Современная пропаганда

Современная пропаганда

Самый совершенный и незаменимый инструмент в войне пятого поколения

Джозеф Ванн, Центр им. Маршалла

Искусство пропаганды переживает грандиозную революцию, но об этом знают лишь немногие. Мы являемся свидетелями эволюции изощренности пропаганды, которая практически непостижима. Ещё более усугубляет ситуацию то, что нет единой точки обзора, с которой можно было бы наблюдать и оценивать ее последствия. Можно утверждать, что пропаганда первых двух десятилетий XXI века эволюционировала как искусство далеко за пределы того, что мы видели раньше. Проще говоря, сегодня пропаганда представляет собой самое грозное оружие в арсенале искусства управления государством.

Хотя пропаганда существовала всегда, сегодняшние пропагандистские кампании представляют наиболее изощренную и недооцененную угрозу национальной безопасности стран. Описать в деталях эту угрозу для гражданского общества сложно, поскольку очень трудно дать определение этой угрозы, и еще труднее дать стратегическую перспективу, которая бы нашла отклик у общественности. Чтобы в упрощенном виде обрисовать природу современной пропаганды, требуется подготовить почву с тем, чтобы продемонстрировать, почему современную пропаганду необходимо рассматривать как чрезвычайно серьезную угрозу для национальной безопасности. Однако, есть вероятность того, что мы не сможем понять важность и возросшую роль, которую методы современной пропаганды будут играть в определении правил соревнования между великими державами и формировании условий для будущих конфликтов.

Широко используя теоретические знания, стратеги веками анализировали и развивали военные концепции. Много энергии было уделено окончательному кинетическому концу спектра войны. Веками на нас обрушивался водопад цитат известных военачальников и ученых, дававших определения искусству войны – от убийства противника в ближнем бою до сюрреалистичных и по-медицински дозированных угроз с использованием точного заряда, выпущенного с беспилотного летательного аппарата, находящегося за тысячи километров от управляющего им с земли пилота. Что отсутствует и что так необходимо в сегодняшнем сложном мире глобализации и озлобленных государственных субъектов – это особая сосредоточенность на экстремальных доконфликтных этапах искусства управления государством «слева от центра» («слева от центра» – это любые действия во всем спектре конфликта, предпринимаемые до фактического начала конфликта). Это наиболее благодатная почва для процветания пропаганды.

Основой для понимания происходящего в современной пропаганде может стать сравнение ее с концепциями Революции в военном деле (РВД), которые дали нам представление о совершенствовании военных технологий и практических действий. Пропаганда также проходит через свою революцию. Чтобы понять нынешний революционный этап современной пропаганды, будет полезно провести параллель с одним из наиболее важных сдвигов в РВД в современной истории, известным как «сетецентричная» война. Хотя на первоначальном этапе появления в конце 1990-х гг. она была слегка приторможена упором на тактические аспекты и требованиями глобальной войны с терроризмом после 11 сентября 2001 г., «сетецентричная» война продолжает развиваться, хотя и с аморфными характеристиками. То же самое справедливо и в отношении пропаганды.

«Сетецентричная» война сместила наше мышление в сторону от «платформоцентричного» восприятия и привела к необходимости рассматривать среду угроз как набор сетей, состоящих из субъектов, которые постоянно развиваются и приспосабливаются к меняющимся условиям. «Сетецентричный» подход к войне задумывался как более эффективное использование новых технологий путем сплетения сетей в единую «систему систем». Это была новая форма организации задач ради достижения взаимодействия и достижения лучшего результата кинетических решений. За вычетом этапа кинетических боевых действий, современная пропаганда представляет собой почти идеальный пример «сетецентричной» войны и основного инструмента в ведении войны пятого поколения.

Хотя концепции и определения, формирующие наше понимание войны пятого поколения, неточны и постоянно эволюционируют, эту войну следует рассматривать как продолжение РВД. В настоящее время зарождающаяся война пятого поколения сочетает в себе выборочное использование традиционного потенциала ведения войны, усиленного достижениями в «сетецентичной» войне, в частности, информационными технологиями. Весь мир во время войны пятого поколения будет в основном делать ставку на получение большего доступа к чувствительной ко времени информации и реализацию преимуществ информационного доминирования в целях создания более эффективного механизма принятия решений. В этой связи современная пропаганда играет гораздо большую роль в сфере «слева от центра» искусства управления государством.

Следуя почти параллельным курсом эволюции «сетецентричной» войны, современная пропаганда также стала в высшей степени «сетецентричной». Во времена холодной войны политические границы были четко очерчены, и обвинить в распространении пропаганды можно было ограниченное число хорошо известных печатных СМИ и вещательных каналов, используемых для этих целей. Сообщения из этих источников немедленно наталкивались на заслуженный скептицизм. Сегодня все совсем по-другому, поскольку нет очевидного для всех противника, против которого объединяется население противоположной стороны. Восприятие угроз различается в зависимости от страны, различается оно и внутри отдельного общества. Отсутствие четкого определения угрозы привело к тому, что наша коллективная оборона против пропаганды оказалась разбитой на отдельные фрагменты и ослабленной в глобальном масштабе.

Давайте рассмотрим «новые СМИ», почти идеальный аналог «системы систем» концепции «сетецентричной» войны. В этом контексте термин «новые СМИ» относится к возможности доставлять и распространять информацию с использованием различных видов технологий. Социальные сетевые платформы, такие как Фейсбук, YouTube, WhatsApp, Messenger, WeChat, Instagram, QQ, Tumblr, Qzone, TikTok и Твиттер представляют собой лишь маленький пример некоторых из наиболее популярных интерактивных платформ, составляющих новые СМИ. В отличие от старых СМИ, состоящих их неинтерактивных медийных средств, таких как журналы, газеты и телевидение, новые СМИ представляют собой современный феномен. Он соединяет между собой всех людей в мире таким способом, какой во времена холодной войны никто не мог себе и представить. Размеры и масштабы новых СМИ впечатляют. Они состоят из резервированных, жизнестойких, самовосстанавливающихся, высокопроизводительных сетей, созданных с целю доставлять контент – но не проверять его. Служа на благо человечества, новые СМИ предоставляют неограниченные возможности для доставки пропаганды и формирования общественного мнения. Бесчестная пропагандистская деятельность, осуществляемая признанным противником, использует в своих целях новые гражданские медийные платформы, которые относительно свободны от правительственного надзора. К тому же положение осложняет та легкость, с которой противники могут создать свою онлайновую идентификацию и надежно скрыть свою реальную принадлежность.

Высшие руководители и политики сразу же признаются, что они недостаточно технически грамотны, чтобы разобраться в новых медийных технологиях. Будучи активными пользователями социальных сетей, а также и новых СМИ, они имеют крайне слабое представление о том, в какой степени этими технологиями могут манипулировать бесчестные люди в своих интересах. В целом, высшие руководители недооценивают как угрозу, исходящую из новых медийных платформ, так и присущую им уязвимость, которую кто-то может использовать в своих неблаговидных целях.

Новые медийные платформы также уникальны и в том смысле, что они дают современным пропагандистским методологиям возможность наносить точечные удары, накрывать обширные площади, а также сочетать и то, и другое. В зависимости от поставленной цели, современные пропагандисты могут по-разному использовать различные социальные медийные платформы для усиления своего сообщения. Однако, так же, как и «сетецентричная» война, современная пропаганда не является «платформоцентричной». Если одна медийная платформа не выполняет в полной мере своих функций или выбывает из строя, чтобы заполнить образовавшуюся пустоту, приводятся в действие другие или используются уже действующие. В этой связи современная пропаганда в высшей степени «сетецентрична» в том смысле, что технологии и методологии эффективно используются и адаптируются к изменяющимся условиям. По сути, современная пропаганда использует конструкцию «система систем».

Вполне можно ожидать, что стратегия современной пропаганды будет реализовываться почти так же, как и план военной кампании. Воображаемый пример будет начинаться с определения конечной цели и проведения разведки и наблюдения с целью найти наиболее уязвимые места, которые можно использовать в своих целях. Такой подход можно считать аналогом фазы подготовки пространства для боевых действий во время войны. Приложения бесплатных социальных СМИ содержат функции, которые могут быть использованы для получения доступа к необходимой информации о выбранной мишени для пропаганды. Или может быть создана фиктивная компания для покупки целевой информации у крупных компаний, продающих информацию, собранную путем отслеживания деятельности пользователей в режиме онлайн. Эти компании составляют профили пользователей и определяют их привычки с большой степенью детализации, а затем продают эту информацию на рынке желающим купить ее. Профили пользователей могут выявить предпочтения определенных типов новостей и медийных платформ и дать достаточно информации, чтобы выбрать в качестве мишени, расколоть и подвести под свое влияние какой-то сегмент населения, основываясь на их проанализированной политической принадлежности.

Собранная воедино информация относительно того, куда именно пользователь наводит курсор и нажимает мышку компьютера, позволяет определить его уровень образования и предпочтения при поиске информации. Эта информация в высшей степени точна и генерируется крупными компаниями, собирающими данные, автоматически. Большие массивы данных не являются статичными и не ограничиваются какой-то одной определенной областью. Система засекает любое действие, совершенное в Интернете. Выбор цели для пропаганды не обязательно должен сосредотачиваться только на политической сфере. Продуманно используя информацию, добытую из большого объема данных, и творчески применяя современные методы пропаганды к новым медийным платформам, противник может наметить себе цели для нападения по всему социальному спектру. Беря за основу профиль выбранной цели в социальных сетях и ее регулярное использование поисковиков, противник может выбирать в качестве мишени любую аудиторию, независимо от того, каким способом она «бороздит» Интернет. Если ты подключен к Интернету – ты уязвим.

Когда разведка и наблюдение дали достаточно информации, план боя начинает принимать очертания, и можно начинать операции. В зависимости от страны, следующим этапом будет задействование «кибербойцов». Используя аналогию с войной, можно сказать, что, в зависимости от поставленной задачи, количество нападающих сил будет варьироваться от взвода до роты или батальона, а иногда может потребоваться и целая дивизия. Одним из вариантом нападения может быть хорошо организованная кампания «астротерфинга» (размещение фальшивых комментариев на веб-сайтах), призванная изменить общественное восприятие в нужном направлении. Этого может быть достаточно для достижения цели. Если этого окажется недостаточно, то тогда потребуется скоординированное нападение. Примером может служить использование операций виртуалов/«сокпаппетов» (придумывание «фейковых» онлайновых пользователей) для создания лживого нарратива, за которым последует большое количество виртуальных комментаторов, подкрепляющих своими комментариями лживый нарратив.

Если требуется еще больший напор на аудиторию, то сочетание «троллей» и «провокаторов» может разместить клеветнический материал, который добавит новый ракурс, сеющий разногласия и возбуждающий эмоции. В зависимости от желаемого эффекта, пропагандист может поднять ставки, используя мемы для того, чтобы привлечь или отвлечь внимание. В этом сценарии упоминается только небольшое количество приемов. В реальном плане современной пропагандистской кампании их число зачастую может быть в 10 раз больше. После этапа составления плана большая часть этой деятельности становится автоматизированной, что позволяет сделать распространение информации более масштабным без необходимости отслеживать каждую транзакцию. Если эта кампания будет правильно организована и проведена армией хорошо подготовленных киберэкспертов, то результат может быть просто катастрофическим. Мы уже становимся свидетелями того, как этот механизм применяется на практике государственными и негосударственными субъектами. Будет проявлением безответственности не ожидать и не предвидеть такой вид деятельности противника во время стационарных операций и некинетических формирующих этапов, определяющих войну пятого поколения.

В заключение подчеркнем, что современная пропаганда превратилась в изощренное и грозное оружие и представляет собой новую угрозу для национальной безопасности. Скорее всего, она станет оружием, которому отдадут предпочтение на этапах оттачивания искусства управления государством и подготовки поля боя. Предконфликтная кибервойна будет смещаться в сторону новых методов пропаганды с целью породить разногласия и оказывать влияние на общественное мнение еще задолго до того, как население поймет, что что-то не так. Страны все больше будут инвестировать в увеличение числа «кибербойцов», поскольку они доступны по цене, оправдывают затраты и не требуют специального военного оборудования, униформы или военных сооружений. Новые медийные платформы и дальше будут использоваться в неблаговидных целях и служить идеальными платформами для доставки пропаганды. Из-за аморфной природы Интернета и соответствующих технологий по-прежнему будет трудно установить авторов бесчестных действий. Коммерческая природа Интернета делает проблематичным управление им и самоконтроль. В демократических странах направленные на получение прибыли начинания в новых СМИ свободны от навязчивого контроля со стороны правительства.

Если ситуация и будет меняться, будет меняться медленно из-за опасений, что правительственные регулирующие механизмы распространятся на такие сферы как неприкосновенность частной жизни и свобода слова. Государственные деятели и политики должны понять, что современная пропаганда – это информационная война. И наконец, чтобы уменьшить нашу уязвимость перед современной пропагандой, при оценке противника мы должны лучше осознавать наши тенденции зеркального отражения. Наше самое уязвимое место – это наша наивность. Тот факт, что мы сами не будем совершать поступки, противоречащие этическим нормам, еще не означает, что наши противники также будут воздерживаться от таких поступков. В современном мире имеется более чем достаточно доказательств ведения бесчестной пропаганды, чтобы нарисовать четкую и ясную картину того, чего нам следует ожидать в будущем. Как научил нас опыт терактов 11 сентября, за неспособность представить дальнейшие шаги противника приходится платить ужасную цену.