Бич «фейковых новостей»

Бич «фейковых новостей»

Защищая общество от пропаганды

Д-р Джудит Рид

Вирус Зика тайком пробрался в Соединенные Штаты в слюне обычного комара. Аналогичным образом распространяются и семена противоречий и вражда в американских социальных сетях, разносимые российскими троллями и ботами. Кампания распространения негативной информации не является чем-то новым. Эта тактика использовалась еще Адольфом Гитлером для оправдания присоединения Австрии, а совсем недавно и российским президентом Владимиром Путиным в связи с аннексией Крыма и конфликтом на востоке Украины. Как же страны Центральной и Восточной Европы сдерживают распространение этих «комаров» и какими антидотами они нейтрализуют токсины, если «комары» их все-таки укусят?

Последние несколько лет США находятся в осаде дезинформации. Россия манипулировала общественным мнением при помощи социальных сетей с тем, чтобы повлиять на общенациональные выборы 2016 г. и даже на дебаты в 2018 г. по вопросу о контроле за доступом к стрелковому оружию после массового расстрела школьников во Флориде. Аннексии части украинской территории предшествовали годы хорошо проведенной кампании дезинформации.

Как же общество ограждает себя от этой чумы? Не только от крупных государств со стремлением к территориальной экспансии, таких как Россия, но и от групп негосударственных субъектов, желающих властвовать и править? Существуют ли какие-то элементы в культурных структурах потенциальных жертв, которые будут отгонять потоки негативной информации?

В этой статье анализируются культурные парадигмы США, России и многочисленных стран Центральной и Восточной Европы с целью определить уязвимые места, которые могут сделать эти страны открытыми для влияния извне, и объяснить, как страны могут защищаться от агрессивной дезинформации.

Пропаганда и культура

Соединенные Штаты постоянно открыты для кампаний дезинформации, поскольку свобода слова является основным принципом правительства страны и американского общества. Первая Поправка к Конституции США гарантирует любому человеку право на свободу слова. Любой гражданин или гость страны может относительно безнаказанно распространять правдивые сведения, убеждения, слухи и «фейковые новости». Сегодня платформы социальных сетей подстраивают потоки новостей в соответствии с отслеженными привычками и интересами отдельного человека. В бизнес-среде это называется микромаркетинг товара конкретному покупателю. При общественных дискуссиях это подкрепляет существующие точки зрения.

Как культурная характеристика страны, такая как ключевая ценность свободы слова, может быть использована для того, чтобы подчеркнуть уязвимость к «укусам» пропаганды? Как понимание культурных основ общества может помогать руководству страны в выработке превентивных мер и в разработке «мазей» после «инфекционного укуса»? «Комары пропаганды» летают по всему миру. Как же лидеры страны и простые граждане избегают их «укусов»?

Парадигма Хофстеде

В своей книге «Культуры и организации: программное обеспечение мышления, интеллектуального сотрудничества и их важность для выживания» Гирт Хофстеде приводит шесть основных столпов, на которых держится любая культура: показатель дистанции власти, соотношение индивидуализма и коллективизма, соотношение мужского и женского начала, показатель избегания неопределенности, соотношение долгосрочной и краткосрочной нормативной ориентации и соотношение факторов послабления и сдерживания. Будь то чувство национализма страны, организационная культура бизнес-субъекта или принципы ведения бизнеса частного клуба, все сложившиеся группы создают и поддерживают культуру, которую можно изобразить в виде матрицы, используя эти показатели. Понимание этих шести основных принципов может определить потенциальные сильные и слабые стороны любого общества в противодействии иностранному влиянию.

Например, показатель дистанции власти (ПДВ) показывает распространенность иерархических структур в стране. Если в стране имеется строгое разделение на классы, и общество состоит из многочисленных слоев, то у такой страны ПДВ будет более высоким. Если граница общественных слоев размыта и подвижна и вертикаль иерархии более плоская, то тогда ПДВ у такой страны будет низким. В странах с высоким ПДВ разделение между элитой и пролетариатом почти завершено. Централизованное управление, зафиксированное неравенство и формальные правила обозначают крайне высокую степень государственной власти. Там кажется бесконечной череда высших руководителей, не наделенных правом принятия решений, а отношения между подчиненным и начальником основываются на эмоциях. Сам факт обладания властью доминирует над правами, у руководителей есть привилегии, власть и статус, автократические и олигархические правительства основаны на взаимодействии, а элита защищена от последствий любого скандала. Иерархические вертикали могут быть строгими и незыблемыми, как в военной организации, или иметь всего лишь несколько строго установленных слоев при наличии немногочисленного среднего класса. Хофстеде к странам с высоким ПДВ относит Словакию, Россию, Румынию и Сербию.

Активисты, некоторые из которых в масках, изображающих российского президента Владимира Путина, в марте 2016 г. устроили сценку перетягивания каната перед посольством Нидерландов в Киеве, Украина. Активисты призвали граждан Нидерландов игнорировать российскую пропаганду против Украины в преддверии голосования по вопросу об ассоциативном членстве Украины в Европейском Союзе. Ассошиэйтед Пресс

Хофстеде выстраивает страны в соответствии с соотношением между индивидуализмом и коллективизмом в них (СИК). Страны с высоким показателем СИК известны своим индивидуализмом, правами на частную жизнь, продвижением по службе в зависимости от ценности работника и равенством всех перед законом. США и Великобритания являются двумя наиболее индивидуалистическими странами в мире. Более коллективистские страны больше уважают группу, чем отдельного человека и больше стремятся к гармонии и консенсусу, чем к самореализации. В странах с низкими показателями СИК преобладающее мнение определяется членством в группе, государство играет ключевую роль в экономической системе, и у разных групп разные права. В таких странах отношения ценятся выше выполнения поставленной задачи, социальные сети являются основным источником информации, и люди от начала и до конца остаются в семьях, которые защищают их в обмен на преданность. Страны с высокими показателями СИК включают Венгрию, Латвию, Эстонию, Литву, Польшу и Чехию. Румыния, Словения и Сербия являются более коллективистскими странами.

Показатель соотношения между мужским и женским началом (МЖН) определяет соотношение в обществе между духом соревнования и сотрудничеством, между решительностью и скромностью. В обществе, где преобладает мужское начало, больше значения придается сумме заработка, признанию, успеху и умению справляться с трудностями, в то время как в обществе с доминирующим женским началом целью является наличие здоровых рабочих отношений, желаемого уровня жизни и стабильной работы. В обществе с мужским началом роли мужчины и женщины различны и четко определены. Мужчины несут ответственность, они решительны и амбициозны; женщины заботливы, нежны и поддерживают своих мужчин в их успехах. В обществах с крайне высоким показателем МЖН мужчины являются субъектами, женщины объектами, сексуальная агрессия представляет собой серьезную проблему, а гомосексуализм считается угрозой обществу. В странах, где у правительства выражена склонность к женскому началу, правительство помогает нуждающимся, а международные конфликты урегулируются путем переговоров и компромиссов. Хофстеде считает, что Словакия, Венгрия и Польша – это страны с высоким мужским началом, в то время как в Латвии, Словении и Литве общества более «женственны».

Показатель избегания неопределенности (ПИН) измеряет ту экстремальную точку, до которой общество готово дойти в стремлении избежать встречу с неизвестным. «Зло, которое мне известно, лучше, чем добро, которое мне неизвестно» – те слова, которые могли бы быть девизом такого общества. В странах с высоким показателем ПИН неизвестность – это постоянная угроза, которую следует избегать. Двусмысленность и незнакомые ситуации порождают стресс, а все, что отличается от привычного, считается опасным. Правила и законы играют важную роль, точность формулировок и формальные определения желательны. Присутствует врожденная вера в экспертов и в технические решения проблем. Граждан не интересует политика, а госслужащие стремятся иметь юридическое образование. Превосходство на стороне четких законов и неписанных правил. Ксенофобия, национализм и защита «тех, кто в группе» являются важными характеристиками стран с высоким ПИН. Россия, Польша, Сербия, Румыния и Словения имеют высокие показатели по шкале ПИН. В Центральной и Восточной Европе нет стран с низким индексом ПИН.

Соотношение долгосрочной и краткосрочной нормативной ориентации (ДКО) означает, что устойчивость, бережливость, упорядоченные отношения и чувство стыда более важны, чем ответные действия, уважение традиций, «сохранение лица» и личная стабильность. В обществах с высоким ДКО в работе ценятся такие качества как честность, способность отвечать за свои действия и самодисциплина. Что хорошо, а что плохо определяется в каждой конкретной ситуации, важной считается способность приспосабливаться и познавать новое. Основное внимание уделяется месту компании на рынке и прогнозированию прибыли на 10 лет. В число стран с высоким ДКО входят Украина, Эстония, Литва, Россия и Беларусь.

Соотношение факторов послабления и сдерживания (ФПС) измеряет индекс счастья, управление жизнью и важность свободного времени/досуга. В обществах, где доминирует сдерживание, отчетливо проявляется чувство беспомощности, моральной дисциплины, цинизма и пессимизма, в таких странах лишь небольшое количество людей счастливы. В таких странах заботятся не столько о свободе слова, сколько о поддержании установленного порядка. В Центральной и Восточной Европе нет стран с высоким показателем ФПС. В число стран с крайне высоким показателем сдерживания входят Латвия, Украина, Албания, Беларусь, Литва, Болгария и Эстония.

При помощи этих шести принципов культурных парадигм Хофстеде дает ключ к общественной уязвимости и естественной защите от метафорической «мухи цеце», которая в режиме онлайн предстает как друг.

США и Россия – сравнительный анализ

В соответствии с культурными индексами Хофстеде (по шкале от 0 до 100), у Владимира Путина доминирует общая культура, которая безоговорочно верит в заложенную иерархию, и Путин хочет быть в ее верхней точке (ПДВ-93). В этом он видит положительный глобальный эффект (СИК-39 и МЖН-36). У него сильная потребность осуществлять контроль (ПИН-95), и он отдает предпочтение долгосрочной политике (ДКО-81 и ФПС-20) для достижения успеха в его понимании. В отличие от него американский президент Дональд Трамп является продуктом культуры плоской иерархии (ПДВ-40) и высокого индивидуализма (СИК-91), в соответствии с которой любой человек, имеющий устремления и сообразительность, может добиться успеха. В общей культуре США в целом довольно сильны элементы конкурентности (МЖН-62), готовности рисковать (ПИН-46), для нее характерны небольшие ограничения (ФПС-68) и краткосрочность политики (ДКО-26).

Будет вполне справедливо подозревать, что Путин видит в США довольно легкую мишень для оказания влияния посредством пропаганды. Скорее всего, он представляет американцев самовлюбленными детьми, не строящими долгосрочные планы, которых легко можно «подцепить на крючок» через социальные сети. Он может взывать к американскому чувству превосходства и к врожденному оптимизму и устремлениям в будущее, чтобы подорвать сеть общественной информации, используя тысячи «комариных укусов» через интернет. Эти «укусы» будут вызывать некоторое раздражение и чесотку, но поскольку они не вызывают боль, то они будут игнорироваться, а внимание будет сосредоточено на телефонах и компьютерах и их «лайках» и «поделиться».

Российский высокий показатель стремления избежать столкновения с неизвестным был отмечен в статье на первой странице газеты «The Washington Post», озаглавленной «Поколение Путина». В статье приводится высказывание молодого журналиста, заявившего, что «русская душа требует, чтобы в стране был один сильный политик наподобие царя». Несмотря на то, что Путин контролирует основные телевизионные каналы, службу безопасности и судебную систему, большинство жителей страны поддерживает его. Они чувствуют, что он сможет противостоять американской агрессии и в состоянии поддержать общественное равновесие в стране. Приводится мнение 18-летнего молодого человека, который говорит, что открытая коррупция в правительстве огорчает, «однако, сейчас не время для непроверенного лидера … перемены могут привести к краху страны».

Информационное пространство США кишит «фейковыми новостями» словно комарами, зараженными вирусом Зика. Когда же Америка наконец проснется и осознает угрозу, то возникнут вопросы – насколько серьезен нанесенный ущерб и будет ли страна в состоянии отразить последующие атаки? Говоря о позитивных моментах, то те культурные предубеждения, которые Путин может использовать себе на пользу, одновременно являются той спасительной благодатью, которая вытащит США из западни. СИК и ФПС, основанные на патриотизме и любви к свободе, со временем проснутся от раздражения и будут сопротивляться нашествию всеми имеющимися антителами.

Европейские культурные рамки

Какие культурные особенности европейских стран могут представлять собой уязвимые места? Имея более низкий ПДВ (35) и средние СИК (67) и МЖН (66), а также ПИН (65), находящийся между США (46) и Россией (95), Германия больше похожа на США, чем на Россию. Как Германия, так и Россия больше ориентированы на долгосрочные результаты, и у обеих стран больше присутствует сдерживающих факторов, чем факторов послабления. Было бы интересно сравнить характеристики Грузии и Украины, однако, нет достаточного количества данных, применимых к этой модели. Украина максимально ориентируется на долгосрочные результаты, у нее крайне сильны сдерживающие факторы. У Грузии по таким категориям как ДКО и ФПС показатели от низких до средних, но по остальным четырем категориям данных нет.

В другой статье этот же автор обсуждал сочетание высоких показателей ПДВ и ПИН и как окружение с такими характеристиками было благоприятно для диктаторов, поскольку население уважало строгую иерархию и настолько отвергало неизвестность, что готово было сделать почти что угодно и пойти на какие угодно жертвы, лишь бы только изо дня в день знать результаты происходящего. Страны, в которых до сих пор существуют эти культурные характеристики – Россия (ПДВ-93/ПИН-95), Румыния (ПДВ-90/ПИН-90) и Сербия (ПДВ-86/ПИН-92). Опасность здесь кроется в том, что простой человек может воспринимать неравенство как норму и при этом быть готовым сделать все возможное для того, чтобы сложившееся положение вещей осталось неизменным. В такой обстановке лидер с авторитарными наклонностями может пробить себе дорогу при помощи СМИ или силовых методов и объявить о наступлении нового порядка при вполне хороших шансах на успех.

Другие страны со средним показателем ПДВ и довольно высоким показателем избегания неизвестного включают Хорватию (ПДВ-73/ПИН-80), Словению (ПДВ-71/ПИН-88), Болгарию (ПДВ-70/ПИН-85) и Польшу (ПДВ-68/ПИН-93). Эти страны все еще желают сохранить статус-кво, однако, уже не так сильно верят в строгую иерархию. Коллективизм является нормой в Хорватии (СИК-33), в Словении (СИК-27) и в Болгарии (СИК-30), в то время как в Польше больше господствует индивидуализм (СИК-60). В контексте планирования агрессивных негативных коммуникаций это может означать, что внешние силы могут захотеть сделать своей мишенью элемент избегания неизвестного. Как внешние субъекты могут нарушить чувство предсказуемости и заставить часть населения верить в их провокационные сообщения? У них не будет преимущества в виде высокого ПДВ, означающего, что строгая иерархия признается нормой, и таким образом сочетание высокого показателя избегания неизвестного (мир в его нынешнем виде меняется быстро) с высоким коллективизмом (и все мы в этом мире взаимосвязаны) и будет основным подходом к пропаганде – меньше «сильной личности», и больше «все и каждый находятся в опасности».

Интересные характеристики наблюдаются у Венгрии. У нее средний ПДВ (46), высокий индивидуализм (80), высокое мужское начало (88) и высокий показатель стремления избежать неизвестного (82). Ориентация на долгосрочные планы (58) и стремление к послаблениям (31) имеют средние показатели. При высоких показателях СИК, МЖН и ПИН эта страна уязвима к сообщениям о том, что у нее в недостаточной степени развито мужское начало.

У Латвии, Литвы и Эстонии низкий индекс ПДВ (44, 42, 40) и средний индекс избегания неизвестного (63, 65,60), однако, они отличаются по показателю индивидуализма (70, 60, 60) и мужского начала (9, 19, 30). Низкий показатель ПДВ и средний показатель ПИН говорят о том, что негативная пропаганда противника должна обращаться к общему чувству тревоги и беспокойства и эксплуатировать чувства неуверенности, такие как отсутствие ощущения безопасности и боязнь впасть в нужду, характерные для большинства людей в этих странах.

Уязвимые места в собственном обществе часто ощущаются неотчетливо, и поэтому простая прогулка по лесу может закончиться укусом насекомого в шею и заражением тропической лихорадкой.

Культурные ориентиры для внешнего субъекта Как отмечает Джейсон Стэнли в своей книге «Как работает пропаганда», по сути своей пропаганда – это преувеличение коллективных эмоций. Каким же образом посторонний субъект может нажимать на эмоциональные рычаги внутри другой страны?

Ориентация во времени: Как утверждает в своей работе антрополог Эдвард Халл, культуры ориентируются на прошлое, настоящее и будущее. Руководители страны должны обращать внимание на внешние сообщения, которые втягивают общественные эмоции в ту временную ориентацию, которая соответствует этапу, когда культура находилась в опасности. В случае с Венесуэлой, Уго Чавес получил голоса избирателей среднего возраста, поскольку стал вызывать образы прошлого, когда правительство было «запятнано коррупцией, некомпетентностью и безграмотным управлением страной», пишет Уильям Добсон в своей книге «Кривая обучения диктатора: внутри глобальной войны за демократию».

Рациональный язык: По мнению Стэнли, язык является тем механизмом, который позволяет негативным сообщениям иметь желаемый эффект. Язык представляет мысль в качестве рациональной, хотя при ближайшем рассмотрении она таковой не является. Отрицательное заявление не всегда обязательно означает ложь; скорее, такое сообщение представляет собой элемент правды, но в то же время побуждает читателя самому додумать детали, которые создадут эмоциональное послание, которое возьмет верх над рациональным суждением. Например, вскоре после массового расстрела школьников в школе Стоунмен Дуглас в г. Паркленд в штате Флорида в интернете появились истории о том, что некоторые жертвы стрельбы на самом деле были «подсадными актерами», и российские боты вступили в дебаты относительно контроля за доступом к стрелковому оружию с целью посеять хаос и неразбериху.

Чрезмерное упрощение: В своей книге «Красные идут! Коммунистическая угроза в пропаганде и общественной культуре» Майкл Барсон и Стивен Хеллер отмечают, что «пропаганда основывается на создании узнаваемых стереотипов, которые упрощают сложные вопросы с целью контролирования общественного мнения». Используя этот подход, американское правительство во времена «холодной войны» поощряло антикоммунистическую кампанию в СМИ по обнаружению вражеской пропаганды.

Заговор с эффектом «снежного кома»: Лиза-Мария Нюдерт, работающая в Оксфордском Интернет-институте над проектом компьютерной пропаганды, отмечает, что рекламные технологии Фейсбук и Google нацелены на особые группы и отдельных людей, подавая контент вводящего в заблуждение и заговорщицкого характера, поскольку такой контент больше всего захватывает читателя и уже «не отпускает его», что является основным показателем успеха, используемым компаниями социальных сетей. Гуиллам Часлот, бывший инженер в Google, говорит, что алгоритмы, используемые в социальных сетях, разработаны специально для того, чтобы захватить людей и не отпускать. Например, видеоматериал о каком-либо заговоре, который подпадает под соответствующий алгоритм, поощряет зрителя загрузить похожие видеоматериалы, подтверждающие эту теорию заговора, что увеличивает количество людей, которые «запали» на эту историю о заговоре. Это продолжается с эффектом «снежного кома» до тех пор, пока эта теория заговора не покажется людям чем-то, заслуживающим доверия. По словам Нюдерт, это создает «обстановку, доводящую аудиторию до неистовства».

Как вирус Западного Нила в качестве бесплатного доставщика выбрал комара, точно так же иностранные агенты теплым летним вечером могут использовать информационный поток в качестве переносчика инфекции в любую страну.

Укрепляя авторитарное правление Страх – это эмоциональный инструмент, который выбирают диктаторы, чтобы держать население страны под контролем путем обнародования сообщений стратегического характера. Правление Чавеса дает полезный материал для знакомства с использованием страха, которое нашло отражение в такой характеристике Венесуэлы как избегание неизвестного.

Хаос и раскол: После того как Чавес получил поддержку общей массы населения, он начал поощрять в стране обстановку хаоса и раскола. Он запретил инакомыслие, называя тех, кто сомневался в правильности его варианта революции, «предателями, преступниками, олигархами, мафией и лакеями Соединенных Штатов. Хотя он первоначально обещал разогнать политические партии, чтобы вернуть власть народу, Чавес … сконцентрировал почти всю власть в собственных руках», – пишет Добсон.

Страх: Мария Корина Мачадо, соучредитель группы наблюдения за выборами в Венесуэле, отмечает, что венесуэльцы не верят в то, что их голосование было тайным. Примерно 5,6 млн. получают правительственную зарплату и считают, что их бюллетени могли просматриваться правительственными чиновниками. Поэтому они создали картину общественного восхищения Чавесом, чтобы не потерять свои средства существования. Как отмечает Мачадо в книге Добсона, «Страх не оставляет отпечатков… Он был основным инструментом Чавеса с первого дня, и пользовался он им очень умело».

Неизвестность: В 2009 г. Чавес закрыл 34 радиостанции за предполагаемые административные нарушения и объявил, что в отношении сотен других проводится расследование. Правительство не опубликовало список станций, в отношении которых ведется расследование, что привело к тому, что весь сектор радиовещания пребывал в напряженности. При такой ситуации, отмечает Добсон, средства массовой информации могут существовать, однако сами радиостанции вводили собственную цензуру контента из опасения наказания со стороны правительства.

Политическая апатия: По мнению Добсона, «массовая политическая апатия – это смазка для механизма авторитарной системы. И безупречно функционирующим авторитарным режимам пришлось затратить немало сил для того, чтобы превратить отсутствие у населения интереса к политической жизни в общественную добродетель».

И, как в случае с коварными комарами-анофелесами, риск заразиться «информационной малярией» где-то на заднем плане присутствует постоянно.

Защищая общество

Как может государство обезопасить свое население от последствий «фейковых новостей» или кампаний негативной информации?

Открытая дискуссия: Свободное и открытое обсуждение в обществе является ключом к разоблачению «фейковых новостей» и других сообщений, которые потоками вливаются в интернет и в общественное сознание. Люди должны противостоять политической апатии, обсуждая текущие события с широким кругом других людей с различными точками зрения.

Свобода прессы: Новостные и информационные потоки должны быть объективными и представлять различные точки зрения. Независимые СМИ чрезвычайно важны для выявления нарушений, заговоров и коррупции. Свободное телевидение и общественные СМИ помогают распространять широкий спектр политических и общественных взглядов.

Критическое мышление: Как считает Стэнли, «антидотом является сохранение критического мышления, подвергание сомнению эмоциональных посланий и проверка на соответствие действительности любой информации, имеющей привкус «фейковых новостей». Разберите послание на составные части и обнаружьте откорректированную правду, а также введенную переменную, которая делает это сообщение лживым. Подумайте о том, какие факты были опущены, пройдитесь по цепочке сообщения в обратном порядке. Начните беседу с начала, чтобы повести ее в правильном русле».

Юмор: В Венесуэле во времена Чавеса в ходе кампаний общественных коммуникаций оппозиция показывала карикатурную Мисс Венесуэлу, которая отказывалась отдать свою корону, но была старой и страшной, что являлось предложением Чавесу уйти со своего поста. Как отмечает Добсон, юмор подрывает авторитет оппонента и является лучшим лечением от страха.

Открытые обсуждения, свобода прессы, критическое мышление и юмор имеют корни в культурных парадигмах дистанции власти, индивидуализма и избегания неизвестного. Изучение того, как эти культурные элементы влияют на открытое общество, может выявить ключевые антидоты, которые будут защищать страны от бича «фейковых изображений» и «фейковых новостей».

Выводы

Информационные войны широко распространены по всему миру. Те, кто культивирует эти войны и выпускает потоки пропаганды против других стран, изучили уязвимые места в культурных характеристиках объектов своего нападения. Они используют эмоциональный язык, нерациональную логику, тактику чрезмерного упрощения и прием «снежного кома» при подаче информации о заговоре с целью ослабить защиту своего противника. Для того, чтобы оградить себя от укусов и инфекций, руководители и граждане стран Центральной Европы должны поощрять открытые дискуссии, свободу прессы, критическое мышление и юмор.  ο