Мнение выпускников

Мнение выпускников

Oсенью 2015 г. Центр им. Маршалла обратился к нескольким выпускникам с просьбой кратко изложить свою точку зрения на то, как их страны справляются с миграционным вызовом. Ниже представлены ответы выпускников – Аны Бребен из Румынии, контр-адмирала (в отст.) Ивицы Толича из Хорватии, майора Бассема Шабана из Ливана и капитана-лейтенанта Илира Чобо из Албании. Их наблюдения показывают, что мигранты повлияли на каждую страну по-своему: беженцы и перемещенные лица составляют значительный процент населения Ливана, в то время как Румыния почти не подверглась воздействию кризиса. Каждый из четырех выпускников предлагает шаги по решению предстоящих задач. Складывается предварительный консенсус, включающий необходимость комплексного подхода, а также международного сотрудничества и координации. Что касается нахождения правильного баланса между безопасностью и правами человека, то все четверо признают сложность задачи, а некоторые из них обясняют, какой из двух принципов, по их мнению, должен пользоваться приоритетом. Вот мнеие выпускников Центра им. Маршалла:

perCon_V7N1_RUS_graph6

alumni_anaАна Бребен является румынским экспертом по вопросам безопасности, она специализируется на национальных и транснациональных проблемах и на сотрудничестве в сфере безопасности. Имеет степень бакалавра социологии Западного университет Тимишоары, а также степень магистра в области исследований по вопросам безопасности. Является выпускницей Программы углубленных исследований в области безопасности Центра им. Маршалла.


На момент написания данной статьи, в ноябре 2015 г., Румыния не выступает в качестве страны назначения для мигрантов. Она даже не является транзитной страной. Румыния фактически оказалась в особом положении: все основные транзитные маршруты обходят ее стороной. Но это не означает, что румыны не знают об острой миграционной проблеме, стоящей перед большинством наших соседей. Люди видят разворачивающиеся человеческие трагедии и принимают их близко к сердцу, но все равно не чувствуют, что это непосредственно затрагивает их самих. Тем не менее, большинство задает тот же самый вопрос, что и все остальные европейцы: насколько хуже может стать текущая ситуация? Миграция всегда была непрерывным и динамичным явлением, и иногда она приводит к кризисам. Не нужно быть специалистом, чтобы понимать, что нынешняя ситуация может быть лишь началом еще более масштабного притока людей из окружающих Европу нестабильных регионов.

Не являясь ни страной назначения, ни транзитной страной, Румыния некоторое время была страной происхождения мигрантов. Переход к рыночной экономике для Румынии был тяжелым, и вызванные этим трудности заставили значительное число граждан эмигрировать в более развитые страны. Согласно докладу Института миграционной политики, который опирается на данные ООН, Румыния занимает 15-е место в мире среди стран происхождения мигрантов (среди стран назначения мигрантов она занимает 108-е место). Несмотря на это, представляется, что сегодня румынам следует обратить внимание на возможность смены парадигмы. Массы перемещенных лиц накапливаются рядом с границами Румынии, соседние страны начинают принимать решительные меры по ограничению этого потока людей, в результате растет опасность незаконного перехода румынской границы. Властям следует подготовиться, так как традиционного упора на пограничный контроль может оказаться недостаточно. Румыния технологически готова к обеспечению безопасности своих границ, так как это является обязательным требованием для присоединения к Шенгенской зоне.

Правительство Румынии уже предприняло некоторые шаги в этом направлении. Оно оказывает поддержку странам, находящимся на «тропе мигрантов»: оказывает гуманитарную помощь Сербии, посылает финансовую помощь странам-соседям Сирии и посылает специалистов из правоохранительных органов для работы в сводных следственных группах. Правительство также работает над совершенствованием нормативно-правовой базы. Мигранты, которым удается получить соответствующий правовой статус, фактически обладают теми же социальными и экономическими правами, что и граждане Румынии; хотя они и существенно ограничены в политических и некоторых гражданских сферах. Но многие из них испытывают серьезные лингвистические трудности. Румынский – достаточно редкий язык, а некоторые мигранты не владеют даже английским. Далее, мигранты испытывают финансовые затруднения; государственная финансовая поддержка очень мала, а рост числа мигрантов еще более повысит бремя, испытываемое системой социального обеспечения. Наконец, мигранты сталкиваются с бюрократическими препонами и сложностями в получении информации о своих правах. За исключением уже знакомых с Румынией мигрантов, большинство из них, как представляется, мечтает о переезде в более процветающую страну.

Те же мигранты, которые остаются в Румынии, обычно говорят, что нашли здесь благоприятные условия, и жалуются на те же самые вещи, что и коренные жители. Опросы общественного мнения показывают, что по состоянию на ноябрь 2015 г. румыны не опасались миграции. Тем не менее, следует учитывать тот факт, что мигранты составляют менее одного процента населения.

Следующим шагом для Румынии должны стать инвестиции в образование. Образование – это как раз то, с чего нужно начать для обеспечения единства. В действительности, одной из основных трудностей для находящегося в Румынии небольшого числа мигрантов – если только им не повезло жить в крупном университетском городе – является изучение румынского языка. А при отсутствии культурного единства всегда существует риск напряженности между живущими на общем пространстве людьми.

В долгосрочной перспективе интеграция мигрантов может оказаться необходимой всем европейским странам, включая мою страну. Она ведет лишь к росту многообразия и толерантности. Но для того, чтобы интеграция мигрантов шла гладко, каждая страна должна разработать справедливую и эффективную политику и процедуру интеграции, предоставлять мигрантам экономические возможности и твердо предостерегать от любой формы экстремизма. Как показали недавние события, одного лишь пограничного контроля недостаточно.


perCon_V7N1_RUS_graph7

alumni_tolicКонтр-адм. (в отст.) Ивица Толич является заместителем председателя Союза ветеранов гвардейских подразделений Хорватии и председателем подкомитета по вопросам обороны Хорватского демократического содружества. Он ушел в оставку из Военно-морских сил Хорватии, где служил в должности начальника штаба и заместителя главнокомандующего Военно-морских сил Хорватии, а также в должности командующего Южным военно-морским округом и флотом Военно-морских сил Хорватии. Имеет степень магистра экономики Факультета экономики Университета Сплита, является выпускником Семинара для высшего руководящего состава Центра им. Маршалла.


Общечеловеческая солидарность и гуманитарная поддержка являются природными чертами народа Хорватии, что подтверждается приемом, который мы неоднократно оказывали беженцам и мигрантам. Например, в 1990-е годы Хорватия приняла более полумиллиона беженцев из Боснии и Герцеговины, большинство из которых были боснийскими мусульманами. Все они были временно размещены в гостиницах на адриатическом побережье. Их регистрировали на границе, а незаконный въезд на территорию Хорватии был запрещен. В то же самое время Хорватия заботилась о 280 тыс. своих собственных внутренне перемещенных граждан, а также о 30 тыс. беженцах-хорватах из Сербии. Этот кризис беженцев происходил в военное время, и жизни этих беженцев и внутренне перемещенные лиц находились в огромной опасности.

На сегодяшний день конфликты в Северной Африке и на Ближнем Востоке привели к катастрофическим разрушениям и ущербу. Не видя конца этим конфликтам, мигранты и беженцы начали двигаться в сторону Европы. Они организованы и полны решимости достичь наиболее богатых стран Европейского союза. Ранее в этом году, когда основной маршрут мигрантов вел из Сербии в Венгрию, представители некоторых хорватских организаций заявили, что Хорватия готова в случае необходимости принять мигрантов. Это утверждение о готовности оказалось неверным. В середине сентября, после закрытия границы между Венгрией и Сербией, в Хорватию стало прибывать более 4 тыс. мигрантов в день. Товарник, небольшая хорватская деревня рядом с сербской границей, была затоплена мигрантами. В ней не было ни пункта организованного приема беженцев, ни временного лагеря нужной вместимости. Мигранты жили на железнодорожной станции и на улицах. Импровизированные решения были найдены, но факт в том, что масштаб кризиса был недооценен и требовал более комплексной подготовки. На момент написания статьи (середина октября 2015 г.) через Хорватию прошло более 160 тыс. мигрантов.

Тот факт, что в настоящее время Хорватия не является страной назначения мигрантов, играет нам на руку. Однако нужно быть готовыми к тому, что ситуация может измениться.

По-прежнему сохраняется возможность и даже некоторая вероятность того, что Германия прекратит принимать мигрантов, а Венгрия, Австрия и Словения закроют свои границы. Что в таком случае ждет Хорватию? Нужно также рассмотреть вопрос, что делать Хорватии, если Германия и другие страны ЕС вышлют к нам тех мигрантов, которые прошли здесь процедуру регистрации. О возможности таких действий было заявлено. Наконец, необходимо задаться вопросом, должна ли Хорватия соглашаться принять квоту беженцев, установленную ЕС – учитывая неустойчивую экономическую ситуацию в стране, высокий уровень безработицы и социальные проблемы общего плана, которые могут негативно повлиять на процесс «интеграции и занятости».

Проблема миграции – это не только проблема Хорватии; она продемонстрировала, что ЕС как единая общность эффективен лишь в теории. Столкнувшись с данной проблемой, Евросоюз оказался неспособен выработать общее решение. На момент написания данной статьи не существует конкретных мер преодоления кризиса, и каждое государство ЕС использует свой собственный подход. Внешняя граница ЕС прекратила свое существование; отсутствуют общая политика обороны и безопасности, общая внешняя политика, а также общая политика по отношению к мигрантам и лицам, претендующим на получение убежища. Совместные военно-морские силы ЕС в Средиземном море занимаются исключительно поисково-спасательными операциями, а не защитой внешних границ Европы и соблюдением морского права.

Такая практика мотивирует мигрантов и не препятствует их неконтролируемому притоку в Европу. Использование подобных подходов и методов, полная проницаемость внешних границ ЕС, беспрепятственный проезд через территорию стран ЕС, а также «политика гостеприимства» некоторых европейских государств поощряют попытки мигрантов перебраться в ЕС. Абсурдной является ситуация, в которой полиция некоторых стран ЕС сопровождает мигрантов и направляет их к местам нелегального пересечения границы.

ЕС расходится во мнениях о проблеме мигрантов; в результате страдают отношения между его членами. Каждая страна видит эту проблему со своей точки зрения и реагирует на нее, исходя из своих национальных интересов и своей политики. Некоторые страны рассматривают текущий кризис прежде всего как проблему безопасности, другие же считают его в основном гуманитарной проблемой. Ответ, безусловно, находится где-то посередине. Мы не должны пренебрегать связанным с безопасностью аспектом миграционной проблемы, но нужно сохранять и ориентацию на гуманитарные ценности. Невозможно игнорировать законы и положения, касающиеся миграционной политики и статуса беженцев. Движение мигрантов к месту их конечного назначения должно быть контролируемым и происходить в соответствии с международными и национальными законами. Действия некоторых стран, допускающих нарушения своих границ, безрассудны и потенциально опасны.

Фундаментальные проблемы, лежащие в основе миграционного кризиса, следует решать за пределами внешних границ ЕС, в местах их возникновения или как можно ближе к таким местам. Необходима общая долгосрочная стратегия стабилизации кризисных зон Ближнего Востока и Северной Африки. Такая стабилизационная стратегия должна быть комплексной и включать в себя инструменты политики, дипломатии, экономики и мер безопасности. ЕС необходимо воздержаться от навязывания решений и признать, что невозможно применять один и тот же подход для различных ситуаций и сценариев. Необходимо также оказывать помощь странам, граничащим с зонами конфликта.

В краткосрочной перспективе приток беженцев в Европу через Средиземное море и Балканы продолжится. В ответ на эту ситуацию ЕС необходимо принять общую стратегию противодействия миграционному кризису. Необходимы более решительные меры для защиты внешних границ ЕС. Совместные военно-морские и полицейские силы должны сделать своей главной целью не поисково-спасательные операции, а защиту внешних границ ЕС. Все государства ЕС обязаны соблюдать Дублинский протокол. Они обязаны пресекать нелегальное пересечение границ и разрешать переход границы мигрантами только в официальных пограничных пунктах контроля, с соблюдением установленных процедур и в приемлемом количестве. Эти обязательства должны также быть возложены на страны-кандидаты на вступление в ЕС и страны, выражающие желание стать членами ЕС. ЕС следует расставить приоритеты и решить задачи по улучшению системы принятия решений внутри Евросоюза, повышению эффективности его управления и совершенствованию общей политики обороны и безопасности. Миграционный кризис расколол европейское общество; необходимо задуматься о том, как преодолеть нанесенный ущерб.

На уровне отдельных стран необходимо задействовать процедуры депортации всех мигрантов, не имеющих оснований для получения политического убежища или статуса беженцев. Мигрантам, получившим статус беженцев, должно быть либо предоставлено место для проживания в лагерях беженцев (в качестве временной меры, до тех пор, пока не возникнут условия, позволяющие им вернуться домой), либо их необходимо переправить в страны, готовые предоставить им постоянное место жительства. Каждое государство ЕС должно создать силы особого назначения, направленные на преодоление миграционного кризиса и способные к проведению круглосуточных операций. Такие силы особого назначения должны включать в себя представителей министерств внутренних дел, обороны, юстиции, финансов, здравоохранения, транспорта и коммуникаций, а также некоторые неправительственные организации, например Международный Комитет Красного Креста.

События, произошедшие за последние несколько месяцев в Хорватии, показали необходимость совершенствования имеющихся у нас инструментов оценки ситуации, в том числе функциональные возможности ряда ведомств. Необходимо также улучшить согласованность действий внутри страны, со странами-соседями и на уровне ЕС. Для этого требуется реорганизация правительственной системы с целью совершенствования процесса принятия решений (ускоренный процесс принятия решений), сотрудничества между различными ведомствами и обмена информацией в режиме реального времени.

Гуманизм и солидарность – положительные принципы, лежащие в основе европейской цивилизации. Однако они не должны использоваться для расшатывания существующего порядка, игнорирования законных обязательств и приостановки действующих норм и правил. Такой подход стал бы прелюдией к анархии, которая в самой своей сущности является отрицанием гуманизма и солидарности. Государственные институты прежде всего обязаны защищать национальные интересы, в то же время уважая другие страны и демонстрируя гуманистическую солидарность. Невозможно поменять местами этот порядок приоритетов: это означало бы лишить смысла само существование государства.


perCon_V7N1_RUS_graph8

alumni_shaaban-2Майор Бассем Шабан – офицер управления боевой подготовкой Ливанских вооруженных сил (с мая 2013 г.). Занимается координацией программ обучения иностранным языкам и развитием сотрудничества с ливанскими университетами. Имеет две степени бакалавра, степень магистра по специальности «Новейшая история», работает над докторской диссертацией по специальности «Новейшая история». Закончил курс Центра им. Маршалла «Развитие и укрепление сектора безопасности».


Республика Ливан – одно из самых маленьких государств Ближнего Востока и всего арабского мира. Его население также одно из самых малочисленных и составляет около 6 млн. человек. Несмотря на скромные размеры, в Ливане проживает 19 этнических групп: это самый большой показатель среди арабских стран.

После получения независимости в 1943 г. Ливан принимал беженцев различных национальностей – главным образом армян, курдов и палестинцев. К началу 21-го века беженцы также стали прибывать из Ирака и особенно из Сирии.

Нестабильность на Ближнем Востоке обостряет ситуацию в Ливане. Эта нестабильность усиливается и затрагивает все больше стран в регионе.

В феврале 2011 г. в Сирии вспыхнул вооруженный конфликт, вызвавший массовое бегство сирийцев из зон боевых действий в соседние страны. Официальной позицией Ливана является политика невмешательства, и страна принимает меры, позволяющие только гражданским лицам пересекать ее границы. Если вооруженное лицо намеревается пересечь границу Ливана, оно обязано разоружиться и прекратить любую военную деятельность.

Ливанские власти развернули работу с сирийскими беженцами на гуманитарной основе, обеспечивая их предметами первой необходимости: продуктами питания, а также медицинскими, образовательными и коммунальными услугами. И, самое главное, Ливан предоставил им безопасное место проживания. Но конфликт в Сирии затянулся далеко за пределы ожиданий, вынуждая сотни тысяч перемещенных лиц расселяться по территории Ливана, приспосабливаясь к новой ситуации и обустраиваясь в местах своего нынешнего проживания.

Количество сирийских беженцев в Ливане растет из года в год; этот рост ясно виден на приведенном ниже графике:

Указанные выше цифры были собраны Управлением Верховного комиссара ООН по делам беженцев, но они не включают тех, кто пересек границу нелегально и не зарегистрировался в качестве беженца. К концу сентября 2015 г. это расширенное число беженцев и перемещенных лиц составило значительный процент населения Ливана. Пребывание в стране такого большого числа иностранцев обычно создает проблемы и даже угрозы для принимающей стороны. Именно это происходит в Ливане.

Ливанские власти не справляются с таким огромным числом приезжих. Международное сообщество оказывает Ливану поддержку, но несмотря на все пожертвования и помощь, разрыв между размером предоставляемой помощи и необходимыми ресурсами по-прежнему велик.

Главной проблемой остается вопрос сохранения стабильности при одновременном соблюдении прав человека. В самом начале конфликта в Ливане имели место несколько инцидентов, связанных с угрозой безопасности; также страна столкнулась с резким ростом преступности, включая взрывы, совершенные смертниками, убийства и ограбления. Однако в целом безопасность страны оставалась под контролем. Ситуация изменилась 2 августа 2014 г., когда террористы из группировок Фронт Аль-Нусра и ИГИл напали на приграничный город Арсал, расположенный в 120 километров от Бейрута. Террористы вторглись в город и убили мирных жителей. Они также похитили служащих Вооруженных сил Ливана (LAF) и Сил внутренней безопасности (ISF).

Многие из нападавших пересекли границу Ливана с Сирией, но большинство из них пришли из регионов проживания сирийских беженцев внутри самого Ливана. Ливанские военнослужащие быстро развернули контроперацию и вынудили террористов уйти из города на приграничную территорию. Однако цена оказалась высока: 19 погибших и 28 похищенных.

Несмотря на такое большое число жертв, не было ни одного проявления мести. LAF и ISF продолжили выполнение своих обязанностей в нормальном режиме с единственной целью: восстановить и поддерживать стабильность ради защиты всех жителей, в том числе сирийских беженцев. Для реализации этой задачи ливанские ВС усилили меры по недопущению контактов террористов с перемещенными гражданскими лицами. С этой целью:

perCon_V7N1_RUS_graph9Были ликвидированы все места нелегального пересечения границы Ливана с Сирией.

Вооруженные силы проводят постоянные розыскные операции в местах поселения беженцев в поисках находящихся в розыске лиц и оружия.

Ведется отслеживание подозрительных намерений.

С другой стороны, вооруженные силы Ливана учитывают базовые жизненные потребности сирийских беженцев и стремятся обеспечить им поддержку в рамках Военно-гражданского сотрудничества (CIMIC). Управление CIMIC, действуя под началом Штаба сухопутных войск по разработке операций Вооруженных сил Ливана, предприняло значительные усилия для создания конструктивных отношений с беженцами, в особенности с теми, кто проживает в поселениях в районе Арсала.

CIMIC снабжает перемещенных лиц продовольственными припасами, зимней одеждой для детей, книгами и канцелярскими принадлежностями для учащихся. CIMIC также поставляет Министерству социального обеспечения медицинское оборудование для перемещенных лиц и помогает оказывать помощь в трудных погодных условиях (например, во время снежной бури «Алекса» в 2013 г.). Такое позитивное сотрудничество помогает поддерживать порядок в зонах пребывания беженцев без необходимости применения силы.

Для того, чтобы контролировать число перемещенных сирийцев и отличать настоящих беженцев от притворных, ливанское правительство постановило, что с июня 2014 г. любой сириец, вернувшийся в Сирию, лишается права вновь въехать в Ливан в качестве перемещенного лица. Такие лица получают лишь право на временный въезд в страну и должны четко указать цель своего посещения, приложив все необходимые документы.

Несмотря на свой скромный размер, малую численность населения и ограниченные ресурсы, Ливан и далее будет защищать свободу и права человека, не переставая заботиться о внутренней стабильности. Как гласит знаменитое изречение Папы Иоанна Павла II: «Ливан – больше, чем страна; это послание».


perCon_V7N1_RUS_graph10

alumni_coboКапитан-лейтенант Илир Чобо – командир патрульного корабля береговой охраны Военно-морских сил Албании. На протяжении 12 лет принимал непосредственное участие в морских операциях, связанных в том числе с береговой охраной и соблюдением правопорядка. Имеет степень магистра по специальности «Углубленное изучение морского дела», полученную в Университете им. Исмаила Кемали г. Влера (Албания). Выпускник Центра им. Маршалла по «Программе по борьбе с торговлей наркотиками и незаконной торговлей». Миграция – это не новое явление, и оно не исчезнет до тех пор, пока между странами и обществами сохраняется неравенство в уровне благосостояния и безопасности.

alumni_alizotiСуард Ализоти – профессор факультета морского дела Университета им. Исмаила Кемали г. Влера (Албания). В числе его предыдущих мест работы – служба командиром артиллерийской и минно-торпедной боевой части и офицером оперативного планирования Межведомственного морского Центра оперативного управления Албании. Выпускник Военно-морской академии г. Ливорно, имеет степень магистра по специальности «Военно-морское дело», присвоенную Пизанским университетом (Италия).


Проблема миграции – в особенности миграции из Сирии – остро стоит перед западно-балканскими странами. Македония, Сербия и Албания испытывают огромный приток мигрантов с Ближнего Востока; территория на пересечении этих стран остается главной транзитной зоной для мигрантов, следующих в Европу по восточному маршруту. Общественная дискуссия по этому вопросу носит крайне острый характер, представлен весь спектр мнений – от выражений солидарности с мигрантами до гневных тирад, мотивированных инстинктом самосохранения.

Хотя западно-балканский регион пока не входит в Европу юридически, он является ее неотъемлемой исторической, географической, социальной и культурной частью. Трудности и задачи, которые массовая миграция создает для западных Балкан и для стран ЕС, идентичны в своей основе. Однако для этой части Европы проблемы носят более сложный характер. Здесь часто нарушалась региональная стабильность и вспыхивали конфликты территориального, националистического и расистского характера. Эти конфликты, в сочетании с этническими, социальными, политическими и экономическими проблемами, неоднократно создавали потоки миграции в Европу, превращая западно-балканские страны в постоянный источник миграции. Имели место и значительные потоки миграции между странами региона. Например, во время конфликта в Косово в 1999 г. с последствиями столкнулись Албания и Македония; около 800 тыс. этнических албанцев бежали из Косово в Албанию, в то время как еще многие тысячи переместились в Македонию.

В отношении миграции западно-балканские государства одновременно играют несколько ролей: они являются транзитными странами, а также принимающими странами и странами-источниками миграции. Все это дало им опыт в преодолении гуманитарных кризисов и проблем, возникающих в результате массовой миграции. Несмотря на системные слабости этих стран, выработанные в данном регионе принципы и инструменты оказались достаточно эффективны для противодействия угрозам безопасности, а также для защиты прав человека.

В настоящее время количество сирийских беженцев на западных Балканах поддается контролю, и региональная безопасность пока что не находится под угрозой. Растущая тенденция ставить на пути этого потока стены и колючую проволоку не является ни эффективной, ни гуманной. Невозможно остановить колючей проволокой или стенами ту силу отчаяния, которая ведет этих мигрантов. Препятствовать движению людей, не предоставляя им реального выхода – значит убить надежду, веру и свободу, не гарантируя при этом безопасности. Такое ухудшение и без того хаотичной ситуации создает в затронутых этой проблемой странах риск ксенофобии, организованной преступности и терроризма. Единственные, кому выгодна блокада мигрантов – это лица, занимающиеся незаконным провозом, которые используют любую возможность для извлечения прибыли. В то же время сами мигранты лишь испытывают дополнительные трудности.

Миграция – это не новое явление, и оно не исчезнет до тех пор, пока между странами и обществами сохраняется неравенство в уровне благосостояния и безопасности. Управление феноменом миграции – вот одна из самых сложных задач, стоящих перед нами. Чтобы лучше справиться с этой ситуацией, которая со временем может охватить всю Европу (как географически, так и политически), нужно преодолевать и регулировать причины и последствия миграции. Необходимо надежное решение, затрагивающее как Европу, так и страны происхождения мигрантов.

Европейские государства располагают достаточным для эффективного разрешения кризиса количеством энергии, инструментов, ресурсов и соответствующего опыта. Однако внедрение эффективного и стратегического подхода – это прежде всего политический вопрос. Политика должна ориентироваться на солидарность, а также на принципы и фундаментальные ценности ЕС. Европа должна принять на себя ответственность и стать решающим фактором в преодолении проблем исламского мира. Необходимо воссоздать мосты доверия и сотрудничества между цивилизациями и восстановить мир на Ближнем Востоке. Европа должна прикладывать больше усилий для того, чтобы мусульмане – откуда бы они ни были родом – могли создать себе будущее у себя на родине. На своей же территории Европе следует интегрировать мигрантов, обладающих подлинным потенциалом развития. В то же время Европа должна усилить приграничный контроль. Прежде всего, Европе следует принять участие в окончательном искоренении угрозы терроризма.

Необходима координация между всеми затронутыми данной проблемой западно-балканскими странами, а также с международными партнерами. Балканские страны – естественная часть европейского континента. Необходимо сотрудничество с целью создания единства политической воли и согласования инструментов государственной безопасности. Албания Сербия, Косово, Черногория и Македония обязаны углубить взаимное партнерство, чтобы обеспечить совместное движение по европейскому курсу. Эти страны должны превратиться из потребителей безопасности в производителей безопасности. Разве не это является ключевым условием для интеграции региона в ЕС?

Проблема баланса между безопасностью и правами человека чрезвычайно сложна, но многие успешные лидеры говорили: «Мы были в ситуации, когда приходилось выбирать один из двух путей. Мы выбрали более сложный путь, и он оказался правильным!» Именно это должно произойти сегодня. Необходимо гуманное обращение с мигрантами – именно оно должно стать приоритетом для всего цивилизованного мира.