Эволюция понятия интеграции

Эволюция понятия интеграции

Новые правила способствуют интеграции иммигрантов

Мартин Хофман  Фотографии  Рейтер

Вопросы интеграции стали привлекать все возрастающее внимание во второй половине 1990-х гг., зачастую на основе предположения, что события развиваются в неправильном направлении. Последовавшие дебаты породили такие термины, как «параллельное общество», «недостаток интеграции» или «неудавшийся мультикультурализм», подразумевавшие, что так или иначе иммиграционная политика потерпела неудачу. Похоже, что такие суждения были преувеличенными, если посмотреть на фактические данные, и интеграция иммигрантов проходила гораздо более успешно, чем это представлялось в отчетах СМИ и публичных дискуссиях.

Tем не менее, были реальные вопросы, которые заслуживают более пристального внимания. Слишком долго иммиграционная политика в большей или меньшей степени делала упор на внутренний рынок труда. Намерение состояло в том, чтобы набрать иностранную рабочую силу на временной основе и вернуть рабочих в их родные страны после того, как они отработали отведенное им время или когда в стране начиналась рецессия.

На самом же деле, в большинстве своем иммиграция носила постоянный характер; те рабочие, которые приехали первыми, устраивались в своих новых странах проживания и затем привозили родственников. В то же время замедленный экономический рост ставил иммигрантов в особенно уязвимое положение в таких вопросах, как постоянство занятости и включение в рынок труда. Эти тенденции подтолкнули разработчиков иммиграционной политики к тому, чтобы в дальнейшем избегать исключения иммигрантов из производственной и общественной жизни и отвечать на возрастающий скептицизм населения в отношении процесса иммиграции. В результате появилась концепция политики интеграции.

Глобальные тенденции

Миграционные модели разнообразны, и международных мигрантов уж никак нельзя назвать однородной группой. Миграционные тенденции влияют на состав и происхождение мигрирующего населения, а также и на интеграционные процессы и присущие им проблемы. Хотя общественные дискуссии и СМИ зачастую дают иное представление, международные мигранты составляют всего лишь незначительную часть мирового населения, и их доля, к удивлению, стабильно пребывает на одном и том же уровне. Согласно последней версии оценки Отдела народонаселения ООН, в 2015 г. было 244 млн. мигрантов, что составляет 3,3% мирового населения. В 2000 г. эта цифра составляла 2,9%, что было увеличением всего лишь на 1,2% по сравнению с цифрой 1970 г.

Однако, у мигрантов есть предпочтения относительно того, в какие страны переезжать. По имеющимся оценкам, две трети всех мигрантов проживают в наиболее развитых странах. Если миграционные тенденции сохранятся, а рост населения будут проходить ожидаемыми темпами, то к 2050 г. число мигрантов возрастет до 309 млн. человек. Это приведет к значительному – но не кардинальному – росту глобальной миграции. Однако, богатые страны на севере, скорее всего, ощутят существенный рост миграции.

Мерхави Тесфай, иммигрант из Эритреи, работает электриком и сборщиком на заводе вблизи немецкого города Мюнстер. Хорошая работа необходима мигрантам для того, чтобы интегрироваться в новое общество.

Существует множество причин – личных, социальных или экономических – по которым люди покидают свои дома. Существует четыре основных причины, которые определяют нынешнюю и, возможно, будущую миграцию: 1) бегство и перемещение; 2) демографические факторы; 3) разница в уровне заработков в родной стране и стране, выбранной для миграции; 4) социально-экономическое развитие. Так называемые «крупные и спонтанные» приезды иммигрантов, связанные с бегством и вынужденным перемещением, почти всегда вызваны вооруженным конфликтом. По имеющимся оценкам, в 2016 г. общее количество перемещенного населения в мире составляло более 67 млн. человек – самое высокое количество со времен окончания Второй мировой войны. Большинство перемещенных лиц остаются в своих собственных странах или перебираются в соседние. Некоторые люди могут добраться до более отдаленных стран, способных обеспечить им защиту.

Вторая глубинная причина, демография, относится к тенденциям роста населения. Сегодня население земли составляет примерно 7,3 млрд. человек. Предполагается, что к 2050 г. оно возрастет до 9,7 млрд., причем темпы роста населения в различных регионах планеты будут разными. Население Африки возрастет более чем в два раза – с 1,2 млрд. до 2,5 млрд. человек. Количество людей, проживающих в Азии, вырастет с 4,4 млрд. до 5,3 млрд. В то же время в странах северного полушария будет проходить процесс демографического старения. Миграция из стран с молодым и относительно бедным населением в относительно богатые страны со стареющим населением, скорее всего, станет более интенсивной.

Разница в уровне зарплат и доходов является третьей наиболее распространенной движущей силой международной миграции. Хотя многие развивающиеся страны могут достичь значительного экономического прогресса, существенное различие в уровнях зарплат между регионами мира будет сохраняться. Четвертая причина, развитие, на самом деле не соответствует общепринятым представлениям. Именно экономическое и социальное развитие, а не его слабость может стать причиной миграции. Развитие привносит в общество фундаментальные перемены. Сельскохозяйственный сектор сокращается, меняя структуру производительных сил; детская смертность становится меньше, и население возрастает; ожидания и устремления людей растут. Все большее число молодых людей покидает свои дома в поисках лучшей жизни, либо в своих странах, либо за рубежом.

Какие же последствия этих тенденций для интеграции? Во-первых, будут продолжать расти как эмиграция, так и иммиграция. Кроме того, количество конфликтов и вызванных ими перемещений населения в глобальном масштабе будет возрастать, что приведет к большему количеству спонтанных мигрантов. Таким образом, произойдет подвижка в потоках миграции: страны, из которых будут уезжать мигранты, и страны, в которые они будут направляться, будут более отдаленными друг от друга в географическом, политическом, социальном, образовательном и культурном аспектах. Общества в странах назначения станут более разнообразными; процент иммигрантов по отношению к общему количеству населения будет расти, и эта тенденция будет сильнее среди городского населения. Миграция, вызванная конфликтами, также приведет к тому, что перемещенным лицам изначально будет труднее удаваться интеграция в принимающих странах и участие в жизни этих стран. Они не могут подготовиться к переезду, и вынужденное перемещение часто приводит к тому, что образовательные и профессиональные устремления, которые молодые люди имели в своих странах, уже не реализовываются после переезда в безопасные страны в качестве беженцев или просителей убежища. Все это указывает на то, что процесс интеграции иммигрантов станет более сложным, чем был ранее. Эта проблема имеет отношение к иммигрантам и к принимающим их обществам, и на ее решение должны быть направлены дополнительные личные, общественные и политические усилия.

Цели интеграционной политики

Необходимым условием пропагандирования интеграции иммигрантов и решения связанных с ней проблем является четкое определение понятия интеграции. К сожалению, ни академические, ни общественные дебаты не привели к единому общепринятому или юридически закрепленному определению. Тем не менее, любая интеграционная политика стремится к одной первостепенной цели. И эта цель состоит в том, чтобы иммигранты получили все необходимые средства для того, чтобы участвовать в экономической, культурной и общественной жизни принимающих их общин, получали выгоды от равного доступа к правам и возможностям и от отношения к ним, не отличающегося от отношения к коренному населению.

Интеграционная политика реализуется в трех измерениях: структурном, социально-культурном и политическом. Структурная интеграция подразумевает участие иммигрантов в экономике принимающей страны и доступ к системам образования и здравоохранения. Социально-культурная интеграция предполагает участие в общественной жизни и ориентацию на общие ценности. Политическая интеграция предусматривает участие иммигрантов в процессе принятия политических решений. Следует отметить, что право участвовать в политических процессах не рассматривается в качестве приоритета интеграционной политики. Приобретение всех политических прав рассматривается в контексте получения гражданства, что многие государства считают конечным пунктом успешного интеграционного процесса. Будучи комплексным вопросом, интеграционная политика тесно связана с другими сферами, такими как рынки труда, образование, здравоохранение или жилищный аспекты. Это предполагает адаптацию основных государственных институтов к проблемам, связанным с иммиграцией и разнородностью населения. В процессе интеграции, как правило, особое внимание уделяется языку, оплате образования, обучению по специальности, общим представлениям об истории, культуре и основных ценностях принимающего общества или специальным программам, направленным на нужды иммигрантов-женщин или молодежи.

Сирийские беженцы в Афинах, Греция, протестуют против задержки воссоединения семей. Воссоединенные семьи быстрее интегрируются в новое общество.

Сегодня интеграция не рассматривается как процесс, ответственность за который несут исключительно мигранты. Сейчас есть понимание того, что это взаимный и двусторонний процесс, требующий в качестве условий успеха участия как мигрантов, так и коренного населения. Так было не всегда. Дискуссии по вопросам интеграции имеют долгую историю в контексте миграционных процессов, но долгое время интеграция включалась в понятие «ассимиляция». Как термин, который впервые начал использоваться в США в 1920-х гг., ассимиляция понималась как постепенное и автоматическое приближение и адаптация к американскому образу жизни. Таким образом, задача ассимиляции и адаптации целиком лежала на мигрантах. Начиная с 1960-х гг., эта концепция все больше подвергалась критике как этноцентричная, покровительственная и односторонняя. По крайней мере в академических дебатах сегодня интеграция не отождествляется с ассимиляцией и рассматривается как вхождение мигрантов в общество принимающей страны, сохраняя при этом свою культурную самобытность и обычаи. Более того, этот процесс считается обоюдным, в котором принимают участие иммигранты и принявшие их общества, а не задачей исключительно мигрантов.

Долгосрочный процесс

Немецкий социолог Хартмут Эссер разработал одну из наиболее влиятельных концепций интеграционной политики. Эссер определяет интеграцию иммигрантов как включение в общественную систему принимающей страны. Лежащий в основе процесс имеет четыре фазы, относящиеся к четырем измерениям этого явления. Первая фаза, аккультурация, относится к культурному измерению интеграции, которое включает освоение языка и приобретение культурных знаний и навыков. Вторая фаза, позиционирование, относится к структурному измерению и охватывает приобретение прав и участие в рынке труда и жилья, а также в образовательной системе. Третья фаза, взаимодействие, подчеркивает социальное измерение и относится к контактам и отношениям за пределами своей этнической группы, друзей, брака и семьи.

Последняя фаза, идентификация, связана с эмоциональным измерением и характеризуется позитивным отношением к принимающему обществу, чувством самобытности и солидарности и возрастающим принятием его общих ценностей и социальных норм. В этой связи ключевыми являются два аспекта: время и личный успех. Интеграция требует времени и зависит от того, насколько каждый отдельный иммигрант реализовал свои устремления. Это приводит к необходимости более тщательного рассмотрения широко распространенного убеждения в том, что сначала должна происходить идентификация с принимающим обществом, его системой и ценностями. На самом деле ситуация обратная. Позитивная идентификация является конечным пунктом успешного процесса интеграции, а не его отправной точкой. Последствия интеграционной политики очевидны. Во-первых, интеграция требует серьезной выдержки на годы, а иногда и на несколько поколений. Во-вторых, первостепенной целью интеграционной политики должна быть поддержка всех усилий иммигрантов участвовать в экономических процессах, что позволит реализовать их личные и семейные устремления. Только тогда у них появится позитивная оценка ценностей принимающей страны и одобрение писанных и неписанных правил, по которым эта страна функционирует.

Оценивая успех

Проблема с определением понятия интеграции возникает тогда, когда мы пытаемся измерить ее прогресс в конкретном обществе. Поскольку интеграция является крайне сложным явлением, то невозможно провести какие-либо точные измерения ее прогресса. Статистические данные дают только приблизительное представление. При этом используются количественные показатели, которые упрощают общественный феномен и помогают лучше понимать сложные реалии, не давая и при этом точных измерений. Независимо от используемой методологии, измерение состояния интеграции в стране всегда будет сложным, а результаты всегда будут в какой-то степени субъективными. Однако, показатели интеграции оказались очень полезными в тех случаях, когда необходимо определить какую-то проблему или когда для какой-то отдельной группы иммигрантов оказывается особенно трудно успешно участвовать в экономической, общественной и культурной жизни принимающей страны.

Все имеющиеся данные исследований указывают на то, что иммиграция на самом деле приносит пользу принимающим странам в экономическом и демографическом планах. Иммиграция в умеренных масштабах увеличивает валовый национальный продукт на душу населения, заполняет ключевые вакансии по обоим краям спектра профессиональной квалификации и зарплат, не приводит к каким-либо передвижениям на рынке труда и снижает давление на систему общественных финансов и социального обеспечения, поскольку создает более благоприятную возрастную демографию. В то же время, интеграция осуществляется гораздо успешнее, чем можно было предполагать. Большинство иммигрантов признают, что интеграция является необходимым условием для их личного успеха и для успеха их супругов. Они стремятся интегрироваться в общество, и в большинстве случаев им это удается. Здесь также применяется приблизительная оценка культурных и поведенческих моделей мигрантов и отмечается выраженное стремление идти по карьерной лестнице у иммигрантов первого и второго поколения, особенно у иммигрантов-женщин второго поколения.

Британская учительница, в центре, беседует с детьми в созданной на добровольной основе Школе обучения беженцев на греческом острове Чиос. Для принимающих стран очень важно дать образование детям иммигрантов.

Конечно же, не все предстает в розовом цвете. Говоря в целом, иммигранты первого поклонения больше подвержены риску иметь трудоустройство ниже своей квалификации и подолгу работать на подсобных работах с зарплатой ниже средней. У иммигрантов больше риск стать объектом эксплуатации или дискриминации, чем у любой другой группы населения. Долгосрочная проблема появляется тогда, когда первое поколение иммигрантов прибывает – или набирается – из стран с более низкими образовательным уровнем. Образовательный уровень зачастую передается от одного поколения другому. Низкоквалифицированные работники второго и третьего поколения, не имеющие возможности для профессионального продвижения, могут не захотеть иметь низко оплачиваемые работы с такой же готовностью, что и предыдущие поколения.

Вопросы безопасности

Долгосрочные проблемы второго и третьего поколений иммигрантов часто тесно связаны с аспектом безопасности. Определенные виды преступлений, связанные с иммигрантскими группами, и недавние террористические нападения подняли вопросы, относящиеся к миграции и безопасности. Эти тревоги, однако, зачастую не подкреплены доказательствами. Эмигранты склонны к неправильному поведению или совершению преступлений ничуть не более, чем любая другая группа населения. Некоторые виды преступлений иммигранты почти вообще не совершают, поскольку их хрупкий юридический и общественный статус требует от них соблюдения законности больше, чем от коренного населения. Однако, в глаза бросаются два исключения, которые наблюдаются во многих странах. Первое исключение относится к внутриэтническим насильственным преступлениям, а второе – к девиантному поведению молодых мужчин из второго поколения мигрантов.

Когда представители правоохранительных органов и исследователи выясняли причины, почему отдельные группы мигрантов склонны больше к отдельным видам преступлений, то были выявлены три вещи. Эти преступления обычно внутриэтнические, зачастую имеют историю эскалации и иногда заложены в структуры организованной преступности, которая глубоко укоренилась в социальной культуре соответствующих стран. Большинство таких преступлений совершается мигрантами против мигрантов. Одной из распространенных моделей является эскалация конфликта между членами одной и той же этнической группы, потому что участники не желают привлекать власти к урегулированию конфликта. Некоторая часть иммигрантского населения не доверяет властям в целом, потому что у нее был отрицательный опыт в родной стране или из-за того, что в принимающей стране у нее неустойчивый легальный и общественный статус. Следовательно, у них возникает желание урегулировать конфликт самостоятельно, что иногда дает обратные эффект и конфликт еще больше разгорается. Несмотря на это, у мигрантов больше вероятности стать жертвой преступления на почве иммигрантских отношений, чем стать преступником. Они более уязвимы, чем другие группы населения, перед любыми формами эксплуатации, принуждения, запугивания или дискриминации. Организованные преступные группировки используют эту уязвимость, особенно в пределах собственных этнических общин.

Второе исключение относится к неправильному поведению мужчин-иммигрантов второго поколения, что часто наблюдается во многих странах. Девиантное поведение варьируется от вызывающего поведения в общественных местах до мелких преступлений, от членства в подростковых бандах и организованных преступных группировках до различных форм политической и религиозной радикализации. Крайне незначительное количество мигрантов совершает насилие по политическим мотивам. Таким образом, социальный контекст не стоит сбрасывать со счетов. Преступность и радикализация не развиваются в вакууме. Часто у преступников сходная биография и схожие жизненные ситуации. Это могут быть молодые парни из неблагополучных кварталов, у которых нет образования и работы, равно как и серьезных перспектив на будущее. У них такое чувство, будто общество выбросило их на обочину. Это обстоятельство никогда не будет единственной причиной, но оно может стать одной из многих причин, почему человек становится преступником, радикалом или даже доморощенным террористом. Не существует прямой зависимости между неудавшейся интеграцией и преступностью или радикализацией, но есть определенные линии взаимосвязи. Имея с ними дело, политика интеграции может внести вклад в ослабление этих линий и недопущение того, чтобы потенциальные угрозы безопасности превратились в реальные. Хотя следует подчеркнуть, что жизненные установки и поступки немногих людей не имеют ничего общего с жизненными установками и взглядами миллионов беженцев, которые стремятся избежать войны, конфликтов и насилия и которые живут мирно со всеми гражданами в принявших их странах.

Нынешние тенденции

Для успешной интеграции необходимы два основных фактора: приобретение языковых навыков и экономическое участие. Основываясь на этих общепринятых приоритетах и избегая упущений в интеграционной политике, которые допускались в предыдущие иммиграционные периоды, государства постоянно расширяют и отлаживают свою интеграционную политику. Государства пришли к выводу о том, что наибольший успех имеют те интеграционные меры, которые были приняты как можно раньше. Цель состоит в том, чтобы познакомить иммигрантов с языком, ценностями и культурой принимающей страны сразу же после прибытия, а еще лучше даже до того. Таким образом, государства постоянно интенсифицируют языковые курсы, чтобы как можно скорее дать новым иммигрантам уровень владения языком, необходимый для участия в экономической, социальной и культурной жизни принимающей страны. У этих программ повышенная интенсивность, и они организуются также в странах, откуда приезжают иммигранты, что позволяет им достичь определенного уровня владения языком еще до приезда в принимающую страну.

Принимающие страны уже давно подчеркивают, что приобретение языковых навыков является основной задачей интеграционных мероприятий, и исследования подтверждают важность знания языка для успешной социальной, культурной и экономической интеграции мигрантов. Соответственно, были повышены требования к знанию языка и языковым обучающим мероприятиям. Эти страны способствуют изучению языка уже в раннем детстве, создают специальные детские сады с упором на языковую подготовку и интеграцию и предлагают языковые курсы для мигрантов и их семей в родных странах потенциальных мигрантов. Принимающие страны поняли, что несовпадение в формальной и практической квалификации затрудняет полноценное участие иммигрантов в рынке труда. Следовательно, все больше прилагается усилий к тому, чтобы расширить концепции интеграции, сосредоточив внимание на языковой подготовке и на интеграции в рынок труда. Сопутствующие меры включают оценку профессиональных навыков, повышенные требования к признанию иностранных дипломов и сертификатов, оказание помощи в трудоустройстве, спонсирование стажировок и другие меры интеграции в рынок труда.

Также принимаются меры по диверсификации профессиональных курсов и программ. Идея состоит в том, чтобы предложить конкретным группам целенаправленную помощь, соответствующую их специфическим нуждам. Сформированы специальные подходы к молодым иммигрантам и к иммигрантам-женщинам, и предлагаются особые меры на основе их образовательного уровня и профессиональной квалификации. Диверсификация интеграционных мероприятий проходит параллельно с их кастомизацией. Принимаются соответствующие меры, подчеркивающие индивидуальную поддержку в рамках общей интеграционной программы, такие как индивидуальное консультирование, обсуждение индивидуальных планов интеграции, разработка рекомендаций для иммигрантов, охватывающих весь процесс интеграции, или программ наставничества, в ходе которых успешно интегрировавшиеся в общество иммигранты помогают только что прибывшим мигрантам.

Индивидуальные интеграционные планы также прививают чувство ответственности. Государства вознаграждают мигрантов за успешную интеграцию, но при этом также и наказывают тех, кто интегрироваться не смог или не захотел.

Одним из подходов является подчеркивание роли позитивных побудительных мотивов с вознаграждением за успешные интеграционные усилия. В качестве таких вознаграждений могут выступать ускоренная процедура получения статуса постоянного жителя, доступ к получению гражданства для иммигрантов, продемонстрировавших успех в интеграционных усилиях, или финансовые вознаграждения за успешное окончание интеграционных курсов.

Заключение

Нынешние и будущие миграционные тенденции, скорее всего, приведут к увеличению иммигрантского населения и большей общественной диверсификации в принимающих странах. Это вносит дополнительные трудности как для иммигрантов, так и для принимающих стран и требует повышения личных, общественных и политических усилий. Таким образом, успешная интеграция должна пониматься как долгосрочный взаимный и двусторонний процесс, требующий в качестве условия успеха участия как мигрантов, так и коренного населения.

Интеграционная политика не волшебная палочка, которая может в одночасье решить все проблемы, связанные с миграцией. В то же время, она может существенно помочь делу, если ведет к разумному объединению усилий в решении проблем общественной, экономической, политической и культурной интеграции. Она должна способствовать установлению равных возможностей, более справедливому распределению богатства, выработке чувства единой самобытности, принадлежности к единой общности и взаимодействию с различными группами в обществе. Выполняя эти функции, она может внести значительный вклад в сплоченность общества и обеспечение его безопасности.

Предрассудки, дискриминация и отчуждение иммигрантов будет иметь обратный эффект. От успешной интеграционной политики выигрывают все группы населения, но необходимо обращать особое внимание на уязвимые группы граждан, особенно тех, у кого есть риск выпасть из общества, независимо от того, иммигранты они или нет.