Борьба с коррупцией в Хорватии

Борьба с коррупцией в Хорватии

Специализированное учреждение противостоит организованной преступности

Саша Манойлович и Марта Шамота Гальер

По мере перехода в бывшей Югославии от коммунистической системы к независимым демократиям, основанным на рыночных отношениях, коррупция и организованная преступность превратились в серьезные проблемы в Республике Хорватия и других балканских государствах. В ответ правительство Хорватии создало Управление по борьбе с коррупцией и организованной преступностью (УКОП). Управление было создано в декабре 2001 г. в соответствии с законом об УКОП, принятым ранее в том же году. УКОП – это специализированное учреждение в составе канцелярии Государственного прокурора Хорватии. Его полномочия по борьбе с коррупцией и организованной преступностью распространяются на всю страну.

Глава УКОП назначается генеральным прокурором сроком на четыре года; ему в работе помогают 33 заместителя и ряд сотрудников. Организационная структура УКОП, как специального управления при государственной прокуратуре, отличается от других учреждений тем, что каждый его отдел занимается узкими специализированными вопросами. Имеются отделы исследований и документации, борьбы с коррупцией и связи с общественностью, международных отношений и совместных расследований, а также секретариат и службы обеспечения. Борьба с коррупцией в основном ведётся прокурорским отделом и отделом финансовых расследований. 

Прокурорский отдел представляет собой коллегию заместителей, каждому из которых распределяются конкретные уголовные дела. Отдел имеет право проводить дознания и уголовные расследования, выдвигать обвинения и представлять сторону обвинения в судебных процессах. В зависимости от сложности дел, которые они ведут, прокуроры работают индивидуально или группами. 

Игрок футбольного клуба «Копенгаген» получает «красную карточку» от хорватского судьи в ходе второго тайма квалификационного матча Лиги чемпионов в немецком городе Гамбург. В 2011 г. полиция арестовала вице-президента Футбольной ассоциации Хорватии и главу комиссии судей этой ассоциации по обвинению в получении взяток на сумму 100 тыс. евро. АССОШИЭЙТЕД ПРЕСС

Отдел финансовых расследований в составе УКОП был учрежден в 2014 г., и его задачей является сбор информации и доказательств, позволяющих обнаружить и конфисковать прибыль от преступных операций. Сотрудники этого отдела хорошо подготовлены к проведению финансовых расследований. Они могут быть связаны со сбором и анализом большого количества финансовых данных, включая банковскую и финансовую информацию, относящуюся к подозреваемым лицам и тем, кто с ними связан (члены семьи, родители жены или мужа, относящиеся к ним юридические субъекты и т.д.). Они расследуют происхождение имущества, такого как недвижимость, транспортные средства, акции и предметы роскоши, и сравнивают стоимость с уровнем законного заработка подозреваемых. Отдел также оказывает помощь в получении судебных постановлений относительно замораживания счетов обвиняемых и связанных с ними третьих лиц.

С момента своего основания, управление создало и укрепило свои возможности адаптироваться к меняющимся вызовам, связанным с законодательными и институциональными изменениями в Хорватии, что дало хорошие результаты. УКОП расследовало и выдвинуло обвинительные заключения в делах о коррупции на всех уровнях, от мелкой уличной коррупции и коррупции на среднем уровне в среде университетских профессоров, судей, экспертов в суде и докторов медицины до коррупции на самом высоком уровне в среде министров правительства, послов, высоких чинов в армии Хорватии и бывшего премьер-министра.

Уголовное преследование коррупционеров на высшем уровне сыграло значительную роль в установлении верховенства закона в Хорватии, послав четкий сигнал о том, что не существует «неприкасаемых», что ни один человек к Хорватии не стоит выше закона. Однако, борьба с коррупцией на уровне местных правительств также является приоритетом УКОП и привела к обвинительным приговором в отношении многих председателей горсоветов, мэров, руководителей префектур и других чиновников.

Помимо классических случаев организованной преступности, где имеет место незаконная перевозка наркотиков и людей, УКОП выносит обвинения и по организованным экономическим преступлениям, в частности, за уклонение от уплаты налогов, и процент обвинительных приговоров здесь чрезвычайно высок – 93%. Благодаря таким результатам, УКОП стало образцом эффективной борьбы с коррупцией, особенно для соседних стран со схожими правовыми системами, столкнувшихся с похожими проблемами.

СОТРУДНИЧЕСТВО

Ключом к успешной работе УКОП является сотрудничество с другими государственными учреждениями, в основном с теми, в чьи задачи входит выявление преступной деятельности. Закон об УКОП предписывает, что все государственные учреждения, сталкивающиеся в своей деятельности с уголовным преступлением, подпадающим под юрисдикцию УКОП, обязаны информировать об этом УКОП. В качестве основного органа уголовного преследования, УКОП подписало несколько меморандумов о взаимопонимании с другими государственными органами, такими как Налоговая администрация, Главное полицейское управление, в которых четко расписаны границы сотрудничества и контактные лица, которые могут в оперативном порядке получать всю необходимую информацию.

Кроме того, современные формы преступлений все чаще имеют в своем составе международную составляющую, что является дополнительной проблемой для правоохранительных органов. Поскольку все больше случаев в юрисдикции УКОП носят международный характер, в эффективном уголовном преследовании преступности все более важное значение приобретает развитие международного сотрудничества. Генеральная прокуратура страны заключила целый ряд соглашений с генеральными прокуратурами других стран, предусматривающих прямой обмен информацией на досудебной стадии и, в случае необходимости, предоставление обычной взаимной юридической помощи. 

Наглядным примером международного сотрудничества могут служить отношения между УКОП и организацией Eurojust. Оно началось в 2009 г., когда Хорватия направила в Eurojust заместителя генерального прокурора в качестве специалиста прокуратуры по связям. Когда 1 июля 2013 г. Хорватия стала полноправным членом ЕС, этот специалист по связям стал государственным представителем Хорватии. Eurojust оказывает существенную поддержку путем координации встреч для обмена информацией в ходе параллельных расследований, проводимых в Хорватии и других странах; путем согласования дальнейших действий и выработки единых требований о направлении официальных запросов о предоставлении взаимной юридической помощи (судебных поручений); путем ускорения реагирования на такие запросы.

УКОП выработало инициативный, совместный многодисциплинарный подход к проведению расследований. Многодисциплинарные группы состоят из нескольких прокуроров и представителей других органов – полиции и подразделений Министерства финансов, таких как сектор независимых финансовых расследований Налоговой администрации, отдел по борьбе с отмыванием денег и Таможенная администрация.

При расследовании особо сложных дел существенную помощь оказывает сектор независимых финансовых расследований. Экспертные знания и аналитические возможности этого подразделения, созданного в 2015 г., незаменимы при судебных разбирательствах по финансовым преступлениям, относящимся к мошенническим операциям с государственным бюджетом на суммы, составляющие многие миллионы евро. 

КОНФИСКАЦИЯ АКТИВОВ

Фундаментальный юридический принцип – и принцип функционирования УКОП – состоит в том, что вся прибыль, полученная в ходе незаконной деятельности, должна конфисковываться полностью. В большинстве коррупционных дел основным мотивом является денежная прибыль, которую криминальные группировки затем инвестируют в недвижимость или законную предпринимательскую деятельность с целью «отмыть грязные деньги» и заработать еще больше. По этой причине цель уголовного преследования заключается не только в применении санкционных мер, но также и в конфискации полученной незаконным путем прибыли, служащей одновременно и инструментом возмещения убытков, и мерой профилактики.

Игрок футбольного клуба «Реал Мадрид» заходит в здание суда в г. Озиек в Хорватии для дачи показаний в судебном разбирательстве по делу о коррупционных операциях его бывшего агента. 2017 г. АССОШИЭЙТЕД ПРЕСС

Уголовный кодекс Хорватии указывает, что «денежная выгода, полученная в результате преступления» – это прямая выгода или выгода благодаря росту стоимости или предотвращения снижения стоимости имущества в результате преступления. Это также означает любую выгоду в стоимости имущества, приобретенного на прибыль от преступных действий, а также иные обретенные преимущества или имущество, независимо от того, находится ли это имущество на территории Хорватии или за рубежом. Кроме того, «активами» считаются активы всех видов, независимо от того, являются они материальными или нет, движимыми или недвижимыми. После принятия конвенций, в центре внимания которых борьба с коррупцией и организованной преступностью (Конвенция ООН против коррупции и Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности) и директив ЕС (самой последней была Директива 2014/42/EU от апреля 2014 г.) и после адаптации к монетарным инновациям (введения биткоинов и других криптовалют) для того, чтобы охватить все возможные формы получения материальной выгоды, определения «денежная выгода» и «активы» в законодательстве Хорватии с годами претерпели изменения.

В Уголовном кодексе Хорватии также предусмотрено отличие между «обычной» и дополнительной конфискацией активов. Первый вид конфискации предполагает, что полученная денежная выгода конфискуется по решению суда после того, как будет установлен факт совершения преступления. Активы могут быть также конфискованы у того человека, кому они были переданы. Дополнительная конфискация активов имеет место тогда, когда прибыль получена в результате преступления, подпадающего под юрисдикцию УКОП, или в результате преступлений, связанных с жестоким обращением сексуального характера или сексуальной эксплуатацией детей, а также преступлений против компьютерных сетей, программ и информации. Главным условием применения этого закона является установление того факта, что преступник владеет или владел имуществом, которое по своей стоимости несопоставимо с его/ее законным доходом, в случае, если он/она не смогут доказать законность источников происхождения этого имущества.

Помимо установления факта совершения преступления и размера полученной денежной выгоды, финансовое расследование УКОП также стремится установить происхождение и законность приобретения всех активов, которыми владеет обвиняемый. Уголовный кодекс предусматривает конфискацию активов у членов семьи или у любого другого человека, связанного с обвиняемым, независимо от того, владеют ли они этими активами на законных основаниях или нет, а также независимо от того, проживают ли члены семьи на одной жилплощади с преступником, если эти активы были приобретены с использованием прибыли, полученной в результате преступной деятельности или коррупции.

Принцип дополнительной конфискации породил вопросы, причем не только в Хорватии, относительно ее совместимости с презумпцией невиновности, которая гарантируется в Статье 6 Европейской Конвенции о правах человека и основных свободах, а также в Конституции и Уголовном кодексе Хорватии. Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) сталкивался с этой дилеммой при рассмотрении ряда дел, однако, дело Филлипс против Великобритании можно считать поворотным в отношении взглядов суда на законность дополнительной конфискации и ее совместимости с правами обвиняемого.

При рассмотрении этого дела суд попросили установить, выдвигаются ли против подозреваемого новые обвинения (в отношении активов, полученных в результате недоказанной преступной деятельности), а если нет, то вступает ли в действие презумпция невиновности, несмотря на отсутствие новых обвинений. В своей статье в журнале «ERA Forum» в сентябре 2017 г. Мишель Симонато поясняет: «Основным аргументом, который сделал неприменимой Статью 6 (2) ЕСПС к этим фактам, было то, что целью ссылки на другое преступное поведение было «не осуждение или оправдание обвиняемого в отношении других преступлений, связанных с наркотиками», а «предоставление государственному суду возможности определить справедливую сумму конфисковываемых активов». Иными словами, суд рассматривал ссылку на другие преступления только как критерий для определения размеров конфискации при вынесении приговора (при судебном наказании за совершенные доказанные преступления), а не как новые обвинения в недоказанных преступлениях, предположительно совершенных обвиняемым». Это дает краткое определение основной цели дополнительной конфискации, по крайней мере, в системе уголовных наказаний Хорватии, которая заключается в восстановлении состояния, существовавшего до совершения преступных действий, не применяя к обвиняемому дополнительных наказаний. Что касается отмененного положения о необходимости наличия весомых доказательств, суд постановил, что это не нарушило понятия справедливого судебного разбирательства в соответствии со Статьей 6(1) ЕСПЧ. Симонато пишет: «В соответствии с ЕСПЧ, подсудимый воспользовался адекватными мерами защиты: в их числе были публичные слушания, на которых он имел возможность представить письменные документы и устные свидетельства в свою пользу, а также опровергнуть предположения о криминальном происхождении тех активов, которые стали предметом дополнительной конфискации».

Флаги Хорватии и ЕС, вывешенные на здании хорватского парламента на площади Святого Марка в Загребе. iStock

Можно сказать, что, в соответствии с Уголовным кодексом Хорватии, доказательство невиновности не является задачей исключительно обвиняемого. Чтобы доказать диспропорцию между доходами обвиняемого и стоимостью принадлежащих ему активов, прокурор обязан собрать всю информацию о доходах обвиняемого (например, документацию о его зарплате, полученном наследстве, полученных подарках, проданном имуществе и возможных выигрышах в лотерею), а также информацию о его тратах (например, коммунальные услуги, ежедневные бытовые траты, покупки недвижимости, автомобилей, счета за медицинские услуги). Кроме того, в ходе финансового расследования информация о доходах и расходах собирается также и на членов его семьи, чтобы максимально точно определить диспропорцию. Свидетель-эксперт по финансовым вопросам анализирует собранную информацию и определяет, были ли в состоянии обвиняемый и его семья приобрести все свои активы только на легальные доходы.

Независимо от того, какой вид конфискации будет применяться, при проведении финансовых расследований прокуроры должны допросить всех, кто имеет хоть какую-то информацию относительно того, каким образом обвиняемый получил эти активы. Уголовный процессуальный кодекс предписывает, чтобы процедура конфискации активов проходила с соблюдением прав тех людей, которым нажитые преступным путем активы были переданы. И хотя этих людей необходимо допросить в ходе расследования уголовного дела, у них есть право на адвоката, право представлять доказательства, задавать вопросы свидетелям и обвиняемому и присутствовать на суде.

Нельзя допустить, чтобы обвиняемый избавился от своих активов после того, как узнал о начавшемся против него судебном преследовании. Именно поэтому Уголовный процессуальный кодекс допускает замораживание активов, в отношении которых есть подозрение, что они нажиты преступным путем. Действующее законодательство допускает вынесение распоряжения о замораживании активов в любое время – до, во время и после судебного разбирательства. Существует семь видов распоряжений о замораживании активов, однако, прокурор может предложить любую формулировку распоряжения, которая обеспечит возможность конфискации активов по окончании судебного разбирательства. Распоряжения о замораживании активов могут обжаловаться в Верховном Суде Хорватии. Однако, никакое распоряжение о замораживании активов невозможно вынести, если сразу же после начала расследования преступной деятельности не начнется финансовое расследование. Уголовное законодательство Хорватии также допускает конфискацию активов без вынесения обвинительного приговора в том случае, если обвиняемый умрет до окончания судебного разбирательства. 

СЛУЧАИ КОНФИСКАЦИИ АКТИВОВ

«Croatian Motorways»

В октябре 2013 г. УКОП начало уголовное расследование по подозрению во взяточничестве и злоупотреблении должностным положением со стороны высокопоставленных чиновников в компаниях Croatian Motorways Co. и Croatian Roads Co. (в двух государственных компаниях, отвечающих за строительство и обслуживание автомагистралей в Хорватии), а также руководителей частных строительных компаний, строящих в стране автомагистрали и дороги.

У следственных органов возникли подозрения относительно того, что бывший министр морских перевозок, туризма, путей сообщения и развития, министерство которого отвечало за строительство и развитие инфраструктуры, включая сеть автомагистралей и дорог, организовал преступную группу с целью нелегального получения денег от двух государственных компаний через индивидуальных подрядчиков, т.е. частных строительных компаний. Группа состояла из высокопоставленных чиновников его министерства и руководителей компаний.

Очевидно, бывший министр добился, чтобы его близкие друзья были назначены на руководящие должности в этих двух компаниях (на должности глав контролирующих и исполнительных советов в обеих компаниях), на которых, благодаря своим официальным постам и взаимным связям, они могли влиять на ведение бизнеса.

Эти частные компании получали указания делать выплаты за фиктивные услуги компаниям – субподрядчикам, которыми руководили члены этой группы. Член группы, управляющий этими субподрядчиками, способствовал переводу денег на счет контролируемой им оффшорной компании в Австрии, снимал наличные со счетов своей оффшорной компании, забирал себе свой процент, а остальные наличные деньги отдавал другому члену группы из состава исполнительного совета компании Croatian Motorways Co. Тот, в свою очередь, распределял наличные между остальными членами группы, включая министра. Были и другие случаи злоупотребления должностным положением и взяточничества с использованием фиктивных компаний-субподрядчиков с целью выуживания денег у частных компаний для оплаты взяток.

В июне 2015 г. против бывшего министра и 11 других членов этой преступной группы было выдвинуто официальное обвинение – они обвинялись в преступном сговоре и нанесении финансового ущерба компаниям Croatian Motorways Co. и Croatian Roads Co. на общую сумму 10,5 млн. евро. В ноябре 2016 г. Совет Суда г. Загреб принял дело к производству.

После принятия дела к производству трое обвиняемых признали себя виновными в надежде на более мягкие приговоры, а также согласились на конфискацию их имущества, нажитого преступным путем, в качестве компенсации за причиненный ущерб. В ходе уголовного расследования УКОП получило распоряжения суда о замораживании активов подсудимых. Часть замороженных активов была конфискована в соответствии с согласием обвиняемых признать себя виновными. Кроме того, примерно 100 тыс. евро с замороженных банковских счетов было передано в казну государства. Гражданские соглашения с другим обвиняемым, чьи замороженные активы оказались недостаточными для того, чтобы полностью возместить нанесенный ущерб, и членами его семьи привели к передаче прав на владение несколькими объектами недвижимости и транспортного средства в пользу государства. Всего было конфисковано денежных средств и имущества на общую сумму 770 тыс. евро.

Дело «Офсайд»

Это было одно из громких дел в Хорватии, поскольку в нем были замешаны коррумпированные футболисты, футбольные тренеры и чиновники футбольного клуба. В результате деятельности преступной схемы устраивались «договорные» футбольные матчи в первой футбольной лиге Хорватии.

Расследование началось после того, как немецкие власти, проводя собственное уголовное расследование, получили информацию о том, что некоторые матчи с футболистами Хорватии были «договорными». Этой информацией они поделились с хорватскими властями. За этим последовали месяцы санкционированного судом сбора доказательств с использованием наблюдения, прослушивания телефонных разговоров и других средств удаленных технических операций, тайной слежки и записи передвижений людей и объектов хорватскими властями.

В июне 2010 г. УКОП начало уголовное расследование против 20 хорватов и двух граждан Словении по обвинению в заговоре с целью совершения преступных деяний, дачи и получения взяток, а также мошенничестве. Следствие выяснило, что три человека вовлекли в свою преступную схему большое количество игроков, тренеров и директоров спортивных клубов первой футбольной лиги Хорватии, которые устраивали «договорные» матчи с нужным счетом в обмен на обещанные деньги. Затем организаторы схемы ставили большие суммы денег на «договорные» матчи, которые они устроили, незаконно получив на этом доход на общую сумму в примерно 5 млн. хорватских кун (приблизительно 675 тыс. евро). Большинство ставок делалось через Интернет, крупные ставки были сделаны через букмекерские конторы, зарегистрированные в Восточной Азии.

В 2011 г. дело было подготовлено к судебному производству, однако, до этого шестеро обвиняемых признали себя виновными и заключили со следствием соглашение о сотрудничестве в надежде на более мягкие приговоры. Организаторы признали, что они нажили преступным путем как минимум 5 млн. кун. Все шестеро признали, что выплатили 82 520 евро в качестве взяток, и их обязали выплатить эти деньги в государственный бюджет. Для того, чтобы конфисковать нажитое преступным путем, еще даже до того, как преступники согласились на сотрудничество со следствием, государственные власти достигли внесудебного соглашения с тремя обвиняемыми о переводе в пользу государства права собственности на две квартиры общей стоимостью примерно 518 тыс. евро.

Оставшиеся 16 обвиняемых были признаны виновными, и вдобавок к тюремным срокам их обязали выплатить государству полученные взятки на общую сумму 165 500 евро. В декабре 2013 г. этот приговор был утвержден Верховным Судом Хорватии.

Это уголовное дело привело к целому ряду других расследований случаев устройства «договорных» футбольных матчей (в ходе расследования были собрана информация и доказательства устройства матчей в Италии, Венгрии и Сербии; информация была передана в соответствующие органы этих стран, что привело к расследованиям и обвинительным приговорам и в этих странах). Хорватское расследование также продемонстрировало, что эффективное уголовное расследование невозможно без конфискации имущества, нажитого преступным путем. Оставление этих незаконных доходов в руках преступника только способствовало бы совершению новых преступных актов и противоречило самой идее уголовного разбирательства.

ВЫВОДЫ

Причины коррупции не всегда очевидны. В своей статье «Борьба с коррупцией в переходных странах» исполнительный директор Центра международного частного предпринимательства Джон Сулливан утверждает: «Важно признать тот факт, что коррупция является не только моральной проблемой: это институциональная проблема, и то, что события происходят именно так, как происходят, предопределяют глубинные побудительные структуры. Именно на основании этого понимания нужно пытаться внести долгосрочные изменения. А начать необходимо с рассмотрения и анализа того, как именно происходит коррупционная сделка – при каких условиях она возможна и где создаются условия для её осуществления – во время заказа товаров, на таможне, при продаже земли или в ходе какой-либо другой экономической операции». Наряду с обнаружением преступников и преданием их суду, это является одним из основных факторов искоренения коррупции в молодых демократиях, таких как Хорватия. Однако, уголовные дела «Croatian Motorways» и «Офсайд» демонстрируют, что для предотвращения коррупции на всех уровнях чрезвычайно важна конфискация прибыли от преступной деятельности. Она также жизненно необходима для экономического возрождения страны, поскольку в большинстве случаев коррупция напрямую затрагивает государственный бюджет, а также уровень жизни граждан, и только тюремными сроками эти финансовые потери восстановить невозможно.

Таким образом, пока УКОП продолжает бороться с коррупцией в Хорватии, конфискация полученной преступным путем прибыли будет оставаться очень эффективным путем предотвращения преступных деяний в будущем и средством достижения социальной справедливости в широком смысле.