Террор с Женским Лицом

Террор с Женским Лицом

Европейские женщины, примкнувшие к ИГИЛ в Сирии и Ираке, представляют собой потенциальную угрозу после возвращения

Д-р Анита Пересин, старший советник Управления Национального Совета Безопасности, Республика Хорватия

Исламское государство Ирака и Леванта (ИГИЛ) привлекло к себе большое внимание благодаря своему варварскому отношению к женщинам, их систематическому унижению и жестокому обращению, включая официально санкционированное физическое и сексуальное насилие и рабство на подконтрольной территории. Несмотря на это, в последнее время более 550 мусульманских женщин покинули западные страны, чтобы совершить «хиджру» (арабское слово, означающее «исход», «переселение») в недавно провозглашенный «халифат». Эти женщины составляют около 10% всех новобранцев ИГИЛ из западных стран. Помимо этого, власти западных стран постоянно сообщают о новых арестах женщин, задержанных в аэропортах по подозрению в попытке отправиться в Сирию или заявляющих в социальных сетях о своем желании совершить паломничество.

Понимание мотивов примкнуть к ИГИЛ и важности опыта, полученного на ее подконтрольной территории, необходимо, чтобы оценить способность некоторых женщин ИГИЛ стать террористами, которых подстрекают и готовят к совершению насилия в «Исламском государстве» или в западных странах, в которых они проживают. Женщины, которые успешно прошли через различные этапы сложной модели радикализации иностранных боевиков, потребуют особого подхода в случае их возвращения в родные страны — явление, которое должно найти отражение в программах контррадикализации и контртерроризма.

Кто эти женщины-новобранцы?
Невозможно создать профиль женщин, подверженных риску радикализации «Исламским Государством», на основе возраста, местоположения, этнической принадлежности, семейного положения или религиозной принадлежности. В основном это женщины в возрасте от 16 до 24 лет. В большинстве случаев они являются потомками мусульманских иммигрантов во втором или третьем поколении, однако также растет число принявших ислам. Как правило, значительное число имело хорошие шансы на получение образования и успешную жизнь на Западе и происходит из благополучных нерадикализированных семей с умеренными взглядами.

Важно определиться в том, как называть западных женщин, примкнувших к ИГИЛ, учитывая их мотивацию и место в Исламском государстве. Должны ли мы рассматривать их как наивных и манипулируемых жертв, «мухаджират» (женщин, которые совершили хиджру), иностранных женщин-боевиков или как женщин-террористов?

Хотя многие террористические организации использовали женщин для совершения террористических актов, особенно в качестве террористок-смертниц, нет свидетельств того, что ИГИЛ поступает таким же образом, хотя такое использование женщин не запрещается. Широкое определение иностранных боевиков как неграждан, которые путешествуют в зоны конфликтов для участия в экстремистской деятельности преимущественно по религиозным и идеологическим соображениям, может применяться и по отношению к этим женщинам-мигрантам из стран Запада, поскольку многие из них по прибытии в Сирию или Ирак учатся пользоваться оружием и были замечены с «калашниковым» в руках. Однако строгая интерпретация шариата запрещает женщинам участвовать в боевых действиях, и пока нет достаточных данных об использовании женщин ИГИЛ в этой роли.

С точки зрения самоидентификации мусульманские женщины, прибывшие в «халифат», называют себя «мухаджират», что указывает на недовольство предыдущей социальной средой на Западе, желание переехать в место идеального совершенства (халифат) и религиозную мотивацию стремления к переменам. Независимо от того, как подростки понимают идеологию ИГИЛ, концепцию халифата и роль женщин в нем, организация также использует наивных и легко манипулируемых девушек для определенной роли на подконтрольной территории, заставляя их принять идеи, которые они часто не могут четко понять.

С учетом вышеупомянутых ограничений невозможно распространить ни одно из перечисленных выше определений на всех западным женщин-мигрантов без исключения. Точное определение будет зависеть от их мотивации, роли и деятельности на территории, контролируемой ИГИЛ. Несмотря на то, что трудно дать количественную оценку степени отчуждения женщин-мигрантов в их странах проживания, эта тенденция вызывает значительную озабоченность, и вопрос, что же заставляет западных женщин переехать в раздираемую войной зону и присоединиться к пользующейся дурной славой террористической группе, требует дальнейшего изучения.

Эта 22-летняя француженка был завербована ИГИЛ в тематическом онлайн-чате и позднее вышла замуж за боевика. После побега ее задержали в Турции и выслали во Францию. AFP/GETTY IMAGES

Эта 22-летняя француженка был завербована ИГИЛ в тематическом онлайн-чате и позднее вышла замуж за боевика. После побега ее задержали в Турции и выслали во Францию. AFP/GETTY IMAGES

Мотивации
Женщины присоединяются к ИГИЛ по целому ряду причин: религиозным, идеологическим, политическим и личным. Во-первых, женщины реагируют на призывы лидера ИГИЛ Абу Бакр аль Багдади помочь создать условия для роста и нормального функционирования недавно провозглашенного государства, в котором многие женщины видят возможность принять участие в процессе государственного строительства и создания нового общества, разительно отличающегося от «декадентского и морально коррумпированного западного общества, которое не имеет никакого уважения к женщинам». С учетом этого женщины думают о присоединении к государству, а не террористической группе, и рассчитывают на важную роль в создании нового, идеологически безупречного государства, где они могли бы жить «достойно» по строгим канонам шариата.

Примкнувшие по политическим причинам полагают, что они участвуют в гуманитарной миссии, чтобы облегчить страдания сирийцев, увиденные ими на ужасающих фотографиях конфликта. Эти причины, вместе с чувством отчуждения и неравенства, расизмом, религиозными ограничениями, ксенофобией и негативным отношением к мусульманским иммигрантам на Западе, используются рекрутерами ИГИЛ в ответ на чаяния мусульман жить и практиковать свою религию в более благоприятной обстановке.

Когда речь заходит о личных причинах, женщины приводят несколько доводов: жажда приключений, чувство отчуждения, неудовлетворение своей жизнью, поиск альтернатив, разочарование в отношениях и подростковый бунт. Как и в случае с некоторыми мужчинами, отдельные женщины испытывают скуку, и их привлекает возможность быть частью движения, претендующего на историческую значимость. Других манит перспектива выйти замуж за иностранных боевиков, в которых они видят героические, жертвенные фигуры.

Мотивация женщин-мигрантов также меняется со временем. Те, кого изначально привлекал определенный набор факторов, могли постепенно начать думать по-другому, основываясь на полученном опыте. Другие приняли на себя роли, отличные от тех, которые они ожидали после первоначального воздействия кампании ИГИЛ в социальных сетях.

Кампания в социальных сетях
Кампания, сфокусировавшая все усилия на вербовке иностранных боевиков, может считаться самой эффективной из всех когда-либо проводившихся международными террористическими группами. Рекламная кампания, тщательно спланированная и проведенная на многих языках, показала женщин, уже присоединившихся к группе, с целью продемонстрировать лучшие, по сравнению с Западом, условия материальной и духовной жизни женщин ИГИЛ.

Отдельные сторонницы, получившие возможность принять участие в создании и распространении нарратива, вели официальную пропаганду о победах в сражениях и идеологии ИГИЛ, а также регулярно делились личным опытом жизни в группе. Показывая их в обычной повседневной жизни, например, готовящими пищу, жарящими блины, играющими с котятами или размещающими онлайн фотографии романтических закатов в Сирии, интернет-промоутеры изображают позитивную и привлекательную для потенциальных последовательниц картину жизни под властью ИГИЛ, даже если она и не соответствует действительности.

Публикации в социальных сетях также дают целый ряд практических и мотивационных советов и наставлений для потенциальных мигрантов. Они советуют, как путешествовать, что брать и что не брать с собой, как общаться с семьями, оставшимися на родине, и как выбрать различные роли в «Исламском Государстве», описывая при этом обязанности домохозяйки и координатора. Женщин учат не только готовить блюда из книги рецептов ИГИЛ, но и пользоваться оружием, оказывать первую медицинскую помощь, работать с компьютерными программами проектирования и редактирования для распространения пропаганды ИГИЛ.

Впервые в истории экстремистская организация дает четкие наставления женщинам, подготавливая их к «чести джихада». Это вызывает вопрос, действительно ли ожидания женщин соответствуют реалиям жизни на территории, контролируемой ИГИЛ.

Жизнь под властью ИГИЛ
Из пропаганды ИГИЛ становится ясно, что главной приманкой для мусульманских женщин, проживающих на Западе, является возможность стать женой боевика ИГИЛ и матерью нового поколения террористов. Кроме того, женщины необходимы для внутренних вспомогательных ролей, таких как приготовление пищи и кормление солдат, а также для занятия профессиональных должностей, оставшихся не заполненными мужчинами, для контроля гражданского населения и вербовки новых сторонников.

Чтобы тысячи западных боевиков не покидали территорию ИГИЛ, группа разработала стратегию по их удержанию с помощью рабочих мест, дома и семьи. В дополнение к обещанной зарплате им также предлагают жену, и часто не одну. По-видимому, западные женщины-мигранты, которые охотно соглашаются выйти замуж за иностранных боевиков ИГИЛ, считаются лучшими матерями и более преданными сторонницами идей экстремистов по сравнению с местными женщинами, которые неохотно соглашаются на брак с иностранцем. Западные боевики также отдают предпочтение западным женщинам, которые ближе к ним в культурном и языковом отношении.

Тот факт, что эти мусульманские женщины покинули Запад, также демонстрирует их убеждение в превосходстве идеологии «Исламского Государства» над западным мировоззрением. ИГИЛ рассматривает присутствие западных женщин в своих рядах как признание ее власти и идеологии по всему миру. Все, что мы знаем о реальной жизни западных мусульманских женщин на территории, контролируемой ИГИЛ, в основном взято из сообщений в социальных сетях.

С одной стороны, вербовщицы и интернет-промоутеры ИГИЛ подчеркивают свою удовлетворенность и утверждают, что все функционирует, как в нормальном обществе. Они сообщают, что с ними обращаются лучше, чем на Западе, и говорят о чувстве принадлежности. С другой стороны, известны свидетельства тех, кому удалось вырваться или наладить контакт с семьями в отчаянной попытке попросить о помощи в возвращении домой. Они говорят об ужасных испытаниях и понимании того, что совершили самую большую ошибку в своей жизни, будь то в силу жестокого обращения со стороны мужей или недовольства своей жизнью в ИГИЛ. Появились новые разочарования, в том числе жалобы на запрет на участие в боевых действиях, нужду после смерти супруга и суровые условия окружающей среды в Сирии.

Однако нет никаких признаков того, что данные и изображения хороших условий жизни, опубликованные в социальных сетях, являются полностью ложными или вымышленными и не отражают реальность, с которой сталкиваются многие западные женщины, или что в целом женщины не удовлетворены своей жизнью. Очевидно, что каждая женщина имеет уникальный опыт жизни в «Исламском Государстве», и ее уровень удовлетворенности зависит от обращения с ней окружающих, в первую очередь мужа, а также ее способности корректировать свое поведение в соответствии с шариатом.

Даже при хорошем обращении женщины вынуждены вести абсолютно другой образ жизни, чем на Западе, в отношении выбора одежды, ограничений на передвижение и прочих общественных факторов, определяющих их поведение, особенно если они не замужем. Согласно пропаганде ИГИЛ, одиноких женщин принимают с гостеприимством и селят в женских общежитиях с гарантированным ежемесячным пособием, но предполагается, что они вступят в брак вскоре после прибытия в Сирию. Тем не менее многие онлайн-рекрутеры ИГИЛ открыто советуют устроить свой брак до прибытия в Сирию или Ирак. Необходимость найти подходящего мужа является важным предварительным условием для облегчения их положения.

Прибытие в район, контролируемый группой, не означает, что жизнь «мухаджират» станет легкой. Ожидаемые трудности в браке и повседневной жизни представлены как испытание Аллахом терпения и веры женщины.

Некоторые женщины объяснили, что местное население не всегда хорошо принимает иностранцев, и рассказали о проблемах с коренными жителями, которые, как правило, настроены недружелюбно. Они сообщают о случаях жестокого обращения и дискриминации в таких местах, как больницы. Лучшие условия жизни и льготы, которыми пользуются иностранные боевики, являются причиной разногласий и недовольства среди местного населения и осложняют отношения. Дополнительная напряженность может быть вызвана неоправданными ожиданиями некоторых западных женщин. Пропаганда ИГИЛ в основном показывает женщин с оружием, но вместе с тем наслаждающихся традиционной женской деятельностью.

К тому же встает вопрос, действительно ли женщины, представлявшие себе участие в боевых действиях так, как изображается в социальных сетях, довольны строгими правилами и своей ограниченной ролью. Роль женщин в ИГИЛ наиболее ясно предписывается самой организацией. В документе на арабском языке, размещенном на одном из экстремистских форумов в январе 2015 г. , объясняется, в противоположность английскому варианту, предназначенному для западных пользователей, что основная роль женщин, по версии шариата ИГИЛ, сводится к семье и воспитанию нового поколения террористов. С другой стороны, этот манифест не исключает роли женщин в боевых действиях, но разрешает ее только в крайних случаях, таких как нападение противника, отсутствие мужчин или фатва имама. Учитывая угрозу, которую женщины ИГИЛ могут представлять для Запада по возвращении, важно определить их отношение к насилию и их намерение участвовать в боевых действиях.

Женщины в чадре разговаривают в саду в сирийской провинции Ракка, контролируемой ИГИЛ, в марте 2014 г. ИГИЛ ввел широкие ограничения на личные свободы, особенно в отношении женщин, которые должны следовать строгим правилам в общественных местах или понести наказание. РЕЙТЕР

Женщины в чадре разговаривают в саду в сирийской провинции Ракка, контролируемой ИГИЛ, в марте 2014 г. ИГИЛ ввел широкие ограничения на личные свободы, особенно в отношении женщин, которые должны следовать строгим правилам в общественных местах или понести наказание. РЕЙТЕР

Склонность к насилию
В своих сообщениях, опубликованных в социальных сетях, женщины ИГИЛ поддерживают и прославляют жестокость и насилие по отношению к врагам, призывают к обезглавливаниям и оправдывают такую жестокость своим видением исламских законов, или же выражают желание собственноручно совершить насилие. Некоторые женщины также демонстрируют воинственность и выражают готовность стать мученицей в качестве боевика или террориста-смертника.

Несмотря на такие высказывания, интернет-промоутеры ИГИЛ выражаются предельно ясно. Как сказал один из них: «Женщины могут получить больше „аджр“ [награда], тратя годы бессонных ночей на воспитание детей с благими намерениями и во имя Аллаха, чем за мученичество». Хотят ли женщины бороться за ИГИЛ или нет, «для наших сестер это совершенно невозможно в настоящее время. «Иншалла» в будущем (на все воля Аллаха)».

Размещенные в интернете фотографии и заявления свидетельствуют о том, что некоторые женщины обучаются пользоваться оружием, но, предположительно, только в целях самообороны. Члены двух женских бригад, «Аль-Ханса» и «Умм-эль-Райан», ответственных за патрулирование улиц, также вооружены. Они сопровождают боевиков-мужчин на контрольно-пропускных пунктах и обыскивают женщин во время местных рейдов, ищут боевиков, которые могут скрывать свою внешность под чадрой или никабом, и следят за соблюдением строгих правил ИГИЛ в отношении одежды и морали.

Бригада «Аль-Ханса», созданная в городе Ракка в феврале 2014 г. и состоящая в основном из британских женщин-мигрантов, известна в средствах массовой информации своей жестокостью к женщинам, которые нарушают строгие моральные нормы группы. Ее члены были обвинены в применении жестоких методов наказания, в том числе в 15 случаях обезображивания женских лиц кислотой за отказ носить никаб и в пытках зажимом с шипами за кормление грудью в общественном месте.

Основной ролью этих женских бригад считается строгий контроль за поведением людей и нагнетание атмосферы страха и покорности, необходимой для установления авторитарного правления на контролируемой территории и обеспечения гражданского повиновения. Такие расширенные роли будут соответствовать ожиданиям некоторых женщин, давая им больше власти, но и делая их более опасными для Запада, если и когда они вернутся домой.

Будущее женщин ИГИЛ  
Ключевым является вопрос, какое будущее ждет западных женщин ИГИЛ, особенно если так называемое Исламское государство потерпит крах и группа потеряет контроль над своей основной территорией. Разочарованные, утратившие все иллюзии и, скорее всего, осознающие свою ошибку, некоторые женщины потеряют интерес к насильственному экстремизму.

Будущие действия большинства западных женщин-мигрантов будут тесно переплетаться с планами их мужей и с будущим ИГИЛ как организации или как территории провозглашенного халифата. Если последняя потерпит крах, то многие из оставшихся убежденных приверженцев мирового джихада, скорее всего, будут стремиться помочь готовым к борьбе мусульманам выступить на других фронтах, на которых ИГИЛ, возможно, уже нашла себе новых союзников. Других может удерживать от возвращения в родные страны страх перед арестом; они будут искать другие места для жизни и продолжения своей миссии.

Некоторые западные мигранты попытаются принять на себя более радикальные функции, если обстановка начнет складываться не в пользу Исламского государства. Другие сценарии предусматривают более активную роль для женщин ИГИЛ на родине — в качестве рекрутеров, координаторов или непосредственных исполнителей актов насилия. Поражение ИГИЛ может укрепить их приверженность и побудить к продолжению экстремистской борьбы дома. Мотивация женщин ИГИЛ, вместе с военной подготовкой, полученной в Ираке или Сирии, и опытом жизни в зоне военных действий, заставляет рассматривать их как потенциально серьезную угрозу для безопасности Запада, при условии их возвращения домой.

Особое внимание следует обратить на детей, которые выросли в халифате, так как они были свидетелями тех же сцен насилия, подверглись той же идеологической обработке и были обучены обращению с оружием, как и их родители. Некоторые женщины уже опубликовали в социальных сетях угрозы Западу, обратившись с призывом совершать теракты на внутреннем фронте.

Однако не все женщины, сочувствующие ИГИЛ, активны в социальных медиа, и это делает их менее заметными для служб безопасности. По этой причине они могут представлять собой еще более серьезную угрозу безопасности. В отличие от тех, кому удалось примкнуть к группе, подвергнувшиеся радикализации женщины, которые не совершили хиджру и не имеют военной подготовки, могут быть обучены для исполнения простых атак против незащищенных и легких целей.

Заключение
Объяснение причин, по которым все большее число женщин-мусульманок, проживающих на Западе, покидает свои страны и присоединяется к ИГИЛ в Ираке и Сирии, является сложной задачей и зависит от сочетания различных мотивационных факторов и ожиданий. ИГИЛ, со своей стороны, имеет очевидные стратегические причины для привлечения западных женщин, учитывая их значение для будущего движения. Тем не менее, реалии жизни в «халифате» для многих женщин не соответствуют ни романтизированной и утопической картине, представленной онлайн, ни их надеждам на какую-либо важную военную роль.

Принимая во внимание их сильную мотивацию, вовлеченность на данный момент и потенциальную будущую роль, западные последовательницы ИГИЛ могут представлять значительную угрозу безопасности для Запада. Одни вернутся разочарованными и, по-видимому, легко реинтегрируются в общество. Те, кто прошел военную подготовку и намеревается продолжать играть активную роль в глобальной экстремистской сети, могут представлять более значительную угрозу как потенциальные исполнительницы терактов, готовые выступить против своих стран или вдохновить на это других. За этой группой следует наблюдать, оценивать степень ее риска, классифицировать и соответственно с ней обращаться

По состоянию на середину 2015 г. западные женщины ИГИЛ не представляли прямой угрозы Западу. Тем не менее мы не можем исключить возможности изменения их роли в будущем. Как заметила Умм Убайда, одна из самых известных онлайн-рекрутеров ИГИЛ: «Наше время может прийти скоро».