Трудный переход

Трудный переход

Северная Македония поворачивается к Западу

Д-р Беким Максути и д-р Себастьян фон Мюнхов

Вмарте 2019 г. генерал американских сухопутных сил Кертис Скапарротти, тогдашний Верховный главнокомандующий Объединенных вооруженных сил НАТО в Европе, доложил, что российская кампания дезинформации и поддержка антинатовских элементов со стороны России усилились за предшествующие месяцы. Выступая в Комитете по делам вооруженных сил Палаты представителей Конгресса, он выразил озабоченность относительно «ситуации на Балканах и враждебного влияния за последний год». Российское вмешательство во внутренние дела Македонии возрастало по мере того, как эта страна с населением более 2 млн. человек начала вести переговоры о членстве в НАТО, точно так же, как действовала Россия в отношении стран Западных Балкан, когда они начали движение по пути присоединения к альянсу.

Северная Македония расположена в периодически неспокойном регионе Юго-Восточной Европы и граничит с Сербией, Грецией, Болгарией, Албанией и Косово. Хотя граждане страны относятся к девяти признанным этническим группам, доминирующие позиции занимают македонцы и албанцы, причем албанцы живут преимущественно в западной части страны. Со времени получения независимости от Югославии в 1991 г. Северная Македония должна была решить много сложных проблем со странами-членами НАТО и Европейского союза на своем пути к членству в этих двух организациях. Главным камнем преткновения был спор с Грецией из-за названия страны. Этот спор был урегулирован в 2018 г., когда премьер-министр Греции и новоизбранный премьер-министр Македонии подписали Преспанское соглашение, согласно которому Македония переименовывалась в Северную Македонию.

Страна, которая первоначально носила название Республика Македония, была третьей после Словении и Хорватии республикой, провозгласившей независимость от Социалистической Федеративной Республики Югославии в 1991 г. Югославская армия была мирным путем выведена из страны. В декабре 1992 г. Совет Безопасности ООН принял решение о направлении в страну Сил защиты ООН, чтобы контролировать приграничные районы и информировать о любых событиях, происходящих в этом только что образовавшемся государстве. В 1995 г. эта миссия превратилась в Силы предварительного развертывания ООН, которые находились в стране до 1999 г. До сих пор считается, что эти обе миссии помогли снизить уровень напряженности, связанной с распадом Югославии, а также предотвратить агрессивные действия Сербии в отношении Македонии. В 1993 г. Македония стала членом ООН с официальным названием Бывшая югославская респуб­лика Македония (БЮРМ), которое стало компромиссным названием в результате спора с Грецией. Афины приводили довод о том, что регион на севере Греции также называется Македония, и что использование этого названия незаконно претендует на культурное и историческое наследие древней Македонии, включая период правления Александра Великого.

Напряженность между двумя странами возросла в феврале 1994 г., когда правительство Греции закрыло порт в Салониках для торговли с Македонией. Это имело серьезные экономические последствия для Македонии, 75% внешней торговли которой шло транзитом через этот порт. Эмбарго было снято после того, как ЕС дал понять, что может принять юридические меры против Греции за несправедливое введение торговых санкций. Спустя несколько лет, в течение которых в обеих странах поменялись правительства, отношения между Македонией и Грецией нормализовались, хотя конфликт относительно названия страны оставался неурегулированным, и Афины давали понять, что будут использовать свое право вето, чтобы заблокировать вступление Скопье в ЕС и в НАТО.

Рабочие устанавливают щит с новым названием страны – Северная Македония. Февраль 2019 г. АССОШИЭЙТЕД ПРЕСС

Начавшийся в феврале 1998 г. кризис в Косово открыл новую главу в истории Македонии. Вооруженный конфликт и налеты натовской авиации на Югославию в 1999 г. привели к тому, что огромные массы албанских беженцев из Косово стали искать защиту в Македонии. Война закончилась летом 1999 г., однако в начале 2001 г. более 500 тыс. этнических албанцев, являвшихся гражданами Македонии, стали требовать больше прав в том, что касается языка, образования и политического представительства, что привело к непродолжительному вооруженному конфликту в стране. Интенсивное дипломатическое вмешательство ООН положило конец боевым действиям. В августе 2001 г. было подписано Охридское рамочное соглашение, закрепившее справедливое распределение полномочий и прав между гражданами страны, представляющими этническое большинство и этническое меньшинство. С тех пор в стране действует коалиция из партий, наиболее активно защищающих интересы своих этнических общин. Стараясь избежать обобщений, все же следует сказать, что этнические албанцы выступают за большее сближение с США, ЕС и НАТО, в то время как славяне-македонцы, составляющие большинство граждан страны, не имеют единого мнения в этом вопросе.

Скопье подало заявку на членство в ЕС в марте 2004 г., и уже к 2005 г. получила официальный статус кандидата на вступление в ЕС. Были также предприняты усилия по вступлению в НАТО, однако, из-за позиции Афин саммит НАТО 2008 г. назвал разрешение спора из-за названия страны conditio sine qua non (условие, без которого невозможно) присоединения Македонии к альянсу.

Во время правления правительств коалиции VMRO-DPMNE (Внутренняя революционная организация Македонии – Демократическая партия национального единства Македонии) в период с 2006 г. по 2016 г., которые возглавлял Никола Груевски, Македония замкнулась в себе. В Брюсселе, Вашингтоне и в Скопье появилось чувство утомленности от поэтапной евроатлантической интеграции. Заголовки международных новостей о событиях в Македонии обычно сообщали о перестрелках, блокировании дорог, скандалах с прослушиванием телефонных разговоров, коррупции и возродившейся напряженности между основными этническими группами. Возведение огромного памятника Александру Великому и членам его семьи обострило споры между Грецией и Македонией. Однако, после политически неспокойной зимы в начале 2017 г. было образовано правительство, возглавляемое социал-демократами.

В конце мая 2017 г. премьер-министром стал Зоран Заев, который четко дал понять, что хотел бы урегулировать вопрос о названии страны со своим коллегой, премьер-министром Греции Алексисом Ципрасом. После нового раунда переговоров в июне 2018 г. главы государств подписали Преспанское соглашение, названное по имени озера, расположенного между Грецией и Македонией. В соответствии с условиями соглашения, страна со столицей Скопье получила новое название Республика Северная Македония, с чем были не согласны националистически настроенные силы из этнического большинства. Граждане из албанского меньшинства в основном занимали нейтральную позицию, поскольку они не считали себя заинтересованной стороной в споре о греческом наследии. В сентябре 2018 г. вопрос о предложенном изменении названия страны был вынесен на референдум. Перед референдумом Заев выразил свое принципиальное убеждение в европейском будущем Македонии: «Мы хотим будущего; мы хотим Европейскую Македонию! Мы отвечаем за то, чтобы обеспечить будущее нашим детям и внукам».

Именно в это время Москва стала опасаться потери своей роли крупного игрока в Македонии после 10 лет особого внимания со стороны предыдущего националистически настроенного правительства. После того, как в 2018 г. македонцы проголосовали за смену правительства, Кремль начал действовать. Опасаясь, что урегулирование спора между Скопье и Афинами приведет к полной интеграции Северной Македонии в трансатлантические структуры безопасности, Кремль испробовал все возможные приемы, чтобы привести македонское общество к расколу и способствовать укреплению близких отношений этнических славян-македонцев с Россией. В ход пошли все лозунги, от прославления славянского братства до пропагандирования выгод от принадлежности к единой православной христианской церкви. Россия также старалась обострить трения между сильным албанским меньшинством и славянским большинством македонцев.

Стратегия коммуникаций Москвы состояла из двух важных частей: пропаганды и дезинформации. Пропаганда представляла собой выборочное использование информации или аргументов на пользу или во вред определенной политической фигуре или политической цели, а дезинформация была политически мотивированной коммуникацией, нацеленной на создание определенной атмосферы в обществе. Оба этих элемента использовались для вмешательства в процесс интеграции Северной Македонии в западные институты. В целом, эта стратегия была направлена против НАТО и ЕС. Основной целью было подорвать авторитет политических игроков, особенно правительства страны, и нарушить нормальное функционирование государственных институтов. Российская стратегия коммуникаций была сосредоточена не столько на придумывании каких-то «фактов», сколько на усугублении уже существующего недоверия и неприязни к европейским и западным обществам. Кремль осознавал, что государство, находящееся в затруднительном положении, имеющее слабые институты, олигархические структуры, политизированные СМИ и высокую степень коррумпированности, особенно уязвимо к такого вида нападениям. Можно привести следующий пример российской кампании по оказанию давления: «Россия сегодня» (международная телевизионная сеть, финансируемая российским правительством и нацеленная на аудиторию за пределами России) опубликовала на своем вебсайте несколько репортажей, направленных против НАТО и ЕС, как раз в тот период, когда проходили дебаты относительно референдума по вопросу о переименовании страны. 

Россия пыталась использовать свою силу и влияние также и в отношении Греции. В июле 2018 г. правительство Греции выслало из страны двух российских дипломатов и запретило въезд двум другим, обвинив их во вмешательстве в политическую жизнь Греции путем поддержки членов оппозиции. Россия продемонстрировала свое негативное отношение к Преспанскому соглашению, предлагая чиновникам взятки и провоцируя демонстрации против соглашения. Действия Москвы стали более открытыми и вызывающими, когда евро-атлантическая интеграция страны стала просто вопросом времени. Российское правительство уже предупредило Македонию, что ее членство в НАТО будет иметь негативные последствия для региональной безопасности и двухсторонних отношений. Олег Щербак, тогдашний посол России в Македонии, на одной из пресс-конференций угрожал, что в случае войны между НАТО и Россией Македония, как член НАТО, будет подвергаться военным ударам на законных основаниях.

Возможно, что российские стратегические коммуникации, направленные на срыв референдума, сработали. Поддерживаемые Россией националисты бойкотировали референдум, что снизило процент участвовавших в голосовании до 36%, что было гораздо ниже необходимого кворума в 50%. В то время как этнические албанцы, среди которых господствовали прозападные настроения, почти единогласно проголосовали в пользу нового названия страны, большинство этнических македонцев оказалось разделенным в этом вопросе. Тем не менее, более 90% поданных голосов были за переименование страны в Северную Македонию.

Из-за отсутствия кворума на референдуме вопрос решался в парламенте в Скопье, где 11 января 2019 г. 81 из 120 депутатов проголосовали за изменение названия страны, едва набрав необходимые две трети голосов. Местные политики, представляющие все общины Македонии, западные дипломаты и представители обеих международных организаций со штаб-квартирами в Брюсселе – все вздохнули с облегчением. Греческий парламент одобрил соглашение двумя неделями позже. А в феврале 2019 г. Республика Македония была переименована в Республику Северная Македония. Греция дала понять, что больше не будет блокировать стремление Северной Македонии присоединиться к НАТО. НАТО уже четко продемонстрировала свои намерения, позволив Северной Македонии направить наблюдателей на свои официальные заседания.

На саммите НАТО в Лондоне в декабре 2019 г. шансы Северной Македонии стать 30-м членом организации были довольно высоки, однако, политический хаос парламентских выборов в Испании привел к тому, что вопрос о членстве отложили. Прежде чем члены НАТО собрались в Англии для обсуждения последующих шагов, Европейский совет собрался в Брюсселе на заседание, на котором предполагалось начать переговоры о членстве Северной Македонии в ЕС. К сожалению, Франция заблокировала начало этих переговоров. Однако, позиция правительства Северной Македонии остается неизменной – у страны нет альтернативы членству в ЕС.

Подводя итоги, можно сказать, что решение Северной Македонии об изменении названия страны было следствием решения в пользу евро-атлантической интеграции. Несмотря на вмешательство России, страна выбрала прозападную ориентацию. Теперь наиболее важным аспектом будет единение внутри страны с тем, чтобы был прочный консенсус всех этнических групп и политических партий в поддержку этого выбора. Превращение Северной Македонии в надежного члена НАТО и ЕС должно рассматриваться как возможность бросить вызов российскому влиянию в Европе. Точно так же, как усилия России потерпели крах в Черногории в 2016 г., президенту России Владимиру Путину не удалось достичь своих целей и в Скопье. Жители Северной Македонии избрали иной путь для себя и для своих детей.