Укрепляя фланг

Укрепляя фланг

Польша обновляет свою оборонную политику и подтверждает свою роль в НАТО

Полковник Мариуш Фрич, доктор философии, ВВС Польши

крепление восточного фланга НАТО в рамках консолидации коллективной обороны Североатлантического союза и наращивание собственного оборонного потенциала являются приоритетными задачами политики безопасности и оборонной стратегии Польши. Стремясь защитить не только собственную территорию, но и территорию других стран НАТО, Польша полна решимости противостоять комплексным военным угрозам, включая недавно появившуюся гибридную войну.

В качестве союзника Польша продолжает работать над реализацией Плана действий по обеспечению готовности (ПДОГ), утвержденного в сентябре 2014 г. на саммите НАТО в Уэльсе, чтобы справиться с новыми угрозами безопасности со стороны Российской Федерации. Повышая военный потенциал и готовность НАТО, Варшава действует с целью обеспечения непрерывного военного присутствия на основе ротации на восточном фланге Североатлантического союза. Эта работа проводится в форме совместных и комбинированных военных учений, формирования новых передовых сил быстрого реагирования (оперативные силы очень высокой боеготовности, ОСОВБГ) с заранее развернутыми многонациональными командованиями, обеспечивающими введение в действие и использование таких сил, а также путем повышения уровня боеготовности многонационального корпуса «Северо-Восток» в Щецине, предназначенного для проведения операций НАТО на восточном фланге Европы.

С точки зрения внутреннего аспекта, Варшава продолжает совершенствовать систему управления и руководства обороной, укрепляя факторы сдерживания и бдительности, интегрируя военно-гражданские мероприятия с целью построения системы стратегической устойчивости к военной агрессии и добиваясь увеличения расходов на оборону до 2% валового внутреннего продукта (ВВП) к 2016 г.

People surround a group of US Army Stryker armored vehicles from the 3rd Squadron of the 2nd Cavalry Regiment, during a stop on the Kosciuszko Market Square to meet residents, in Bialystok, Poland, Tuesday, March 24, 2015, as they drive back from the Atlantic Resolve exercise. The "Dragoon Ride" convoy, designed to show NATO's readiness to defend its members, started last week from Estonia and passed through Latvia and Lithuania before entering Poland on its way to the base in Germany. (AP Photo/Alik Keplicz)

Март 2015 г. Жители Белостока (Польша) горячо приветствуют военнослужащих 2-й бронекавалерийской полка США во время остановки колонны на марше из Эстонии в Германию в рамках операции «Dragoon Ride», призванной продемонстрировать готовность НАТО защищать своих восточных членов. АССОШИЭЙТЕД ПРЕСС

Аннексия Крыма Россией в марте 2014 г. и ее последующая скрытая боевая поддержка пророссийских сепаратистов в Донбассе с целью дестабилизировать украинское государство и создать благоприятные условия для отделения восточных областей Украины явились наглядным свидетельством нарушения Москвой международного права и ее стремления коренным образом перекроить порядок безопасности в Европе.

С тех пор Россия продолжает проводить политику конфронтации с Западом. С целью запугивания она ведет беспрецедентную психологическую войну и манипулирует информацией против народов, совершает агрессивные и провокационные полеты в европейском воздушном пространстве и проводит учения наземных войск в масштабах, сравнимых с крупнейшими маневрами Советской армии. Поступая таким образом, Россия подрывает основы порядка, сложившегося после холодной войны, и системы безопасности, регулирующие отношения между европейскими государствами. Более того, сосредотачивая военный потенциал вдоль восточной границы Украины и непрерывно снабжая пророссийских сепаратистов военным снаряжением, средствами материально-технического обеспечения, проводя обучение и разведку, Москва создает проблемы для систем обороны европейских государств, а также международных институтов безопасности. Такие стратегические изменения вызвали фундаментальный сдвиг в концепции национальной безопасности. Для Центральной Европы и Балтийского региона в частности это означает переход от менее военно-ориентированной стратегии безопасности к оборонно-ориентированной стратегии.

Внутреннее измерение

В Польше непредсказуемая и конфронтационная политика России вызвала быстрый рост чувства незащищенности. Среди широкого спектра военных угроз, связанных с поведением России, существует возможность осуществления политически неясной и размытой с военной точки зрения угрозы ниже порога обычной войны. Такой сценарий создает риск, что Польша не сможет достичь военно-политического консенсуса относительно коллективных ответных мер в рамках НАТО.

Все эти вызовы, включая различные типы подходов к гибридной войне, привели к интенсификации Польшей прооборонных мероприятий во внутренних делах и международных отношениях. Цель большинства из них заключалась в укреплении национального оборонного потенциала, а также механизмов реагирования на международные кризисы. Все начинания были оформлены в Стратегический план укрепления безопасности Польши и утверждены Советом безопасности в декабре 2014 г. Большинство неотложных мер, военных и невоенных, были увязаны с указаниями, приведенными в Национальной стратегии безопасности, подписанной в ноябре 2014 г.

Укрепление восточного фланга

Важным компонентом польской политики безопасности является консолидация членов НАТО вокруг коллективной обороны. Стратегическое решение, принятое НАТО на саммите 2014 г. в Уэльсе, особенно в части укрепления восточного фланга Североатлантического союза, в некоторой степени ослабило неопределенность в отношении безопасности в странах Центральной Европы, включая Польшу. На следующем саммите НАТО в Варшаве в 2016 г. Польша будет стремиться к осуществлению договоренностей в рамках ПДОГ, описанных в Уэльсе. Точка зрения Польши заключается в том, что их реализация снизит время реагирования НАТО на военные угрозы, включая гибридные.

U.S. Army and Polish army forces conduct joint operations for Operation Atlantic Resolve. Operation Atlantic Resolve is a U.S. Army Europe-led land force assurance training mission taking place across Eastern Europe to enhance multinational interoperability, strengthen relationships among allied militaries, contribute to regional stability and demonstrate U.S. commitment to NATO. (U.S. Army photo by Sgt. Oscar Gollaz / released)

Февраль 2015 г. Польские и американские войска на совместных учениях «Operation Atlantic Resolve». После аннексии Крыма Польша сосредоточилась на военной готовности. СЕРЖАНТ ОСКАР ГОЛЛАЗ, АРМИЯ США

Еще одной приоритетной задачей правительства Польши является постоянное военное присутствие НАТО на ротационной основе в Восточной Европе в виде совместных и комбинированных военных учений. В 2014 г. в многонациональных учениях в Польше участвовало около 7 тыс. военнослужащих из стран НАТО. В 2015 г. их количество увеличится почти до 10 тыс. Однако из-за все ухудшающейся безопасности на восточной границе Польши, а также отказа России от ограничений по Договору об обычных вооруженных силах в Европе Польша хочет, чтобы военное присутствие НАТО на восточном фланге было постоянным.

На саммите в Уэльсе Североатлантический союз также принял решение об изменении своей долгосрочной военной стратегии и потенциала. В целях развития сил реагирования НАТО (СРН) Североатлантический союз принял решение о создании ОСОВБГ, которые повысят оперативность и возможности СРН. Создание этих новых оперативных передовых сил, состоящих из нескольких тысяч военнослужащих сухопутных войск, поддержанных авиацией, морскими и специальными силами, имело фундаментальное значение для Польши. Польша стремится объявить о готовности ОСОВБГ на предстоящем саммите в Варшаве.

В настоящее время ведется работа по созданию подразделения по интеграции сил НАТО в городе Быгдощ. Это подразделение будет отвечать за усиление союзных частей на территории Польши. Вместе с аналогичными подразделениями, созданными в Болгарии, Эстонии, Латвии, Литве и Румынии, подразделение в Быгдоще будет координировать военные учения, осуществлять совместное планирование и, при необходимости, синхронизировать и принимать ОСОВБГ в целях усиления союзных сил реагирования.

Для надлежащего функционирования передовых сил необходима соответствующая организационная, учебная и концептуальная подготовка. Варшава стремится использовать ОСОВБГ превентивно, а не постфактум во время кризиса. Для должного решения этой проблемы Польша хочет, чтобы многонациональный корпус «Северо-Восток» в Щецине отвечал за командование ОСОВБГ и руководил оборонительными операциями НАТО на восточном фланге. Начиная с июня 2015 г., в корпусе действует новая структура командования и управления, и корпус хочет добиться статуса сил высокой боеготовности. Корпус также будет усилен военнослужащими из Франции, Греции, Нидерландов, Турции и Великобритании.

Польша также намеревается создать полноценный национальный военный потенциал в восточной и северо-восточной частях страны. Ожидается, что в ближайшие годы вблизи границ с Украиной, Беларусью и Россией будет осуществляться систематическое усиление подразделений путем увеличения их численного состава, поставок новых систем оборудования и вооружения, а также инвестирования в инфраструктуру. Первые результаты этого процесса должны стать заметны в 2016–2017 г.r.

С точки зрения стратегии Польша также стремится превратить планы действий в чрезвычайных обстоятельствах НАТО в постоянные планы обороны. Кроме того, на следующем саммите Варшава хочет привлечь своих партнеров к работе над новой стратегической концепцией НАТО, учитывающей изменившиеся обстоятельства европейской безопасности.

Классическое военное сдерживание 

В Польше развитие надежных, классических военных сил и средств сдерживания считалось основным приоритетом оборонной политики и военной стратегии. В 2013 г. этот процесс получил название «Польские клыки». Мероприятия по преобразованию и модернизации оборонных систем были направлены на улучшение отдельных военных навыков на суше, в воздухе, на море и в киберпространстве. Цель заключается в сдерживании противника и его устрашении, чтобы он отказался от ведения боевых действий против Польши. Как указано в Национальной стратегии безопасности, суть классического военного сдерживания заключается в развитии военных сил, способных точно поражать отдельные стратегические цели на больших расстояниях и должным образом противостоять широкому спектру асимметричных угроз.

На суше способность сдержать действия потенциального противника должна достигаться путем поддержания боеготовности и потенциала сил специального назначения (ССН). В 2013 г. ССН Польши получили статус командования в рамках НАТО. В 2015 г. польские подразделения сформировали командование компонента союзных ССН как элемента СРН. Планы предусматривают оснащение сухопутных войск мобильными ракетными комплексами большой дальности. Поставка первых модулей запланирована на 2017 г. К концу 2015 г. польские бронетанковые войска получили оставшиеся 42 танка «Леопард» 2А5 из 119 танков (модификации 2А5 и 2А4) в рамках контракта, подписанного с бундесвером в 2013 г. В период с 2014 по 2019 год армия также должна получить 307 БТР «Росомаха». До 2022 г. министерство обороны также намеревается закупить 30 вертолетов огневой поддержки.

В воздухе сдерживание будет осуществляться за счет применения беспилотных летательных аппаратов (БПЛА) летального действия класса MALE (Medium Altitude Long Endurance = средневысотный, с длительной продолжительностью полета). Из-за ухудшения ситуации на востоке Украины министерство решило ускорить закупку таких дронов (программа «Зефир») и оснастить ими войска в 2017 г. В 2015 г. также началось оснащение многоцелевых истребителей F-16 ракетами класса «воздух-земля» большой дальности (около 370 километров) (AGM-158 JASSM). Планируется, что истребители достигнут начального уровня боевой готовности в первой половине 2017 г. Министерство также обратилось с просьбой к правительству США о приобретении оружия, способного поражать цели на расстоянии 1 тыс. километров.

На море сдерживание будут обеспечивать три новые подводные лодки с крылатыми ракетами дальнего радиуса действия, начиная примерно с 2022 г. (программа «Орка»). Потенциал сдерживания на море также будет увеличен за счет создания второй береговой ракетной эскадрильи подразделения ракет морского базирования. Эскадрилья будет вооружена ударными ракетами морского базирования дальностью 200 километров. В киберпространстве планируется осуществлять сдерживание, а также проводить операции в национальном масштабе и совместно с союзниками.

Ликвидация стратегической внезапности 

Польша последовательно наращивает свою способность к ликвидации стратегической внезапности. Такие возможности обеспечивают защиту общества и критически важной инфраструктуры от военных угроз, включая и такие, которые характеризуются как избирательные, ограниченные, с неизвестным авторством и приводят к политически неясной ситуации, способной помешать достижению консенсуса по международной безопасности.

В Польше этот процесс начался в 2012 г. с опубликования доклада из анализа Стратегии национальной безопасности. Основываясь на его выводах, страна планирует развить три стратегических потенциала в рамках Плана технической модернизации вооруженных сил на 2013–2022 г.r.: противовоздушную оборону, включая ракетные комплексы; системы C4ISR (командование, управление, связь, компьютеры, разведка, наблюдение и рекогносцировка); и мобильность сухопутных войск, особенно за счет использования вертолетов.

С точки зрения противовоздушной обороны, план предусматривает оснащение войск 6 зенитными батареями средней дальности, способными поражать баллистические и крылатые ракеты (программа «Висла») и 11 зенитными батареями малой дальности (программа «Нарев»). Для программы «Висла» Польша предварительно выбрала модернизированную систему «Пэтриот» («Пэтриот» следующего поколения). Потенциалы будут наращиваться путем создания американской противоракетной базы, являющейся частью программы «Европейский поэтапный адаптивный подход». В Редзиково будет развернут комплекс наземного базирования «Иджис», состоящий из трех модулей, оснащенных противоракетами 24 SM-3 IIA. В 2018 г. база достигнет полного оперативного потенциала и расширит противовоздушную защиту над Северной Европой от баллистических ракет малой и средней дальности с Ближнего Востока.

На 2015 г. министерство обороны запланировало проведение тендера на закупку 50 многоцелевых вертолетов боевого обеспечения. Первые поставки должны состояться 2017 г.

Стратегия национальной безопасности предполагает укрепление потенциала, необходимого для ликвидации стратегической внезапности, за счет компьютеризации боевых и вспомогательных систем. План технической модернизации вооруженных сил предусматривает внедрение комплексной, сетевой системы боевого управления, которая обеспечит полную информированность на всех уровнях командования и управления при проведении национальных и союзных операций в мирное время, во время кризисов и войны.

Система стратегического сопротивления

Другие средства усиления оборонного потенциала страны заключаются в повышении уровня стратегического сопротивления военной агрессии. Концепция стратегии воспрещения доступа/блокирования зон заключается в том, чтобы пресечь вторжение потенциального противника на территорию страны или, если вторжение произошло, сделать его операции крайне невыгодными. Такая стратегия предусматривает наличие соответствующей системы вооруженных сил и оборонительных сооружений воспрещения доступа, не дающих противнику парализовать функционирование государства путем косвенного оказания политического, военного, экономического и психологического давления. Силы специального назначения будут играть ключевую роль в системе стратегического блокирования, выполняя задачи по обороне или проводя нестандартные операции в захваченных противником районах.

Национальные силы резерва будут осуществлять важные функции сопротивления. Стратегия национальной безопасности поддерживает реформы, направленные на создание соответствующих резервных подразделений, которые смогут усиливать регулярные боевые силы и силы безопасности. Во время войны резервные подразделения будут сосредоточены на выполнении стандартных и нестандартных задач по обороне, а во время кризиса обеспечивать поддержку местной администрации и операций по ликвидации чрезвычайных ситуаций.

Наконец, эта система предполагает улучшение формирований гражданской обороны (включая Национальную гражданскую оборону) и приведение в готовность военизированных организаций для обеспечения безопасности граждан, а также для распространения информации и сведений о безопасности и обороне в обществе.

Совершенствование управления безопасностью 

Способность быстро и эффективно реагировать на новые военные угрозы, включая гибридные, требует правильно организованных систем управления безопасностью и военного управления. В Польше такие структуры все еще должны быть значительно изменены. В январе 2014 г. вооруженные силы внедрили новую структуру командования и управления. Катализатором выступила необходимость планирования и проведения совместных и комбинированных учений. В результате реформы были созданы два стратегических командования: генеральное и оперативное командование вооруженных сил. Вместе с генеральным штабом вооруженных сил Польши эти три структуры обеспечивают надлежащее стратегическое и оперативное руководство, командование и управление силами и эффективную координацию и синхронизацию национальных мероприятий с союзными мероприятиями.

Следующий этап включает в себя введение законодательных поправок в правила и процедуры по обеспечению обороны страны во время войны. В частности, новые положения определяют рамки военного времени и правомочия оборонных институтов, обязанности верховного главнокомандующего вооруженных сил. Новые правила будут проверены в ходе учений «Country-2015». Для проверки функциональности системы в учениях примут участие наиболее важные государственные органы и военное руководство. Акцент будет сделан на исполнении государственной власти в условиях военно-политического давления и гибридных угроз ниже порога открытых и обычных боевых действий.

Необходимое планирование 

В Стратегии национальной безопасности также приведены основные принципы развития Политической и стратегической оборонной директивы. 16 июля 2015 года этот ключевой документ по планированию был введен в действие. В нем описываются конкретные оперативные задачи для всех государственных структур. Она содержит инструкции для лиц, руководящих безопасностью и обороной, на случай кризиса, угрозы вооруженной агрессии и войны. Как было заявлено ранее руководством по безопасности страны, этот документ будет включать в себя оперативные выводы из российско-украинского конфликта и новые формы гибридных угроз, способные лишить эффективности коллективные ответные действия.

В 2015 г. министерство обороны собирается выпустить документ «Основные направления развития вооруженных сил на 2017–2026 r.r.», в котором будут представлены руководящие принципы модернизации и преобразований. Вероятно, процесс планирования будет направлен на достижение «третьей волны модернизации», характеризующейся технологически прорывом в области информации. Таким образом, планы будут уделять особое внимание развитию потенциальных возможностей вооруженных сил в киберпространстве путем создания военных кибер-структур для ведения наступательных и оборонительных операций. Другие улучшения включают в себя повышение уровня роботизации путем оснащения войск надлежащими автоматическими боевыми и вспомогательными системами, системами высокоточного оружия, поддержанными спутниковыми технологиями.

Увеличение расходов

Во время саммита НАТО в Уэльсе руководители государств договорились прекратить сокращение расходов на оборону и более эффективно использовать свои финансовые ресурсы. Первым шагом является прекращение сокращения расходов на оборону с последующим постепенным увеличением оборонных бюджетов до уровня 2% ВВП в следующем десятилетии.

Расходы Польши на оборону составят 33 024 млрд. злотых (8 млрд. евро). Эта сумма равна 1,95% ВВП. Однако общая сумма увеличится до 2,27% ВВП за счет дополнительного финансирования в размере 5 363 млрд. злотых (1,3 млрд. злотых), полученных в качестве возмещения за приобретение истребителей F-16.

В следующем году ожидается дополнительное увеличение расходов на оборону. В июле была введена новая бюджетная поправка, увеличивающая расходы на оборону до уровня не менее 2% ВВП, начиная с 2016 года.

Заключение

Укрепление коллективной обороны Североатлантического союза и развитие собственного оборонного потенциала являются сутью политики безопасности и стратегии обороны Польши. Эти усилия основываются на стратегическом фонде страны, подразумевающем переход от участия в операциях за пределами страны к ее обороне и задачам НАТО.

До аннексии Крыма Россией развитие оборонного потенциала Польши определялось долгосрочной концепцией реагирования на классическую военную агрессию. Гибридный вооруженный конфликт на востоке Украины с применением асимметричных способов, нестандартных сил и тактик, информационной войны, экономического шантажа и психологического запугивания изменил и расширил подход Польши к безопасности и обороне. Избирательные, ограниченные, нестандартные и замаскированные военные угрозы ниже порога обычной войны, мешающие коллективному реагированию НАТО, стали основной проблемой национальной безопасности.

Чтобы справиться со всем спектром угроз, включая гибридные, Польша приняла меры по обеспечению безопасности, направленные на укрепление восточного фланга НАТО, усилению военного потенциала сдерживания, обеспечению устойчивости к стратегической и тактической внезапности и улучшению систем управления безопасностью и военного управления. Адаптация Польши к новой ситуации в сфере безопасности принесла определенные краткосрочные положительные результаты, приведшие к смягчению проблем безопасности. Однако это значительное амбициозное начинание представляет собой долгосрочный и сложный процесс, для успеха которого необходимы политическая воля, решимость следовать стратегии, адекватные оборонные бюджеты, научные исследования и разработки в военной области.