COVID-19 и Киев

COVID-19 и Киев

Пандемия и её последствия для Украины

Коммандер Джон «Эрик» Эгер, ВМФ США, профессор Центра им. Маршалла

Пандемия COVID-19 расшатала экономики большинства стран мира и коренным образом изменила работу правительств, дипломатию и международное сотрудничество. Хотя губительные последствия кризиса ощущались по всему миру, на Украину он обрушился в особенно трудный для страны период, когда она ведет жестокую борьбу за восстановление суверенитета над Донбассом и Крымом, пытается реформировать правительство и снизить уровень коррупции. После протестов по всей Украине в 2014 г., известных как Евромайдан и приведших к бегству бывшего в то время президентом Виктора Януковича, незаконной аннексии Крыма Россией и начала поддерживаемого Россией сепаратистского движения на Донбассе, Украина стала предпринимать энергичные усилия по переориентированию своей внешней политики и реформированию правительства, особенно оборонного ведомства, с целью обеспечения соответствия евроатлантическим стандартам.

ПРЕДИСТОРИЯ

После избрания Петра Порошенко президентом Украины в мае 2015 г. и последующей победы партий прозападной ориентации осенью того же года, правительство страны целенаправленно взяло курс на европейскую интеграцию и начало программу масштабных реформ, несмотря на продолжающийся конфликт на Донбассе. И хотя в последующие годы были проведены значительные реформы, включая принятие Закона о национальной безопасности, работу правительства Порошенко затрудняли конфликт с поддерживаемыми Россией сепаратистами и ряд громких коррупционных скандалов в высших эшелонах власти.

Неспособность администрации Порошенко провести изменения, которых требовали избиратели, привела на президентских выборах 2019 г. к убедительной победе Владимира Зеленского, нового человека в украинской политике, и к возобновлению попыток реформировать правительство и общество. Администрация Зеленского приступила к работе, полная надежд и имея значительный политический капитал, который дали ей избиратели, 70% которых отдали свои голоса за нового президента. Президент Зеленский взял хороший старт, назначив целый ряд известных реформаторов на различные должности в правительстве – Алексея Гончарука на должность премьер-министра, Андрея Загороднюка на должность министра обороны и Александра Данилюка на должность секретаря Совета национальной безопасности и обороны. Зеленский и его правительство при подавляющем большинстве депутатов от его партии «Слуга народа» в Верховной Раде (парламенте) предприняли решительные шаги по решению проблем, стоящих перед страной. Правительство и парламент начали совместные дипломатические действия по разрешению конфликта на Донбассе; продолжили правовые реформы и реформы в сфере обороны и безопасности; и взялись за решение противоречивых вопросов, мешающих экономическому развитию страны, таких как земельная реформа.

Однако, политический «медовый месяц» нового правительства продолжался недолго. Он очень быстро натолкнулся на серьезные препятствия, в том числе на стремление украинских олигархов вернуть свое прежнее влияние, отсутствие прогресса в завершении конфликта на востоке страны и невозможность быстро модернизировать экономику. В марте 2020 г. Зеленский сделал перестановки в правительстве, убрав Гончарука и ряд министров, и как раз в это время на мир обрушилась пандемия.

Владельцы предприятий малого бизнеса протестуют возле здания украинского парламента в Киеве против введенного правительством локдауна в связи
с COVID-19 и налоговой политики. Ноябрь 2020 г. На некоторых плакатах надписи «Спасите малый бизнес» и «Спасите частных предпринимателей». AFP/GETTY IMAGES

КРИЗИС COVID-19

Когда в Украине были зарегистрированы первые случаи заболевания COVID-19, новый премьер-министр Денис Шмыгаль и несколько новых министров только заняли свои посты и стали набирать политический вес. Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, первый случай смерти от COVID-19 в Украине был зарегистрирован 14 марта 2020 г., всего лишь через 10 дней после того, как Шмыгаль стал премьер-министром. Новое правительство, пытавшееся определить свои позиции в сложной политической обстановке и столкнувшееся с резкой критикой со стороны реформаторов, было вынуждено сместить свои приоритеты в сторону борьбы с угрозой распространения COVID-19. Принятие ответных мер стало серьезным испытанием для правительства. Хотя ситуация с COVID-19 в Украине была ненамного хуже, чем в других странах региона, страна пыталась реализовать разумную стратегию в плане охраны общественного здоровья и одновременно с этим стремилась предотвратить экономический крах.

В начале 2020 г. правительство приняло простую стандартную стратегию борьбы с вирусом, хотя первоначальные меры и вызвали некоторые политические неурядицы. В феврале, когда украинское правительство эвакуировало 45 своих граждан и 27 иностранцев из китайской провинции Ухань и разместило их на карантин в г. Новые Санжары, это привело к серьезным политическим протестам местного населения, которое опасалось заразиться вирусом от размещенных на карантин. По мере нарастания кризисной ситуации с COVID-19 новое украинское правительство 12 марта ввело трехнедельный карантин на территории всей страны, а 13 марта Зеленский отдал распоряжение о закрытии границ. Позже карантин был продлен до 11 мая 2020 г., после чего ограничения стали менее жесткими, однако решение закрыть метро и движение общественного транспорта для большинства жителей страны, а также закрытие хозяйствующих субъектов были политически непопулярными. Министр здравоохранения, вступивший в должность вместе с другими членами нового правительства в начале марта, был заменен в конце того же месяца. Хотя в апреле 2020 г. правительство выделило 221 млн. долл. США на выплаты пособий по безработице, оно было не в состоянии предотвратить нарастающее недовольство в бизнес-среде. Как и большинство стран, Украина несколько смягчила ограничения в мае 2020 г.; в июне 2020 г. возобновилось воздушное сообщение, что позволило эвакуированным сотрудникам посольств вернуться на службу в соответствующие страны. На первоначальной стадии пандемии особую озабоченность вызывал вопрос о том, как ограничить распространение заболевания из восточных частей страны, неподконтрольных правительству. В целях предотвращения распространения вируса в регионе Донбасса, правительство закрыло фактическую границу, что лишило многих жителей в зоне конфликта возможности получить медицинское обслуживание и другие необходимые услуги.

Хотя в летние месяцы пандемия отступила, зимой вновь был отмечен рост заболеваемости, и правительство, обеспокоенное тем, что люди будут более активно путешествовать в праздничный период, опять ввело карантин на период 8-24 января 2021 г. Перегруженность больниц удалось предотвратить, однако меры по обеспечению соблюдения ограничений не везде были одинаково строгими, а Зеленский подвергся критике за то, что во время отдыха на лыжном курорте в январе он был изображен на фотографиях без медицинской маски. Пока еще неизвестно, было ли принятых ограничительных мер достаточно для того, чтобы снизить ущерб от вируса до того как широкомасштабная вакцинация вернет жизнь в нормальное русло. Поскольку последствия пандемии продолжают ощущаться по всему миру, совершенно ясно, что они влияют и на относительно слабые дипломатические позиции Украины в международной политике и на прогресс в осуществлении правительственных реформ, особенно в сфере судопроизводства и обороны.

Украинские законодатели на чрезвычайной парламентской сессии в Киеве 30 марта 2020 г. Аccoшиэйteд Пpecc

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ПОСЛЕДСТВИЯ

В таких аспектах как способность защитить страну и реализовывать программы развития, которые в конечном итоге приведут к стабильности, для правительства Украины чрезвычайно важную роль играют международные связи. В том, что касается развития национальной экономики и сохранения суверенитета, Украина полагается на поддержку мирового сообщества. Способность её дипломатов маневрировать в нынешней ситуации смещения глобального баланса сил сыграла огромную роль в обеспечении экономической и физической безопасности страны, однако пандемия усугубила давние международные проблемы и создала новую динамику событий. Например, Китай в настоящее время является крупнейшим торговым партнером Украины, и китайские инвестиции представляют собой ключевой компонент в развитии её экономики. Выработать баланс между потребностью в китайских инвестициях и получением помощи от США и НАТО в сфере безопасности будет довольно сложно.

С тех пор как в 2021 г. началась вакцинация, Украина столкнулась с проблемой выбора поставщиков вакцин. Продвижение Россией своей вакцины Спутник V и внутренние политические требования скорее начать вакцинацию поставили украинских дипломатов перед задачей, как удовлетворить требования граждан, не ослабляя при этом свои международные позиции. Заказать на рынке западные вакцины, которые прошли тщательное тестирование и были признаны безопасными и эффективными, довольно трудно. Пока кризис не минует, будут сохраняться требования рассмотреть другие варианты. Например, лидер пророссийской оппозиционной партии в Верховной Раде Виктор Медведчук посетил Россию и договорился с Российским фондом прямых инвестиций и разработчиком вакцины Спутник V Центром «Гамалея» о производстве этой вакцины в Украине, что является закамуфлированной попыткой России получить выгоды от того факта, что Запад еще не предложил Украине свои вакцины. Это заставило министра иностранных дел Украины Дмитрия Кулебу резко выступить против этого плана, заявив, что «Россию не заботит здоровье украинцев; её заботит то, как бы при помощи поставки вакцины навязать свои собственные пропагандистские стереотипы и идеологию». Пандемия создала новые возможности для распространения российской дезинформации среди населения, созревшего для политической эксплуатации, что неизбежно снизит возможности украинского правительства проводить эффективную политику.

ПОТЕРЯННЫЙ ГОД

Энергичные действия участников Евромайдана во многом были предопределены желанием реформировать украинские государственные структуры, доставшиеся в наследство от советских времен и мало изменившиеся с тех пор. Перед страной стоят многочисленные проблемы: правовая система подвержена сильному влиянию денег и политических решений, у Министерства обороны и Вооруженных сил неэффективные механизмы командования и управления, и в стране не развиты политические традиции гражданского и парламентского контроля за действиями правительства. Хотя в том, что в 2020 г. реформаторские усилия правительства заметно ослабли, виновата не только пандемия, она все же переключила внимание правительства с проведения внутренних реформ на выход из кризиса в сфере здравоохранения.

С тех пор как Зеленский стал президентом, его правительство сделало упор на реформировании судебно-правовой системы и усилении роли специального Антикоррупционного суда, но к моменту прихода пандемии эти усилия уже начали ослабевать в результате политического давления. Принятое в марте 2020 г. решение о замене уважаемого в обществе Генерального прокурора Руслана Рябошапку на противоречивую фигуру Ирины Венедиктовой, являющейся политическим сторонником президента и членом его партии «Слуга народа», поставило под вопрос приверженность правительства антикоррупционным и правовым реформам. Отсутствие единогласия и влияние олигархов в Верховной Раде, а также давление, создаваемое пандемией, затруднили дальнейшее внесение законодательных изменений, и усилия по реформированию правовой системы страны стали терять свою эффективность. Принятое осенью 2020 г. Конституционным судом решение объявить неконституционными многие действия антикоррупционных органов поставило под сомнение получение Украиной займа от Международного валютного фонда и породило полномасштабный конституционный кризис, когда Зеленский попытался ограничить полномочия суда. В целом, в плане трансформации правовой системы Украины, 2020 г. нельзя назвать продуктивным годом, что явилось опосредованным результатом политической нестабильности, порожденной кризисом в сфере здравоохранения, и его последствиями для экономики.

Неэффективность Вооруженных сил Украины сразу же стала очевидной в 2014 г., когда они пытались дать ответ на российскую агрессию в Крыму и действия сепаратистов, поддерживаемых Россией, на Донбассе. Несмотря на сопротивление некоторых военных руководителей, которые указывали на необходимость немедленно вступить в войну, бывший в то время министром обороны Степан Полторак выступил за медленные и постепенные реформы в армии и добился заметного успеха, включая принятие нового Закона о национальной безопасности и процесс трансформации системы командования и управления в войсках в соответствии с принципами НАТО. После избрания Зеленского президентом и назначения в августе 2019 г. министром обороны реформиста Загороднюка, Министерство обороны выступило с амбициозным планом реформирования системы командования и управления и процесса размещения военных заказов, а также реорганизации самого министерства. Однако, в ходе перестановок в правительстве как раз перед началом кризиса с COVID-19, Загороднюк был заменен на отставного генерал-лейтенанта Андрея Тарана. Таран, поддерживая меры правительства в ответ на распространение COVID-19, столкнулся с необходимостью защитить здоровье украинских военнослужащих от пандемии. Именно это направление деятельности стало приоритетным для министерства обороны, что замедлило реформирование процесса принятия решений в рамках оборонного ведомства. Перестановки в руководящем составе министерства обороны и усилия по сдерживанию распространения пандемии в рядах Вооруженных сил и по всей стране неизбежно замедлили прогресс в деле реформирования.

Возможно, реформы в Украине оказались бы в состоянии стагнации в 2020 г. и без вмешательства COVID-19, однако пандемия привела к тому, что из Киева уехали многие международные советники, которые помогали и консультировали украинские институты по вопросам демократических реформ и возлагали на правительство Украины ответственность за их проведение в жизнь. Кроме того, пандемия позволила министрам и высокопоставленным госчиновникам снизить интенсивность работы по преобразованию своих институтов, поскольку борьба с кризисом поглотила и без того ограниченные материальные и людские ресурсы, необходимые для осуществления реформ. В итоге, 2020 г. в Украине был потерянным годом в её неуверенных попытках реформировать правительство и бороться с коррупцией.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Весь комплекс последствий пандемии для Украины в нынешней исторической перспективе еще не до конца ясен, однако, скорее всего, непрямые последствия будут ощущаться дольше, чем прямые. В числе основных непрямых последствий можно назвать отвлечение внимания от Украины ее основных зарубежных партнеров, возросшее в украинском правительстве ощущение кризиса и утрата сосредоточенности правительства на реформах. Совершенно ясно, что эти проблемы создали препятствие на пути Украины к достижению того прогресса в дипломатических и реформаторских усилиях, которого можно было ожидать при их отсутствии. Потеря темпа может иметь долгосрочные последствия для способности Украины достичь переломного момента в её стремлении добиться полной евроатлантической интеграции, которую оба правительства после Евромайдана назвали в качестве своей основной цели.

Украине будет трудно найти свое место в мировой экономике, которая, скорее всего, оправится от последствий пандемии, и в регионе, где обстановка в плане безопасности все еще остается нестабильной. И хотя политическое давление, требующее сосредоточиться на решении краткосрочных проблем, вряд ли ослабнет, долгосрочный успех государства потребует, чтобы правительство основное внимание обратило на отношения с поддерживающими его партнерами в трансатлантическом сообществе, на создание правительственных механизмов, способных улучшить жизнь граждан, и продолжение реформ, несмотря на отдельные неудачи, которые обязательно будут. Пандемия затруднила выполнение этой задачи, однако образ Украины как неразделенного и свободного государства в стабильной Европе, образ, который оживил политическую жизнь в Украине после Евромайдана, даст возможность правительству добиться результатов, которых так давно ожидают украинцы. Вряд ли прогресс будет представлять собой неуклонную прямую линию, однако взлеты и падения демократии в действии приведут в конце концов к стабильному улучшению ситуации, несмотря на то, что в начале длинного списка проблем Украины появилась еще и пандемия.