Силы внутренней безопасности Европейского Союза

Силы внутренней безопасности Европейского Союза

Государства-члены Европейского Союза рассматривают возможность использования «национальных гвардий» для противодействия угрозам внутри Европы.

Альфред Лугерт при участии
Владислава Бартожевски, Томаса Форсберга, Марии Грации Галантино, Алена Ламболл, Алена Пеллегрини, Александры Ричи и Уолтера Таншица

Политики, СМИ и академические политические круги приветствовали презентацию Совету Европы Глобальной стратегии Европейского Союза (EUGS) по вопросам внешней политики и политики безопасности, сделанную Вице-президентом Комиссии ЕС и Верховным представителем ЕС по иностранным делам Федерикой Могерини 28 июня 2016 г. Сегодня, как и всегда для Европейского Союза (ЕС), требуется взвешенная внешняя политика, – указывает профессор Свен Бископ из Королевского института международных отношений в Брюсселе в своей работе «Глобальная стратегия ЕС: реальная политика с европейскими характеристиками».

«Прежде всего, EUGS обеспечивает новый всеобщий подход к внешней политике и политике международной безопасности, который следует считать корректировкой предшествующей «Европейской стратегии безопасности» (ESS), принятой в 2003 г., — считает Бископ. – Жизненные интересы, определенные в EUGS, являются таковыми для всех государств-членов: это безопасность граждан и территорий ЕС. … EUGS обозначает пять приоритетов: 1) безопасность самого ЕС; 2) соседи ЕС и безопасность; 3) реакция на войны и кризисы; 4) стабильные региональные порядки по всему миру; и 5) эффективное мировое правление. … Во-первых, основное внимание уделяется собственной безопасности Европы (чего было гораздо меньше в ESS) и соседствующим странам: мы принимаем на себя ответственность прежде всего в Европе и окружающих регионах и одновременно стремимся к целевому сотрудничеству в других районах мира».

На кон поставлено доверие к этим общим усилиям внутренней безопасности, предпринимаемым гражданами и правительствами государств-членов ЕС. Необходимо всеобъемлющее исследование для разработки политической концепции относительно внутренней территориальной военной безопасности и оборонной системы ЕС, которую бы воплотили в жизнь страны ЕС с целью укрепления Единой политики в области безопасности и обороны (CSDP) и Внутренней стратегии безопасности Европейского союза. Эти меры помогли бы создать общеевропейскую действенную «зону равной безопасности» для граждан ЕС как чрезвычайно важный вклад и гарантию безопасной и мирной Европы.

Австрийская милиция часто получает учебные задания по защите объектов инфраструктуры.
Австрийская
федеральная армия

Внутренние системы обороны ЕС

В 2014 г. на своем заседании, посвященном вопросам юстиции и внутренних дел, Совет ЕС указал на ряд предполагаемых основных угроз внутренней безопасности: тяжкие преступления и организованная преступность, нелегальная иммиграция, торговля людьми, контрабанда наркотиков, организованная преступность, коррупция, киберпреступления и последующие проблемы безопасности, незаконная торговля оружием, терроризм в любых его формах (особое внимание уделяется иностранным боевикам), радикализация, приводящая к насильственному экстремизму, кризисные ситуации, стихийные бедствия и техногенные катастрофы.

В этот список угроз внутренней безопасности Европы следует включить риски, связанные с ядерной инфраструктурой, водными ресурсами, драматическими последствиями и серьезным сопутствующим ущербом нападений террористов и повстанцев и гибридными угрозами.

Действия повстанцев могут быть особенно разрушительными, потому что силам безопасности придется иметь дело с людьми, которые сражаются так, как будто они на войне, и их количество и огневая мощь могут быть сравнимы с теми, которые имеются у сил безопасности, или даже превосходить их. И, наконец, «гибридная угроза» может превратиться в угрозу самому существованию государства, и с ней надо будет справляться скоординированными национальными оборонными усилиями с участием всех слоев общества.

Возникающие угрозы могут помешать работе, заблокировать или даже уничтожить сложную инфраструктуру, что осложнит ежедневную жизнь европейских граждан гораздо сильнее, чем это можно просчитать в вероятных сценариях. Короче говоря, следует признать, что может иметь место самый худший сценарий.

Даже оптимистический подход должен быть реалистичным и включать прагматичные и эффективные меры внутренней безопасности в качестве ответа на ряд угроз среднего и высокого уровня благополучию и безопасности граждан ЕС. Самое главное и неотъемлемое обязательство ЕС и его членов состоит в принятии действенных и специфических, ориентированных на будущее, подготовительных мер в сфере внутренней безопасности, включая размещение сил правопорядка для противостояния неожиданным угрозам, как указано в «Выводах Совета Европейского союза» за декабрь 2014 г.

Чтобы противостоять угрозам на внутренней территории ЕС, особенно, когда угрозы значительны и по объему, и по времени действия, гражданским организациям, таким как полиция, жандармерия, пожарная служба, Красный Крест и гуманитарные организации, потребуется существенная помощь и поддержка со стороны организованных и хорошо структурированных сил военного резерва. Подразделения военных и гражданских сил безопасности государства быстро могут почувствовать свою малочисленность и перенапряжение ресурсов, выступая против активизировавшейся террористической, повстанческой или гибридной угрозы.

Необходима гибкая и эластичная структура сил, позволяющая быстро увеличивать или сокращать количество личного состава в зависимости от уровня угрозы. Эти силы должны быть эффективными и недорогими. Эти стратегические резервные силы для внутритерриториальных заданий (исключительно для оборонительных целей) должны иметь такую же структуру, как и хорошо подготовленные подразделения резервистов, и обеспечивать необходимое количество солдат территориальных войск.

Помимо знания военного дела, эти резервисты могут предоставить свои профессиональные гражданские навыки и знание территории. ЕС мог бы оказать полезную и незатратную помощь в создании и подержании эффективной территориальной оборонительной организации.

Эти стратегические резервные силы, как чрезвычайно важная часть всеобъемлющей CSDP и Внутренней стратегии безопасности, могут носить название «Территориальная гвардия ЕС», «Подразделения территориальной обороны» или «Национальная гвардия ЕС». Это будут военные силы, организованные на национальном и местном уровне, перед которыми будет поставлена задача обеспечивать безопасность территории и защиту от крупных угроз государству.

Роль государств-членов

Очень важно, чтобы формирование таких внутренних военных территориальных подразделений/национальной гвардии основывалось на решении и его реализации всеми странами-членами ЕС при руководящей роли ЕС, которая обеспечит иерархический подход, политическое участие на высоком уровне и базовую координацию действий. Эти силы должны соответствовать CSDP и Стратегии внутренней безопасности и не должны преследовать различные индивидуальные национальные цели.

«Общие угрозы, общие ответы на них?» является важным вопросом, на который указала Европейская комиссия 15 июня 2015 г. в документе «В защиту Европы». Комиссия продолжает: «Имея насильственные конфликты у порога ЕС, все более частые случаи гибридной войны в Европе, кибертерроризм, т.н. «иностранных боевиков» и размытую границу между внутренними и внешними угрозами, европейский ландшафт безопасности становится все более трудным для навигации».

Без надежной внутренней безопасности, координированной ЕС, и военно-гражданской оборонной концепции ЕС его члены не смогут дать необходимый всеобъемлющий и эффективный «единый ответ».

Презентация новой Глобальной стратегии ЕС Совету Европы 28 июня 2016 г., сделанная Верховным представителем ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерикой Могерини, была воспринята положительно. AFP/GETTY IMAGES

Система «национальной гвардии» ЕС

Ответом ЕС на военные аспекты вопросов внешней безопасности являются обсуждения, исследования, единое формулирование и доработка скоординированных оборонных систем национальных вооруженных сил. Эта координация может привести к дальнейшей интеграции в сфере обороны, в результате чего, в конечном итоге, будет создана армия ЕС. Такое пожелание выразил Президент Европейской Комиссии Жан-Клод Юнкер во время пресс-конференции в марте 2015 г.

Оборонные концепции ЕС в основном сосредоточены на подготовительных действиях и размещении войск для урегулирования внешнего кризиса и/или для установления контроля за внешними границами ЕС. Как следствие этого, необходимость создания внутренней территориальной безопасности и обороны была отложена в сторону, но не забыта.

После перехода от «Европейской политики безопасности и обороны» (ESDP) к CSDP в 1993 г., в исследованиях по вопросам обороны и безопасности стал рассматриваться такой аспект, как создание внутренней территориальной пассивной обороны. Исследования указывали на то, что ответы на сценарии ассиметричной угрозы требуют скоординированной безопасности на территории ЕС, а также общественной поддержки и участия.

В 2001 г. Королевская военная академия Бельгии опубликовала исследование «Общественное мнение и европейская оборона». Это был обширный сравнительный опрос, проведенный в 15 странах ЕС. С согласия Европейской комиссии осенью 2000 г. вопросы на эту тему были включены в опросник «Евробарометр». Были также включены вопросы, освещающие мнение европейцев относительно роли армии. Как оказалось, ответы четко расставили приоритеты: «Защита страны/территории» оказался на первом месте с отметкой 94% опрошенных, далее следовал «Оказывать стране помощь в случае стихийного бедствия» с результатом 91% опрошенных.

В 2004 г. рабочая группа Института исследований безопасности Европейского Союза, возглавляемая Николе Гнесотто, опубликовала предложение относительно европейской обороны. В числе стратегических сценариев и соответствующих им возможностей и недостатков ЕС, рабочая группа также исследовала вопросы обороны внутренних территорий ЕС и предложила создать подобие национальной гвардии или территориальной армии ЕС.

В 2015 г. ЕС, столкнувшись с быстрым развитием опасных кризисов, которые размыли границы между военными и невоенными угрозами и внутренней и внешней безопасностью, захотел переформулировать и по-новому определить интересы, цели и возрастающие угрозы для ЕС.

Параллельно с основными политическими дискуссиями, исследованиями и планированием относительно внешней направленности европейских вооруженных сил, стал также появляться интерес и к внутренней, территориальной и абсолютно пассивной обороне. 21 января 2015 г. Европейский парламент принял решение одобрить ежегодный отчет Верховного представителя ЕС по иностранным делам и политике безопасности, в котором содержалось указание на эти изменения в политической ситуации и сфере безопасности.

В решении Европарламента также указывалось, что политика безопасности ЕС должна включать в себя защиту европейских ценностей и обеспечивать защиту политического и правового порядка в Европе, таким образом, восстанавливая и оберегая мир и стабильность. Более того, это решение отдает приоритет «вкладу ЕС в территориальную оборону своих государств-членов и безопасности своих граждан путем укрепления способности Союза защищать себя от стоящих перед ним угроз».

Пункт 18 решения Европарламента призывает страны-члены «увеличить расходы на территориальную оборону» и подчеркивает, что «все страны-члены должны иметь одинаковый уровень безопасности». В пункте 21 высказано мнение, «что внутреннюю безопасность становится все труднее отделить от внешней».

Специальный опрос Европейской комиссии «Евробарометр» за 2015 г. задавал вопросы об угрозах безопасности и о том, какие органы должны играть роль в обеспечении внутренней/национальной безопасности. Наибольшее количество голосов получили правоохранительная система и армия.

Президент Франции Франсуа Олланд проверяет готовность резервистов французской жандармерии во время посещения Учебного центра Национальной жандармерии в г. Сан-Астьер в июле 2016 г., после серии террористических нападений, Олланд объявил, что на основе нынешних резервистов будет создана новая Национальная гвардия. AFP/GETTY IMAGES

Дискуссии и исследования

По-видимому, всеобъемлющий подход к CSDP вместе со Стратегией внутренней безопасности должен включать в себя адекватное внимание к аспектам внутренней/территориальной обороны в дополнение к основной доктрине европейской внешней военной обороны. Основываясь на различных усилиях в области гражданской обороны, таких как создание Европейских сил гражданской обороны (для внешнего, но, возможно, и для внутреннего применения) в дополнение к гражданским инструментам, таким, как полиция, может быть создана координируемая ЕС национальная гвардия в качестве стратегического резерва во всех странах ЕС. Следует отметить, что такие подразделения, состоящие из резервистов, «солдат территориальной обороны», обеспечивают необходимые военно-гражданские возможности и тесное военно-гражданское сотрудничество.

В широко опубликованном обращении к двум палатам французского парламента, сделанном в ноябре 2015 г., Президент Франсуа Олланд упомянул террористические нападения и угрозы в Европе и говорил о внешней, за пределами региона, роли вооруженных сил, а также о необходимости создать национальную гвардию, укомплектованную резервистами, в дополнение к существующим вооруженным силам. Он также подчеркнул, что «резервисты представляют собой прочную связь между народом и военными… Национальную гвардию, обученную и готовую к действиям в случае необходимости».

Концепция стратегического резерва даст ЕС возможность создать эффективную внутреннюю зону равной безопасности на всей территории ЕС, которая будет руководствоваться общими руководящими принципами ЕС, включающими партнерство и солидарность. Это укрепит структурное сотрудничество, как об этом говорится в заявлениях ЕС относительно безопасности и обороны. Национальное участие в создании такой зоны также важно для стран, которые уже вошли в НАТО. Можно указать на огромное количество возможных угроз внутренней безопасности. Для того, чтобы противостоять всем этим угрозам на территории ЕС, мы должны иметь готовые, организованные силы военного резерва.

Силы территориального резерва ЕС, укомплектованные солдатами национальной гвардии, должны применяться только в случае необходимости, и их деятельность не будет вступать в противоречие с деятельностью скоординированных, интегрированных сил ЕС, которые применяются в основном для урегулирования конфликтов за пределами региона и для операций по поддержанию мира под командованием ЕС или НАТО. Наоборот, эти силы внутреннего/территориального резерва будут помогать членам ЕС справляться с угрозами и кризисными ситуациями.

Набор и обучение должны быть либо добровольными, либо на основе обязательного короткого, но интенсивного обучения с обязательным прохождением периодической переподготовки. Эти занятые по совместительству солдаты национальной гвардии ЕС, поддерживающие внутреннюю безопасность за сравнительно низкую цену, обеспечивают дополнительную гражданскую и военную всестороннюю поддержку обороне ЕС.

Дальнейшие исследования

Создание территориальных сил обороны во всех странах ЕС потребует проведения дальнейших исследований. В дополнение к уже проводимым и/или планируемым исследованиям в ЕС по «основной/внешней» тематике военных вопросов CSDP необходимо начать проект углубленного исследования для разработки всеобъемлющей политической концепции относительно внутренней системы обороны ЕС.

Разработка всеобъемлющей политической концепции потребует профессиональных знаний в области военно-политических вопросов обороны, покрывающих широкий спектр общественных наук (включая политологию, международные отношения, экономику и социальную психологию). В заключение предлагаем некоторые из предварительных тем, которые этот проект должен охватывать:

  • Стремление к миру, военно-гражданские концепции безопасности и основные вооруженные конфликты в Европе с 1990 г.;
  • Переход от ESDP к CSDP в 1993 г., а затем к EUGS в 2016 г.;
  • Нынешние и будущие нужды военно-гражданской территориальной обороны;
  • Постоянные вопросы прав и обязанностей граждан в отношении территориальной безопасности и социологические, политические и идеологические последствия;
  • Роль и ответственность политического руководства Европы в поисках политических вариантов новой стратегии европейской безопасности;
  • Слияние внутренней и внешней безопасности и необходимость во всеобъемлющей и интегрированной оборонной доктрине;
  • Связывание воедино характеристик внешней и внутренней безопасности (CSDP и Политики внутренней безопасности);
  • Концепция «вооруженных сил по требованию» и будущая готовность;
  • Статус нынешних операций национальной гвардии/территориального резерва/милиции/береговой обороны в Европе;
  • Детальная модель политических дискуссий, принятия решений и правовых вопросов в отношении концепции национальной гвардии;
  • Призыв и условия службы национальной гвардии — включая их социальный статус как «солдат по совместительству» — поддержка со стороны их гражданских работодателей, период службы, подготовка, оборудование, вооружение и оплата;
  • Взаимодействие между регулярной армией, резервистами и внутренними территориальными силами, включая такие вопросы, как где солдаты национальной гвардии будут расквартированы и какие районы они будут охранять;
  • Полное использование профессиональных гражданских знаний в дополнение к набору бывших профессиональных военных или простых резервистов;
  • Общественное осознание проблемы, общественное участие и общественное мнение.