 1798 г., когда давление роста людского населения было гораздо меньшим, Роберт Мальтус исследовал эту концепцию в своем «Очерке о законе народонаселения». Мальтус предположил, что возможности земли поддерживать человеческую жизнь будут испытывать постоянное напряжение, поскольку бесконтрольный рост населения происходит в геометрической прогрессии, в то время как средства к существованию растут всего лишь в арифметической прогрессии. Согласно Мальтусу, необходимы превентивные и «реальные» меры, чтобы количество населения соответствовало необходимым требованиям жизнеобеспечения. В качестве превентивных мер Мальтус называл практику планирования семьи, в то время как «реальные» меры звучали более зловеще и включали «бедствия и несчастья», такие как войны, непригодную для проживания окружающую среду и болезни, которые непропорционально поражают бедную часть трудоспособного населения.

Сирийские беженцы прибывают на пропускной пункт Онкупинар возле г. Килис в Турции, чтобы перейти в Сирию для празднования мусульманского праздника Курбан Байрам. [AFP/GETTY IMAGES]

Концепции Мальтуса все более начинают соответствовать современным демографическим тенденциям, однако, ни в коем случае не являются детерминистскими в отношении отрицательного результата. Критики неомальтусианский логики, такие как Бетси Хартман, Энн Хендриксон и Джейд Сассерм, в своем докладе «Население, устойчивое развитие и равенство полов» утверждают, что, к сожалению, во всех социальных недугах принято обвинять бедную часть населения, при этом игнорируя неэффективное управление со стороны правящих элит в развивающихся странах. В то же время некоторые другие авторы, такие как Роберт Флетчер, Ян Брейтлинг и Валери Пулео в своей статье, опубликованной в 2014 г. в журнале «Third World Quarterly», настаивают на том, что перенаселение является заранее выбранным «козлом отпущения» для оправдания неспособности обеспечить развитие, и это снижает ответственность разработчиков моделей развития и общественных управленцев. Сторонники Мальтуса, такие как Каплан, называют его «пророком будущего Западной Африки». Как критики, так и сторонники теории Мальтуса предлагают комплексный план действий. В ответ на предположение Мальтуса о том, что человек проявит «изобретательность», чтобы удовлетворить потребность в средствах существования, Роберт Мейхью в своей опубликованной в 2011 г. работе «Мальтус и семь миллиардов» замечает, что в 1798 г. невозможно было спрогнозировать появление таких феноменов как генетически измененные продукты или глобальные сети распределения товаров. И все же Клаус Хофманн в своей работе «Отступая от законов народонаселения: очерк Мальтуса» замечает, что невозможно спрогнозировать, при каком количестве населения никакие дополнительные «труд и изобретательность человека» уже не смогут обеспечивать жизнедеятельность людей.

Урбанизация

Если рост населения в развивающихся странах будет идти прогнозируемыми темпами, то вопрос о «вместимости» развивающихся и развитых стран приобретет огромную важность. Больше всего будет беспокоить вопрос о том, смогут ли развивающиеся страны абсорбировать быстрорастущее количество жителей. И поэтому тенденция урбанизации заслуживает более пристального изучения. Как указывает Джон Ловетт в своей работе «Урбанизация и перенаселение», финансовая активность и экономические возможности, свойственные городам, все больше притягивают мигрантов из сельской местности. Отчет Международной организации по миграции «Глобальная миграция – 2015» отмечает, что глобальное перемещение населения в города происходит темпами в 3 млн. человек в неделю. В целом, городские районы в наименее развитых регионах абсорбируют большую часть глобального прироста населения, о чем указывается в докладе ООН «Перспективы мировой урбанизации – 2014». Более того, предположительно, еще 2,5 млрд. людей переедут в города к 2050 г. По прогнозам, 90% этой ожидаемой урбанизации придется на Африку и Азию.

Процесс урбанизации идет заметными темпами. После миллионов лет племенного уклада жизни люди оказались генетически плохо подготовленными к началу процесса урбанизации, указывает зоолог Дезмонт Моррис в работе «Людской зоопарк: классическое изучение городского животного зоологом». Он замечает, что в 1950 г. 70% мирового населения проживало в сельской местности. К 2014 г. в городах проживало 54% населения. Поскольку, согласно опубликованному в 2014 г. докладу о перспективах урбанизации, 78% населения развитых стран и так уже проживает в городах, то прогнозируемый рост урбанизации непропорционально коснется тех регионов, где прогресс и развитие сталкиваются со значительными препятствиями. Например, в Нигерии в 1950 г. сельское население составляло 90%, а сегодня городское и сельское население имеют одинаковые показатели, и ожидается, что к 2050 г. городское население в этой стране будет составлять 70%. Такая быстрая урбанизация представляет проблему для стабильности городов, государств, регионов и всего мирового сообщества.

Незапланированный рост городского населения приведет к серьезным последствиям. В упомянутом докладе также указывается, что, по состоянию на 2012 г., в городских трущобах и неофициальных городских застройках в развивающихся странах проживало 863 млн. человек. Это в 2,67 раза больше населения США или в 10 раз больше населения Германии, и все эти люди проживают в районах, в которых санитарная обстановка, сфера услуг, управление и инфраструктура находятся в неудовлетворительном состоянии. Региональное бюро по арабским странам Программы развития ООН отмечает, что 28% городского населения в арабских странах проживает в трущобах и подвержено социальной маргинализации, бедности и насилию. В своей книге «Спустившись с гор: наступающий век городских партизан» Килкуллен называет эти неуправляемые стихийно возникшие пригородные поселения «дикими городами», которые при отсутствии центрального управления скатываются до совершенно одичавшего существования. Неизбежные угрозы, порождаемые быстрой урбанизацией, будут, скорее всего, и дальше усугублять факторы, подталкивающие к миграции.

Тенденции миграционных процессов

Тенденции роста населения и урбанизации логически предполагают высокую и постоянно растущую интенсивность международной миграции. На это стоит обратить внимание, поскольку более обеспеченные страны уже демонстрируют снижение терпимости к миграции, а также снижение возможностей принятия новых мигрантов. Отчет Национального совета разведки США «Парадокс прогресса» высказывает предположение, что заставить человека иммигрировать из одной страны в другую может только чрезвычайно сильное стремление к лучшей жизни или спасение от ужасных реалий в своей стране. Мальтус отмечал, что «лишь немногие оставят свои семьи, связи, друзей и родную землю ради того, чтобы обосноваться в неизведанном и чужом краю, если они не испытывают очень сильный и постоянный дискомфорт в собственной стране и если они не надеются получить огромные преимущества в том новом месте, куда они отправляются». Так каковы же эти миграционные тенденции, которые можно выразить количественными показателями, и каковы вероятные прогнозы миграционных потоков?

По состоянию на 2016 г. количество международных мигрантов на планете было самым высоким за всю историю; однако, это количество еще отнюдь не достигло своего пика. В 2016 г. 244 млн. человек проживали за пределами своих родных стран, что на 71 млн. человек больше, чем в 2000 г. Беженцы и просящие по различным мотивам убежища составляют лишь 10% от этого общего количества, о чем свидетельствует доклад Генерального секретаря ООН «Международная миграция и развитие». В этом докладе отмечается, что потоки беженцев не были столь многочисленны со времен второй мировой войны. Кроме беженцев, покинувших свои страны, еще 40 млн. человек в настоящее время согнаны с родных мест в своих странах. Что вызывает еще большую тревогу, так это факт, что более 740 млн. человек перемещаются в пределах собственных стран в поисках экономических возможностей. Эти данные приводит Международная организация по миграции. Такая внутренняя миграция вносит огромный вклад в процесс урбанизации.

Мотивируемые экономическими и политическими факторами или же соображениями безопасности или окружающей среды, люди переезжают в поисках лучшей жизни. В глобальном масштабе рост количества мигрантов превышает темпы прироста населения. На этот факт особенно стоит обратить внимание, принимая во внимание впечатляющий рост мирового народонаселения. Более того, отчет ООН по вопросам миграции отмечает, что с ростом населения все более интенсивными становятся выталкивающие факторы, заставляющие людей мигрировать. Международные мигранты составляли 2,9% населения земли в 1990 г., в 2015 г. этот показатель уже возрос до 3,3%. Стоит отметить, что Китай, Индия и Бангладеш, занимающие соответственно первое, второе и восьмое место в мире по количеству населения, в настоящее время имеют самые высокие уровни эмиграции. Хотя люди переезжают по многим причинам, цифры ясно свидетельствуют о том напряжении, которое испытывает «вместимость» этих стран из-за процесса урбанизации, что является одной из главных причин глобальной миграции.

Совершенно очевидно, что иммиграционные маршруты лежат в сторону мест с наиболее вероятными экономическими возможностями. По данным Международной организации по миграции, половина международных мигрантов живет всего лишь в 10 развитых странах. Более того, доклад ООН по вопросам миграции показывает, что по состоянию на 2015 г. 71% международных мигрантов проживает в наиболее обеспеченных странах. В США и Германии в настоящее время проживает 31% мировых мигрантов численностью 47 млн. и 12 млн. соответственно, в то время как 84% всех мигрантов проживает в пределах Европы, Азии и Северной Америки. В конечном итоге, и это абсолютно понятно, подавляющее большинство мигрантов направляется туда, где можно заработать деньги. Таким образом, богатые страны должны понимать свою привлекательность для экономических мигрантов, поскольку мировое богатство распределяется таким образом, что огромная его часть сосредоточена в стареющих руках относительно небольшого количества людей в развитых странах.

Фактор притяжения

Несмотря на глобальные тенденции населения в этом столетии, распределение мирового богатства останется относительно неизменным, при условии, что не произойдет какой-то серьезный сбой в мировом экономическом порядке. Прогнозы ООН указывают на то, что к 2100 г. в наиболее обеспеченных странах будет проживать 1,5 млрд. человек, что вполне сопоставимо с сегодняшними цифрами. Таким образом, прибавление почти 4 млрд. людей к мировому населению приведет к значительному увеличению количества людей, стремящихся к лучшим экономическим возможностям. Для подавляющей массы иммигрантов из развивающихся стран, стремящихся к лучшей жизни для себя и для своих детей, пунктом назначения, скорее всего, останутся высокоразвитые страны. В конечном итоге, в высокоразвитых странах будет становиться все меньше пожилых людей; в развивающихся странах, наоборот, население становится все более молодым и многочисленным.

Эта тенденция наиболее заметна в Европе. Ожидается, что к концу этого столетия население Европы сократится с 738 млн. до 635 млн. человек, несмотря на прогнозы миграции в европейские страны. Упомянутые выше темпы рождаемости в европейских странах являются главной причиной таких прогнозов, но при этом упускается из виду фактор старения населения. 24% населения Европы сейчас находится в возрасте старше 60 лет. Например, средний возраст граждан Германии 46,2 года, и по прогнозам ООН, эта цифра увеличится до 49,6 к 2035 г. Одновременно с этим, среднемировая продолжительность жизни возросла до 70 лет, а в высокоразвитых странах этот показатель еще выше. Германия достигла впечатляющей продолжительности жизни в 80,6 лет, в то время как продолжительность жизни в Нигерии составляет всего 52,3 года. Демографические изменения будут вызывать напряжение в Европе по мере того, как она будет приспосабливаться к сокращению коренного пожилого населения.

В странах с низкой рождаемостью и стареющим населением меньшее количество работающих должно содержать большее количество пенсионеров. Сочетание снижения доходов от налогов и роста социальных программ содержания престарелых граждан создает угрозу развитию этих стран. На это указывает Гари Питерс в своей работе «Депопуляция в некоторых богатых странах: хорошая новость для планеты Земля?». Финансовое напряжение, связанное с процессом старения, лучше всего измеряется коэффициентом потенциальной поддержки (КПП), который сравнивает граждан трудоспособного возраста (от 20 до 64 лет) с населением старше 65 лет. Высокий КПП грозит потенциальной нестабильностью из-за безработицы, в то время как слишком низкий КПП подразумевает экономическую стагнацию, вызванную непропорциональными ассигнованиями на поддержку престарелых граждан. В качестве благоприятного показателя КПП публикации ООН называют цифру 4, когда экономика дает достаточные доходы и поддерживает престарелых на необходимом уровне. К 2050 г. КПП в 24-х европейских странах будет 2 или ниже – для сравнения, нынешний показатель КПП в африканских странах составляет 12,9. Более того, если поступления от налогов будут прямо направляться на нужды безопасности и большинство военных профессионалов будут неопытными молодыми людьми, безопасность государств со стареющим населением может пострадать. Что касается Европы, то в отчете Объединенного комитета начальников штабов США «Общая оперативная обстановка до 2035 г.» указывается, что «демографическое и финансовое давление будут и дальше представлять проблему для способностей и возможностей НАТО».

Желтые микроавтобусы забили дороги нигерийской столицы Лагоса. Быстрые темпы урбанизации угрожают стабильности в развивающихся странах. [AFP/GETTY IMAGES]

Предположив, что сильная экономика, безопасность и социальная стабильность находятся в числе государственных интересов, то продуманная политика интеграции иммигрантов чрезвычайно важна для стареющих европейских стран и в меньшей степени для США. Однако, как отмечает Дэвид Колман в работе «Массовая миграция в Европу: демографическое спасение, необходимая рабочая сила или нежелательные иностранцы?», миграция в противовес старению является только временной передышкой, поскольку мигранты тоже будут стареть. К сожалению, как отмечают Джеймс Эллис, Джеймс Маттис и Кори Шейк в своей работе «Восстанавливая нашу национальную безопасность», чрезмерное внимание, уделяемое безопасности границ, делает страны, принимающие иммигрантов, слишком подозрительными, что снижает приток в эти страны иммигрантов, которые потенциально могли бы приносить пользу. Законная миграция в Европу и США, вызванная экономическими интересами, проходит темпами приблизительно 1 млн. человек в год, как отмечается в докладе ООН «Международная миграция и развитие». Эти цифры несравнимо малы по сравнению с численностью коренного населения в этих странах, но в то же время крайне важны для обеспечения процветания государств со стареющим населением.

Внедрение автоматизации и новых технологий в развитых странах делает их все менее зависимыми от неквалифицированного труда. Таким образом, доклад «Парадокс прогресса» предвещает, что неквалифицированные рабочие теперь все больше будут следовать нетрадиционными миграционными маршрутами по направлению к развивающимся странам. Национальные стратегии, нацеленные на привлечение квалифицированных иммигрантов, совершенно определенно служат интересам развитых стран, хотя при этом и имеют нежелательные последствия для стран, откуда приезжают эти мигранты.

Массовая миграция квалифицированных рабочих из развивающихся стран – явление, которое часто называют «утечкой мозгов», тормозит необходимые реформы в этих странах. Если экономические возможности и политическое признание квалифицированных рабочих отсутствует, то миграция в развитые страны представляет удобную возможность «освобождения от оппозиционеров» – так характеризует ситуацию «Доклад о гуманитарном развитии арабских стран за 2016 г.: молодежь и перспективы гуманитарного развития в изменяющихся реалиях», подготовленный ООН. Хартман и другие авторы доклада утверждают, что при отсутствии несогласия и инакомыслия среди населения влиятельные элиты могут теоретически долго сохранять свою власть, не отчитываясь перед обществом и не обеспечивая необходимое развитие. Несогласие приводит к политическим переменам, о чем свидетельствовал случай самосожжения образованного безработного из Туниса в декабре 2010 г., что дало начало движению «Арабская весна». Для того, чтобы одновременно поддерживать интересы западных стран и улучшать условия в развивающихся странах, следует разработать детальные национальные стратегии в отношении высококвалифицированных мигрантов. Привлечение высококвалифицированных мигрантов отвечает кратковременным интересам развитых стран, но при этом не способствует стратегичес­ком прогрессу в развивающихся странах. Таким образом, условия, которые вызывают миграцию, скорее всего, будут сохраняться.

Движущий фактор

При рассмотрении глубинных причин миграции важно разделять факторы, выталкивающие людей из своих стран, и факторы, привлекающие их в другие страны. Другими словами, важно понять причины, по которым люди оставляют определенное место, и причины, по которым людей тянет к определенному месту. Чтобы количественным способом отразить этот сугубо субъективный аспект, исследователи из ООН разработали т.н. «индекс счастья», который измеряет благополучие людей посредством оценки многих переменных, таких как чувство свободы, уровень коррупции, валовый национальный продукт и продолжительность жизни. Они выяснили, что страны с небольшой плотностью населения, такие как Дания, Швейцария, Исландия, Норвегия и Финляндия имеют самые высокие показатели «индекса счастья». С другой стороны, страны с высокой плотностью населения, такие как Нигерия, Китай, Индия, Египет и Демократическая Республика Конго, имеют относительно низкий показатель. Это исследование позволяет сделать вывод о том, что повышать качество жизни легче в той стране, в которой «вместимость» населения не достигла предела. В странах, которые приближаются к пределу «вместимости», механизм правления слабый или нестабильный. К сожалению, мы видим этот сценарий в большинстве развивающихся стран.

Относительно приближения к пределу «вместимости» Мальтус заметил, что страдания от голода, тяжелого труда и антисанитарных условий имели место в основном в крупных городах. Сегодня в мире насчитывается 28 мегаполисов, в которых число жителей превышает 10 млн., в то время как в 1990 г. их было всего 10. В большинстве случаев быстрый прирост населения обгоняет темпы развития базовой инфраструктуры, объектов санитарии, здравоохранения и водоснабжения. По данным Международной организации по миграции, в африканских странах южнее Сахары 61,7% городского населения проживает в районах трущоб. В 2011 г. в своей работе, подготовленной для Африканского центра стратегических исследований, Стивен Камминс указывает, что 300 млн. этих жителей не имеют элементарных средств санитарии, а 225 млн. имеют ограниченный доступ к питьевой воде. Низкий уровень жизнеобеспечения людей отрицательно сказывается на качестве и продолжительности жизни.

Достижение предела «вместимости» населения в развивающихся странах и в крупных мегаполисах, несомненно, усугубляет гуманитарные кризисы. Стихийные бедствия или эпидемии приводят к большому количеству человеческих жертв в условиях слабой инфраструктуры и недостаточной сети услуг в сфере безопасности, транспорта и здравоохранения. Авторы упомянутого выше отчета Объединенного комитета начальников штабов вынуждены были признать, что, хотя недостаточное развитие этих сфер и приводит к трагическим последствиям, политики и специалисты по вопросам безопасности часто отодвигают их на второй план. Те, кто скептически относятся к теории «вместимости» населения, неспособность эффективно управлять и упорядочить жизнь в проблемных странах просто называют «хроническим беспорядком». В отчете также указывается, что в то время, как правительства борются с проблемами, вызванными переполнением «вместимости», вакуум власти все больше заполняется повстанцами, городскими бандами, международной преступностью и террористическими организациями. Камминс отмечает, что слабые правительства не могут или, возможно, не хотят обеспечить населению элементарные бытовые услуги и безопасность, что приводит к политической мобилизации безработной молодежи в густонаселенных районах. Именно поэтому чрезвычайно важно именно ненасильственным путем решать проблемы, связанные с перенаселением и недостаточной эффективностью работы правительства.

Интересно, что молодая часть населения в современном буме рождаемости активно использует технологии связи. В 2013 г. 6 млрд. человек имели сотовые телефоны, что на 2 млрд. больше, чем количество людей на земле, имеющих доступ к чистой воде. Таким образом, осознание относительных лишений объединяется с возможностью переживать их совместно, а не в одиночку. Поскольку быстрая урбанизация часто происходит в столичных городах, где располагается правительство страны, то стабильность развивающихся государств все больше и больше подвергается риску из-за глобальной возможности людей связываться друг с другом, отмечают Андрей Коротаев, Юлия Зинкина, Светлана Кобзева, Джастислав Божевольнов, Дарья Халтурина, Артемий Мальков и Сергей Мальков в совместной работе, опубликованной в 2012 г. в журнале «Cliodynamics: The Journal of Theoretical and Mathematical History.» Неэффективность государственного управления, имеющая место из-за неспособности управлять большим количеством населения, может привести к региональной нестабильности, о чем предупреждает отчет Объединенного комитета начальников штабов. И наконец, Коротаев и его соавторы предупреждают, что в грядущие десятилетия условия демографии и урбанизации, вызвавшие «Арабскую весну», появятся в том или ином виде в таких странах как Буркина Фасо, Эритрея, Малави, Нигер и Танзания. Ожидаемая нестабильность правительств, вызванная тенденциями роста и миграции населения в развивающихся странах, возможно, приведет к росту международной миграции. В стратегии национальной безопасности США указывается, что молодежь в развивающихся странах, использующая современные коммуникационные технологии, имеет гораздо более высокие ожидания относительно экономического развития и управления в своих странах. В идеале, хорошо организованное молодежное политическое движение могло бы выступить катализатором эффективных решений правительства вместо того, чтобы стать фактором, вызывающим политическую нестабильность и дальнейшую миграцию.

Рекомендации

Следует ожидать, что приближение к рубежу «вместимости» населения в развивающихся странах приведет к повышению мотивации населения к миграции. Будь то в поисках лучших экономических возможностей или чтобы сбежать от непрекращающегося хаоса, но люди будут искать новые места, где их жизнь будет лучше. Миграция увеличится, когда у правительств развивающихся стран не окажется желания или возможностей обеспечить безопасность и экономические возможности растущему населению. Развитым странам следует ожидать возросших неравномерных потоков мигрантов в следующие десятилетия. Политика изоляционизма сможет на какое-то время развеять беспокойство внутри этих стран, но это мало повлияет на глубинные причины миграции населения. Как указывает вебсайт «История мирового населения», последствия переполнения «вместимости» населения можно смягчить комплексными мерами, которые, пользуясь простой аналогией, можно выразить такими словами – меньше вилок, более культурные манеры за столом и пирог большего размера. Говоря практическим языком, смягчить последствия перенаселения можно увеличением прав женщин в вопросах планирования семьи, развитием гражданского национализма и повышением эффективности управления и обеспечением устойчивого развития.

Инвестиции в сферу здоровья женщин и планирование семьи чрезвычайно важны, о чем свидетельствует отчет ООН о перспективах роста населения. В идеале, эти инвестиции должны поступать от самих развивающихся стран, хотя культурные нормы и внутренние приоритеты в этих странах зачастую становятся препятствиями на пути развития прогрессивных программ по вопросам отношений между полами. Вместе с тем, эти программы пропагандируются неправительственными организациями, такими как Фонд Билла и Мелинды Гейтс, и межправительственными организациями, такими как Фонд ООН в области народонаселения.

Хартман и его коллеги считают, что дальнейшие программы по вопросам сексуальных отношений и прав относительно репродуктивного здоровья, включая комплексное образование по вопросам планирования семьи и использования контрацептивов, просто необходимы в странах третьего мира. По мнению Лео Брайанта, Луизы Карвер, Колина Батлера и Абабу Анаге, опубликовавших свою работу «Изменение климата и планирование семьи: наименее развитые страны определяют свою повестку дня» утверждают, что углубленное образование женщин, доступ к контрацептивам и предоставление женщинам больше прав вполне достижимы и будут гораздо более предпочтительными, чем нынешняя исторически сложившаяся драконовская практика принудительного ограничения рождаемости, стерилизации и насильственных абортов. Отчет ООН по гуманитарному развитию арабских стран замечает, что это начинание может столкнуться с трудностями, поскольку культурные и религиозные каноны могут препятствовать продвижению идеи равенства полов.

Расширение политических и экономических прав женщин принесет двойную пользу – снизит рождаемость и будет способствовать развитию общества в целом. В конечном счете, снижение рождаемости неотъемлемо связано с равенством полов. Культурный аспект отношений между полами будет с трудом поддаваться переменам, однако внешнее влияние со стороны межправительственных и неправительственных организаций, скорее всего, ускорит этот процесс. Такие начинания крайне необходимы в развивающихся странах в целях сокращения рождаемости и снижения давления на фактор «вместимости» населения.

Заключение

Рост населения и урбанизации в развивающихся странах происходит более быстрыми темпами, чем рост «вместимости» этих стран, таким образом увеличивая международную миграцию и придавая силы этническому национализму. Темпы рождаемости и тенденции передвижения населения в развивающихся странах, по прогнозам, будут сохраняться по мере того, как люди будут стремиться к повышенному уровню безопасности или экономических возможностей. Факторы, выталкивающие население из своих стран и привлекающие их в другие страны, будут только набирать силу по мере того, как в противоположность стагнации роста населения в развитых странах, в менее развитых странах будет происходить взрывной прирост молодого населения. Контролируемая миграция будет полезна обеим сторонам, хотя демографические реалии предполагают рост хаотичного движения населения по мере того, как принимающие мигрантов страны все больше будут демонстрировать этнический национализм и препятствовать въезду мигрантов.

Скептиков может не интересовать развитие теории «вместимости» мирового населения. Однако, сейчас настало время для передового мышления в вопросах миграционной политики, которое позитивно отразится на миграционной ситуации в будущем. В противном случае, в будущем нас ждет такой же миграционный хаос, что и сейчас – только гораздо большего масштаба.