Сохраняя безопасность ЕС

Сохраняя безопасность ЕС

Региональное взаимодействие исключительно важно в ответ на опасности, создаваемые многочисленными кризисами и новыми неопределенностями

Габор Шизмазия, Национальный университет государственной службы, Будапешт, Венгрия

Фотографии: Рейтер

Поскольку основной движущей силой интеграционных процессов является давление как изнутри, так и извне, то сегодняшняя обстановка в сфере безопасности должна, по идее, гарантировать дальнейшее развитие безопасного европейского сообщества. Международный терроризм, массовый приток беженцев, вооруженные конфликты на границах Европы и недостаточная сплоченность внутри Европейского союза, теоретически, не должны создавать новых проблем, поскольку сообщество так или иначе с ними уже сталкивалось. И все же, террористические нападения Исламского Государства и их сторонников в Европе, непростая ситуация с миграцией, кризис на Украине и выход Британии из ЕС, помимо всего остального, создали новую динамику, где во главу угла стали вопросы безопасности. В то же время эти проблемы призывают к тому, чтобы провести самоанализ и сделать выводы относительно политических решений ЕС и действий его членов. Сюда входят и страны Вышеградской группы, союза четырех восточноевропейских стран: Чешской Республики, Венгрии, Польши и Словакии. В этой связи внутренние и внешние проблемы ЕС наглядно свидетельствуют о недостатках в сфере геополитики, функционировании институтов и принципов существования.

После выхода Великобритании из ЕС геополитическое будущее единой Европы выглядит туманным. Во-первых, выход Британии из ЕС означает потерю государства-члена со значительными возможностями в мировой политике и сферах финансов и безопасности. В то время как последствия отхода от ЕС будут ощущаться в самой Великобритании, вне всякого сомнения, потеря Великобритании снизила статус ЕС как глобального «игрока». Во-вторых, борьба за будущее Украины болезненна для Европы из-за ее политической и этической важности. Хотя основным источником конфликта стало решение Украины установить более тесные контакты с ЕС, на самом деле этот кризис на восточных границах Европы возник как противостояние Запада и России, причем отношения между США и Россией, а также между НАТО и Россией сыграли в этом гораздо большую роль, чем с ЕС.

Тем временем, несмотря на постоянные усилия создать действенный и эффективный механизм в конкретных сферах, B некоторых сферах ЕС чрезмерно развит и недоразвит одновременно. Управление границами является одной из таких сфер: с одной стороны, ЕС установил свободу передвижений на всей территории с необходимыми механизмами. С другой стороны, управление внешними границами было отдано членам на внешних границах ЕС, чьи возможности оказались недостаточными под натиском массовой миграции. Из-за вопросов миграции у членов ЕС в Центральной и Восточной Европе стало наблюдаться отсутствие солидарности и доверия по отношению к некоторым действиям внутри ЕС. Среди европейцев произошел глубокий раскол – как на региональном европейском уровне, так и на национальном – по поводу того, стоит ли принимать такие огромные партии беженцев. Для многих этот вопрос напрямую связан с защитой национального суверенитета, который – с точки зрения политических институтов – имеет отношение к межправительственной критике, в основном направленной на политическую роль Европейской Комиссии и недостаток доверия между странами-членами.

Выход Британии из ЕС поднимает вопросы о будущем европейской политики безопасности.

Исторический фактор

Для того, чтобы понять причины возрастающего беспокойства, необходимо рассмотреть точку зрения жителей Центральной и Восточной Европы относительно того, что сейчас происходит с системой безопасности в Европе. Во-первых, перспективы этих стран определяются их географическим положением и их историческим опытом. Регион Центральной и Восточной Европы находится на линии разлома между Западом и Востоком. Именно поэтому геополитика всегда заметно влияла на их внешнюю политику и политику в сфере безопасности. Хотя эти страны – поскольку они прошли схожий исторический путь – обычно считаются единой группой, геополитическое мышление каждой из этих стран разное. Это видно по их отношению к источнику угрозы. Иными словами, история преподала им различные уроки относительно того, как общаться с Россией и насколько им стоит надеяться на своих партнеров в Западной Европе и США.

Во-вторых, как следствие геополитического аспекта, несмотря на критику в адрес Брюсселя, страны этого региона имеют твердую приверженность Евро-атлантической интеграции. Получив обратно свою свободу и независимость после окончания «холодной войны», страны Центральной и Восточной Европы начали проводить внешнюю политику, нацеленную на «возврат в Европу». И хотя на пути к присоединению – а потом и вступлению в ЕС – встречались разочарования, эти страны безоговорочно хотят видеть ЕС цельным и сильным. Это было также видно и в случае с выходом из ЕС Британии. Правительство Венгрии, например, — также как и правительства других членов Вышеградской группы – во время проведения кампании референдума в Британии четко дало понять, что хотело бы видеть Великобританию в составе ЕС, а решение других членов ЕС оставаться в организации назвало «позитивным ответом на самый важный вопрос». Кстати, уже после британского референдума четыре страны Вышеградской группы заняли решительную позицию в пользу укрепления ЕС, подчеркивая, что будущие отношения между Великобританией и ЕС должны строиться, исходя из позиций защиты и укрепления ЕС.

Соответственно, страны Центральной и Восточной Европы стараются избегать разногласий, особенно со своими западноевропейскими партнерами. Разделение континента на «Старую Европу» и «Новую Европу» по вопросу о вводе войск в Ирак в 2003 г. создало неловкую ситуацию для стран региона, поскольку они вступили в конфронтацию с западноевропейскими партнерами по ЕС, в частности с Францией и Германией. Кроме очевидных различий во внешней политике, этот раскол также был мрачным периодом для этих стран, поскольку им дали понять, что существует иерархия европейских стран. Население Центральной и Восточной Европы очень чувствительно в этом вопросе. У этих стран уже были памятные периоды в истории, когда они подчинялись великим державам; и сейчас они чувствуют себя некомфортно, когда к ним относятся как к членам европейского сообщества второго сорта. С таким отношением пришлось столкнуться, когда Польша предложила расширить инфраструктуру НАТО на ее территорию – предложение, сделанное за много лет до кризиса в Украине. Преодоление своего бурного прошлого и присоединение к ЕС стран Центральной и Восточной Европы – или их «возвращение в Европу» — сделали термин «Новая Европа» неточным с исторической и культурной точки зрения и в принципе неприемлемым. Это станет еще более понятным, когда мы рассмотрим другой исторический опыт этих стран, а именно роль потенциального буфера в силу географического расположения. Покойный Оскар Халецкий, эксперт по истории региона, указывал, что в определенные периоды страны Центральной и Восточной Европы были оплотом христианства и западной культуры, о чем часто забывают.

«Новая Европа» и безопасность

В свете нынешней сложной политической обстановки на востоке и на юге региона вопросы безопасности для стран Вышеградской группы приобрели первостепенное значение. Их более реалистичное мышление, ориентированное на безопасность, было продемонстрировано во время украинского кризиса. Во-первых, опять-таки в силу географических и исторических причин у них больше опыта в общении с Россией и, таким образом, они в состоянии более четко сформулировать свои соответствующие мнения относительно увеличения военного присутствия союзников, оказания поддержки Украине и введения санкций в отношении России. В вопросах определения угрозы, мнения участников Вышеградской группы различаются. Это было очевидно с самого начала с расширением военного присутствия НАТО в регионе, пусть даже и при единогласно одобренной политике заверения восточных партнеров и увеличении оборонных бюджетов. Более того, оборонное сотрудничество стало основным объединяющим компонентом деятельности стран Вышеградской группы, который символизировался различными военными учениями и созданием Вышеградской боевой группы.

Флаги Польши, США и Великобритании развиваются во время учений НАТО «Анаконда -16» неподалеку от польского города Торун. Польша добилась того, чтобы большее количество войск НАТО было расположено на ее территории.

Учитывая, что всегда есть возможность для развития, члены группы выступали с различными инициативами, что видно из подписания ими в 2014 г. «Долгосрочных перспектив углубления оборонного сотрудничества стран Вышеградской группы», а также из их общего желания сохранить трансатлантическое единство, например, посредством участия Вышеградской четверки в многонациональных подразделениях в странах Прибалтики на ротационной основе. В более широком смысле трансатлантической безопасности определение кризиса на Украине в геополитическом контексте впервые появилось у стран Вышеградской группы. С тех пор ЕС подвергается резкой критике, несмотря на все усилия, прикладываемые союзом, его не рассматривают как ключевого игрока в урегулировании конфликта. Хотя драматический разворот Киева от Москвы был спонтанным и явился для всех полной неожиданностью, ЕС играл важную роль, предлагая возможности более тесного сотрудничества между ЕС и Украиной. Как упоминалось ранее, члены ЕС из Центральной и Восточной Европы, включая страны Вышеградской группы, приняли решение «вернуться в Европу», таким образом разделяя энтузиазм своих соседей относительно европейской интеграции. Тем не менее, им хотелось бы видеть, что к их собственной поддержке Киева добавилась еще и более решительная помощь Украине со стороны ЕС.

С точки зрения Вышеградской группы, ЕС показал себя довольно слабым в геополитическом смысле, причем, не только в Украине, но также и в Сирии. Что касается последней, то страны Вышеградской группы предпочли бы решать проблему коренным образом, т.е. добиваться окончания войны в Сирии, хотя они понимают, что ЕС не в состоянии выполнить такую задачу. Геополитический вес этой организации еще больше снизился сейчас, когда оформляется выход из нее Великобритании. Такое развитие событий дает нам дополнительные свидетельства того, что континентальной Европе нужна единая европейская армия. Эта идея не нова, однако ее актуальность зависит от неопределенности американской внешней политики и политики в сфере безопасности. Как президентство Дональда Трампа – чья позиция по отдельным вопросам во время предвыборной кампании была либо схожа, либо диаметрально отличалась от взглядов политиков Вышеградской группы – повлияет на отношения США со странами Центральной и Восточной Европы (если вообще повлияет) и какие последствия это будет иметь для европейской безопасности и ЕС в целом. И хотя еще слишком рано давать ответы на эти вопросы, необходимо с уверенностью отметить, что трансатлантическое единство будет укрепляться, и что, как разногласия, так и общность интересов будут создавать побудительные мотивы для более глубокого регионального и общеевропейского сотрудничества в сфере безопасности.

В настоящее время своеобразным испытанием такого сотрудничества на прочность является кризис с беженцами, который страны Центральной и Восточной Европы рассматривают в разрезе безопасности, что отличает их от некоторых западноевропейских партнеров. В этой связи различия между «Старой» и «Новой» Европой заключаются в следующем: с точки зрения последней, первая группа представляет собой страны, которые в политическом плане стоят на месте, не в состоянии адаптироваться к переменам, в то время как вторая группа состоит из стран с более реалистичными взглядами на проблемы, с которыми сталкивается Европа. Как следствие этого, страны Вышеградской группы основной упор делают на защите внешних границ, что является чрезвычайно важным по двум причинам: во-первых, сдерживая нерегулируемую миграцию, сокращается стоимость поддержания внутренней безопасности, и, во-вторых, что имеет отношение к пункту первому, это будет свидетельством сохранения Шенгенского соглашения. Таким образом, вопрос о миграции населения объединяет страны Вышеградской группы, которые считают, что инициатива Европейской Комиссии по урегулированию кризиса вышла за рамки первоначального мандата и настаивают, что политическая роль лидера должна быть передана Совету Европы (и национальным парламентам). Страны Вышеградской группы протестуют против предыдущей миграционной политики, принятой комиссией, которая, по их мнению, только усугубила проблему, создав предпосылки для последующих наплывов мигрантов. В ответ эти страны совместно предложили создать «Механизм реагирования на миграционный кризис». Вариант, предложенный Вышеградской группой, базируется на принципе «гибкой солидарности», цель которого в том, чтобы дать странам ЕС больше пространства для маневра, когда они будут определять форму и размер своего участия. Хотя о вероятности принятия этих предложений пока говорить рано, они свидетельствуют о более активной роли, которую страны Вышеградской группы играют в формировании политики безопасности.

Венгерские полицейские спешат на помощь семье мигрантов, которая от отчаянья бросилась на рельсы в г. Биске.

И все же страны Центральной и Восточной Европы не идут на прямую конфронтацию с другими членами ЕС и соблюдают субординацию. Ярким примером тому являются отношения ЕС с Россией в свете кризиса на Украине. Несколько стран Вышеградской группы высказывали опасения относительно того, что экономические санкции, введенные против России, могут быть контрпродуктивными. Более того, существуют опасения, что эти санкции поставят страны Центральной и Восточной Европы в невыгодное положение, поскольку их западноевропейские партнеры будут иметь больше преимуществ, когда ситуация нормализуется и экономические отношения с Россией восстановятся. Это просто тревожные мысли, а на практике ни одна из стран Вышеградской группы никогда и не пыталась расколоть единство в отношении политики санкций. И тем не менее, это поднимает вопрос о доверии, который также присутствует и в сфере энергетической безопасности. Споры относительно строительства газопровода «Северный поток – 2» еще не улеглись, и у стран Вышеградской группы есть свое мнение относительно возможных отрицательных последствий ввода в эксплуатацию трубопровода, который соединит Россию и Германию. Вместе с тем, как вопрос экономических санкций, так и вопрос энергетической безопасности вызывают сомнения относительно степени доверия между западными и восточными членами ЕС в сфере экономической безопасности. В более широком смысле – и особенно в вопросе урегулирования кризиса с беженцами – страны Вышеградской группы особо подчеркивают важность доверия, как фундамента сотрудничества и совместных действий в рамках ЕС. Иными словами, новые члены ЕС считают, что краеугольным камнем европейского единства является принцип равного партнерства.

Рекомендации

По мнению стран Вышеградской группы, сохранение единства в Европе должно начаться с повышения региональной сплоченности. Следует помнить, что хотя эти страны указывают на тот же самый набор проблем (например, миграция, терроризм, дезинтеграция ЕС и испорченные отношения с Россией), чувство угрозы, связанное с этими проблемами, у них разное. Соответственно, они должны продолжать осторожно формулировать свои национальные взгляды, которые слегка отличаются, чтобы не отдалить себя друг от друга и от западноевропейских партнеров. Более того, повышенное двустороннее и многостороннее сотрудничество в Центральной и Восточной Европе должно помочь странам Вышеградской группы и их партнерам в том, чтобы их голоса услышали в западноевропейских столицах, в Брюсселе и во всем мире.

Во-вторых, уроки прошлого учат нас избегать разделительных линий. Разногласия по ряду вопросов безопасности – от миграции до энергетической политики – разделяют страны Вышеградской группы и некоторых членов ЕС. Страны Вышеградской группы верно определили доверие, как фундаментальную отправную точку для начала работы над этими разногласиями. Хотя все еще сохраняется вероятность того, что сценарий «Новой» и «Старой» Европы повторится в урегулировании этих вопросов, он будет контрпродуктивным: с выходом Великобритании из ЕС, страны Вышеградской группы теряют важного союзника в ЕС по некоторым вопросам, относящимся к безопасности.

В то же время страны, взгляды которых на вопросы безопасности отличаются от взглядов членов Вышеградской группы, должны напомнить себе, что Вышеградская четверка – и все страны Центральной и Восточной Европы в целом – имеют огромный исторический опыт в решении проблем геополитики, а также европейского единства и равенства. Их твердая приверженность западным ценностям не изменила их историю, а с другой стороны, не завоевала им полное признание со стороны «Старой Европы». Соответственно, проблемные ситуации на востоке и на юге региона в первую очередь затрагивают новых членов ЕС, и их доводы не направлены исключительно на отстаивание своих собственных отдельных национальных интересов, но также имеют отношение к вопросам безопасности всего европейского сообщества в целом.